Есть ли у России будущее?

Опубликовано: 14 августа 2022 г.
Рубрики:

Почти полгода длится кровопролитная и бессмысленная война России против Украины. Впервые со времён МВ2 во второй по территории европейской стране идут кровопролитные бои, десятками тысяч гибнут солдаты и гражданское население. Вместо изначальной цели — быстрого захвата Украины и превращения её в марионеточное государство, либо в свою южную провинцию (название «Украина» произошло от слова «окраина»), Россия неожиданно для себя натолкнулась на непробиваемую стену сопротивления. Мало того, вместо пассивности Запада, Россия получила единство мирового сообщества не допустить поражения Украины, но без прямой конфронтации с Россией, у которой самые большие в мире запасы ядерного оружия. Европейцы логично рассуждают, что российский диктатор Путин на Украине не остановится, и на очереди будут Польша, прибалтийские страны и далее вся остальная Европа — именно то, о чём ещё в 1939 году мечтал Сталин, заключая договор с Гитлером; но в 1945 году при попустительстве Рузвельта и Черчилля (Тегеранская конференция, 1943 г.) он смог получить лишь восточную часть европейского континента. 

Логично возникают два вопроса: 1) почему Россия напала на Украину 2) каким образом и когда закончится война?

Нынешняя Россия — это наследница двух политических формаций: феодальной, а затем капиталистической царской России, которая погибла в 1917 году, и коммунистического Советского Союза, который проиграл Холодную войну и развалился в 1991 году. Всю свою тысячелетнюю историю Российская империя и её преемник СССР были нацелены на экспансию — расширение свой территории за счёт чужих земель и установление контроля над другими странами. При этом Россия никогда не уделяла ни малейшего внимания развитию внутренней инфраструктуры и улучшению жизни своего населения. Отсюда популярная русская поговорка: «В России только две проблемы: плохие дороги и дураки, причём дураки указывают, по какой дороге ехать».

В крестьянской стране России (до середины 16-го века это называлось княжество Московия) всегда было рабство (крепостничество): при князьях и царях с 11 века до 1861 года, и затем при большевиках с 1928 до 1974 год (крестьяне были прикреплены к колхозам), что сформировало пассивную рабскую ментальность русского народа (замечу в скобках — на Украине никогда не было рабства и поэтому ментальность украинского народа совершенно иная). Рабу не нужна свобода, раб хочет чтобы другие стали рабами — эта идея вошла в плоть и кровь русского народа*. 

Большинство российского населения совершенно отделяет себя от правящей верхушки — «они» наверху, «мы» внизу, причём одной группе до другой никакого дела нет. В России жизнь человеческая ничего не стоит, инициатива рабского населения сведена к нулю, масса народа привыкла к полунищему существованию, и во многих районах страны мало изменилась за сотни лет. Желания народа сводятся к примитивному выживанию, с упованием на «начальство» или «доброго царя», который авось чем-то поможет. Впрочем, и на царскую благодать народ надеется мало — по другой поговорке: «До бога высоко, до царя далеко». Русские люди многотерпимы, послушны и готовы к бесконечным лишениям и страданиям — лишь бы «хуже не было», а потому нет ни малейшей надежды, что они могут проявить некую инициативу для изменения политического строя. По этой причине Россию победить нельзя, особенно при наличии у неё ядерного оружия, - народ всё стерпит. При определённых обстоятельствах (о чём ниже) она без внешних усилий неминуемо погибнет сама, разложится изнутри.

Разумеется, всегда есть малое число диссидентов, желающих перемен, но их активность при советской власти и в наше время жестоко подавлялась при всеобщем одобрении народных масс. Уровень репрессий при Путине можно сравнить лишь с нацистской Германией: вторжение на Украину приказано называть «спецоперацией», а за употребление слова «война» следует арест и приговор вплоть до 15 лет тюрьмы.

Правящая верхушка России привыкла жить, подражая Западу и наслаждаясь импортными вещами. Всего каких-то две сотни лет назад редко кто из российской знати знал русский язык (изъяснялись по-французски или по-немецки), абсолютно все качественные предметы, от одежды до булавок и до станков на фабриках, были импортированы из Европы. В 30-е годы прошлого века вся тяжёлая индустрия СССР была построена американскими фирмами. Можно сказать, что Россия веками была встроена в мировую экономику — экспортировала сырьё, импортировала всё остальное. Лишь оружие делала сама. Сегодня Россия ничего не производит (кроме старомодного оружия) и полностью зависит от импорта, даже не технологий, а конечных продуктов.

Несколько лет назад я был приглашён прочитать лекцию в российском университете — моей «альма-матер». Тема лекции была «Современные электронные датчики». Во время доклада я был удивлён полным безразличием студентов: никто не конспектировал, зевали, смотрели не на слайды, а в потолок. После лекции все сразу ушли, не задав ни одного вопроса — а ведь это были пятикурсники радиоэлектронного факультета! Я спросил моего приятеля, завкафедрой: 

—Почему они не слушали? Разве им не интересно? Может они не поняли? 

Он ответил: — Они и не хотели понимать, для них главное — скорее получить диплом и стать чиновниками, чтобы жить на взятки. 

Тем же вечером мои бывшие соученики по университету (всем нам было под 70), которых я не видел почти полвека, пригласили меня в ресторан. Когда выпили и закусили, я спросил:

— Ребята, как вам живётся на пенсии?

Они засмеялись: — Какая пенсия? Нас не отпускают на пенсию. Мы работаем на военных заводах и до сих пор выпускаем технику разработок 60-х и 70-годов прошлого века. Мы-то её досконально знаем, но нас некем заменить, нет специалистов.

— А как же молодые выпускники университетов? — спросил я. 

— Ты сегодня на лекции видел этих выпускников, они совершенно безграмотны и ничего не умеют, — ответили мне.

— Что же будет когда вас не станет?

— Плохо будет, — горестно сказали мои сверстники. 

После развала СССР страну навсегда покинули десятки тысяч высококвалифицированных специалистов и сейчас научный и технический уровень в России чрезвычайно низок. Российская пропаганда о «гиперзвуковых ракетах», самолётах с «ядерным двигателем» и прочих фантастических проектах — не более, чем сказки для скармливания собственному населению. Россия отстала от других развитых стран по крайней мере на полвека и наверстать нет ни малейших шансов.

Россия воюет на Украине старым оружием, возраста 50-60 лет, эффективность которого не сравнима с тем, что поставляют США, Англия и другие европейские страны. Тем не менее запасы старомодного вооружения там огромны, и пока они не иссякнут, Россия будет воевать. Она всегда всё делала с гигантским перерасходом ресурсов — человеческих и материальных, и часто этим достигала своих целей. В этот раз у неё не получится — нет ни ленд-лиза от Америки, ни влиятельных союзников - Индия, Иран или Северная Корея ведь не в счёт. Количество не сможет победить качество.

Массовые санкции, наложенные западными странами, безусловно сильно влияют на возможности России производить вооружение и покупать товары иностранного производства, однако санкции имеют лишь незначительное влияние на настроение народа, привыкшего к терпению. Если исчезнут из продажи автомобили, русские люди будут ездить на телегах. Исчезнут смартфоны — станут звонит по проводным, исчезнут провода и не станет в продаже бумаги для писем, будут писать не бересте. Не станет импортной обуви — наденут, как 100 лет назад, лапти — «лишь бы не было хуже», а «хуже» для этого народа предела не имеет. Русский народ всё стерпит и заглотнёт любую дрянь**.

Ни одно тоталитарное государство не может жить без идеологии. В СССР это были коммунистические идеи Маркса, а затем стало ясно, что марксизм себя полностью исчерпал и его ущербность была многократно продемонстрирована на практике (что, кстати, не мешает американским левым и прочим «прогрессивным» вновь заигрывать с марксизмом). При Путине вместо марксизма на вооружение была принята идеология милитаризма, замешанная на мании величия: «Мы самые сильные, самые духовные, самые непобедимые, нас все боятся!» В стране запустили массовую военную истерию на всех уровнях — от детских садов до университетов. Бесконечно это не могло продолжаться, милитаристский накал нарастал и требовал разрядки, России был нужен враг, на которого можно было безнаказанно напасть и победить «малой кровью на чужой земле» (помните Сталина?). По Чехову: ружьё, которое висело на стенке, рано или поздно должно выстрелить. На роль врага была назначена Украина, ненависть к которой российская пропаганда яростно и беспардонно нагнетала после захвата Крыма в 2014 году. После того, как ковид был снят с повестки дня, война с Украиной стала неизбежной. Ружьё выстрелило.

Когда «blitzkrieg,” начавшийся 24 февраля 2022 года, полностью провалился, пришлось срочно менять цель нападения: целью войны стала сама война. Теперь России не нужен ни Донбасс, ни Киев — России нужна только война. И чем дольше она продлится, тем лучше для путинского режима. Другого способа выживания ни у Путина, ни у его когорты просто нет: оставить свои посты и жить на пенсию или уехать в другие страны — таких возможностей у них нет и не будет. Положение у них совершенно безвыходное — даже в случае гипотетической победы над Украиной, Россию ждёт неизбежный коллапс. Война — это именно тот единственный «клей», который пока может держать страну. 

Победить Украину у России нет ни малейших шансов: ни людских, ни технических, ни политических. Даже небольшая победа над каким-то одним районом, если такая случится, будет лишь временной. Поэтому для Путина закончить войну совершенно невозможно — уйти из Украины без победы – значит признать своё поражение, которое его же «друзья и соратники» не простят. Если Путин не может закончить войну – значит война должна закончить Путина.

Война может закончиться только полной победой Украины и концом Путина, я имею в виду — физическим концом. В истории России и СССР за редким исключением вожди не умирали мирно в своей постели — их конец обычно был насильственным. Когда это может произойти с Путиным? Я не Нострадамус чтобы предсказывать будущее, но на основании того, что мы приблизительно знаем о российских резервах оружия, возможности рекрутировать солдат и степени накопления Украиной современного высокоточного вооружения, мне представляется, что конец Путина и его режима при полном изгнании с украинской территории может произойти примерно к лету 2023 года.

Что же будет после победы Украины? Нет смысла сравнивать Россию с Германией или Японией после поражения во 2-й Мировой войне. Те страны были завоёваны и подвергнуты насильственной «денацификации» — всё население было перевоспитано и процесс этот занял приблизительно 20 лет — жизнь одного поколения. Моисей, после того, как вывел евреев из Египта, водил их по пустыне 40 лет — срок жизни двух поколений. Он хотел, чтобы у бывших рабов исчезла рабская ментальность и народилось поколение свободных людей***. 

Россию никто завоёвывать не собирается, и никто не будет насильственно перевоспитывать русский народ. Он должен это сделать сам, однако без внешнего давления само-перевоспитание займёт куда больше, чем 40 лет. Горький путь гниения и распада, а затем покаяния может занять столетие. В грядущие века стране Россия, если такое название сохранится, неизбежно предстоит самостоятельно переродиться, чтобы исчез рабский генотип и возник другой, свободолюбивый и цивилизованный народ. Будем надеяться.

 ---------------

* Автор не учитывает  огромного количества бунтов, восстаний и несколько революций, потрясавших Россию на протяжении веков (прим. ред.) 

** Вступлюсь за русский народ. Он терпит до поры, потом же происходит неожиданный для власти взрыв,  питаемый  скопленной за века ненавистью (прим. ред.)  

*** Хотелось бы услышать разнообразные мнения на сей счет. По мнению  редакции,  автор статьи смешивает понятие "путинизм" и "Россия",  "русский народ", который неизмеримо больше и разнообразнее данной ему уничижительной характеристики; русский народ  - это и Пушкин, и Тургенев,  и Чехов,  и Булгаков, и Пастернак и представители всей великой русской культуры. Эту великую культуру породил тот самый народ, за которым, по мнению автора статьи, нет будущего. Будущего нет у Путина и путинизма. А залогом того, что русский народ  сумеет проложить себе будущее, служит и его культура, и  русский язык, который не зря был назван "великим и могучим" и на котором  автор   так ярко написал свою  статью (прим. ред.)

 

Английский вариант статьи

***

Рассказы и эссе Якова Фрейдина на его веб–сайте: www.fraden.com

 

Комментарии

Трудно что-либо возразить уважаемому автору. Что будет в будущем - предполагать мы, конечно, можем, но как известно, the past is history and the future is mystery.
Вот только если к выводам, подобным высказанным в статье, приходим мы, то там, в РФ, к ним могут достаточно легко прийти и ВВП, и его окружение. И предпринять какие-то возможные меры. Поэтому я бы рассматривал многовариантный сценарий.

От автора:
Вы, Григорий, совершенно правы — сценариев может быть несколько, но финал пьесы всё равно будет один. В этой связи вспоминается мне недавняя шутка Губермана: «Богатырь на коне подъезжает к развилке дорог. Там лежит большой камень, на котором написано 'Поедешь налево — долбанёт [разумеется, Губерман со свойственной ему прямотой использовал другое слово], поедешь прямо — долбанёт, поедешь направо — долбанёт. Стоит богатырь, чешет репу, не знает, куда повернуть? А тут с неба голос: 'Думай скорее, а не то прямо здесь долбанёт!' Вот это и есть случай Путина.»

Удивляют странные попытки редакции заступаться за русский народ. Ни малейшего отношения этот народ к русской культуре не имеет. Никакой культуры народ не породил, она возникла если не попрёки народу, то уж точно без его участия. См. глубокую статью того же автора на эту тему: https://www.chayka.org/node/13107
И если уж русский народ взбунтуется, то "Не приведи бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!" (А. Пушкин). И тот же Пушкин горевал, что с его талантом довелось ему родиться в России.
Так что не стоит защищать этот народ, он того не стоит. По словам Де Кюстина: его надо разрушить и создать заново.

Аватар пользователя Кузьма

Не стоит перекладывать просчёты современных политиков на лидеров далёкого прошлого

Есть ли у России будущее — вопрос сложный. А было ли будущее у Китая в эпоху опиумных войн? А есть ли будущее у планеты Земля? The future’s not ours to see, как в песне поётся, но, что касается прошлого, некоторые факты хорошо известны. При всей симпатии к автору заметки, к его литературным и инженерным талантам, трудно удержаться от замечания. Упрёк по поводу "попустительства" Рузвельта и Черчилля на Тегеранской конференции 1943 года не кажется справедливым. Неясно, насколько применим термин "попустительство" к условиям военного времени. Сам Иран был тогда оккупирован британскими и советскими войсками как бы при попустительстве международной общественности. Рузвельт и особенно Черчилль прекрасно понимали, что ради скорейшего разгрома общего врага придётся идти на компромиссы. СССР в это время противостоял основным сухопутным силам противника и ценой больших жертв освобождал свою территорию. Союзники не были готовы к открытию западного европейского фронта, они воевали на других фронтах, бомбили Германию и помогали ленд-лизом. Война была в самом разгаре и до её конца было ещё далеко. Малейший конфликт между участниками был бы подарком противнику и его пропаганде. Атмосфера на конференции была подчёркнуто дружелюбной, это видно на всех фото.

Да и вообще, эти два лидера заслуживают восхищения, а не упрёков. Черчилль своей речью 22 июня 1941 года разрушил ожидания агрессора и заложил основы будущей коалиции. А Рузвельт, которого американцы выбирали президентом четыре раза, тратил последние силы, управляя воюющей страной из инвалидного кресла, и не его вина, что сил ему не хватило до конца войны.

В том, что произошло в Европе, виноваты скорее те, кто был в Мюнхене в 1938 году. Вот там было настоящее попустительство, которое и привело к дальнейшим событиям. На долю Черчилля и Рузвельта выпала ликвидация последствий, и они делали всё, что могли. И уж совсем странно косвенным образом обвинять их в бедах сегодняшнего дня. В современных бедах виновато современное попустительство, а не то, что было когда-то.