Золотая корюшка

Опубликовано: 4 сентября 2022 г.
Рубрики:

Всем известно, что самая вкусная рыба на свете – это корюшка. А лучшая из неё, конечно, питерская. И не надо со мной спорить. Ну, просто не надо и всё! Тем более что Бумка со мной совершенно согласен, а уж он-то в рыбе разбирается. Можно было, конечно, дождаться весны, когда с грохотом лопнет лёд на Неве, очистится Ладога и донесётся с лотков у рынков и станций метро дразнящий запах моря и свежих огурцов. Так пахнет только свежевыловленная корюшка. Но это ж ещё сколько ждать и терпеть! И мы отправились с Бумкой на подлёдную рыбалку.

Валенки, тулуп и огромная шапка-ушанка у меня были. Две удочки и наживку я купил в магазине, а оббитый железом ящик рыбака и бур, чтобы сверлить лунки во льду, занял у соседа в обмен на три порции Бумкиного мороженого. Бумка развеселился, увидев меня в таком виде, и сказал, что я похож на заблудившегося в Арктике бурого медведя.

День стоял морозный и солнечный. На льду было тесно, как летом на пляже, но рыбы хватало на всех. Мы с трудом нашли свободное местечко, расположились, и я просверлил две лунки. Бумка руководил и давал советы. Рыбак я опытный, клёв был отличный, но довольно скоро я понял, что полакомиться жареной корюшкой, которую я так люблю, мне вряд ли удастся. Едва я успевал вытащить очередную рыбёшку, как Бумка тут же её подхватывал и немедленно съедал. Прошло уже два часа, а у нашей лунки стояло по-прежнему пустое ведёрко для улова, и лежала кучка рыбьих хребтов. И это то, что осталось от рыбы покрупней. Мелкую мой медведь съедал вместе с костями. Сидящие рядом рыбаки обидно хихикали и прятали свои вёдра.

И тут мне пришла в голову спасительная мысль. Слегка переврав и немножко досочинив, я рассказал Бумке сказку о Золотой рыбке, выдав её за реальную историю. Убрал я оттуда разбитое корыто, концовку подправил и свёл всё к тому, что не надо торопиться и сразу съедать пойманную рыбу. Если подождать, то она может оказаться волшебной, заговорит и исполнит три его медвежьих желания. А то он с ними так быстро расправляется, что они и рта открыть не успевают.

Увы! Мой хитрый план не сработал. Бумкиного терпения хватало только на то, чтобы зажав очередную пойманную мной рыбёшку в передних лапах, грозно спросить:

  – Ну что? Говорить будем? – и после этого немедленно отправить её в пасть. 

Так прошёл ещё час, и Бумка, наконец, насытился. Он побродил недолго вокруг, поглядел, не лакомиться ли кто-нибудь из рыбаков сгущёнкой, ничего не нашёл - и лёг подремать, соорудив себе из снега маленькую пещеру. Вот тогда-то я смог, наконец, наловить и себе полведёрка корюшки.

Домой мы добрались к вечеру, очень уставшие, но довольные. Уставшим, собственно, был я, а сытым и довольным – медведь. Он ещё в электричке ухитрился вытащить из ведра и слопать несколько рыбёшек. Оставшуюся корюшку я почистил, пожарил и с удовольствием ею поужинал. Бумка тоже попробовал, но сказал, что сырая ему нравится больше. Я не возражал.

На мой вопрос, почему он так и не дождался, пока рыбка ответит, ведь могла оказаться волшебной, мой хитрый медведь ухмыльнулся.

– А ты думаешь, мне мама в детстве сказки не читала?

Теперь он всё выспрашивает, когда мы пойдём ловить крабовые палочки.