Как бывает полезен новый асфальт в старой Одессе

Опубликовано: 26 июля 2021 г.
Рубрики:

Больше 70-ти лет я живу в замечательном доме. В исторической части моей родной Одессы много красивых старых домов, построенных в конце XIX века, но этот – особенный. Он был создан выдающимся архитектором Львом Влодеком – автором знаменитого Пассажа, гостиницы «Большая Московская» и ряда других прекрасных зданий Одессы.

 

Дом, признанный со временем памятником архитектуры, был построен в 1900 г. в качестве одесской резиденции Фальц-Фейнов – владельцев огромного поместья-заповедника Аскания-Нова в южном Приднепровье. Оно было родовым имением богатых потомков двух семей немцев-колонистов, которые были приглашены в Россию Екатериной II для освоения плодородных земель северного Причерноморья и впоследствии объединились после женитьбы своих детей. 

Владение Фальц-Фейнов отделёно от тротуара оградой в виде ажурных металлических решёток между массивными кирпичными столбами и такими же ажурными двухстворчатыми воротами. Между оградой и торцом дома – небольшой участок; я ещё застал на нём изящный круглый фонтан. Мраморная лестница с балюстрадой – парадный вход на чуть приподнятый первый этаж. Над вторым этажом необычная мансарда с наклонными стенами. Основная часть этого Г-образного дома далеко уходит в глубину участка.

Оригинальный фасад из тёмно-бордовой, очень гладкой кирпичной кладки удивительно сохранился в течение ста двадцати с лишним лет. Бежевые выпуклые полосы связывают углы фасада с выступающими вперёд объёмными обрамлениями окон, снабжённых причудливыми барельефами. Красивый длинный балкон с балюстрадой и угловая башенка, увенчанная небольшим многогранным куполом над прямоугольным эркером, дополняют неповторимое впечатление от фасада. 

Резиденция не кажется помпезной, роскошной, не подавляет масштабами, а смотрится уютной, приносящей удовольствие хозяевам. 

Рядом с воротами – известная скульптурная группа работы Т. Фишеля, состоящая из двух атлантов, поддерживающих на своих «натруженных спинах» небесную сферу. Она служит опорой оригинального трёхэтажного эркера, огибаемого внизу фигурным балконом с балюстрадой и принадлежащего соседнему четырёхэтажному дому, построенному Влодеком в том же стиле, что и наш, и составляющему с ним единый архитектурный ансамбль. 

Эти два атланта, наряду с памятником Дюку де Ришелье, Оперным театром, Потёмкинской лестницей, стали своеобразным символом нашего города, эмблемой Всемирного клуба одесситов.

Уникален открытый в сторону моря внутренний двор, в который попадают через сквозной арочный проезд. Я не знаю в Одессе другого подобного двора; в нём ощущаешь себя в открытом пространстве – видна вся бухта, порт, противоположный берег залива. 

В этот уютный зелёный двор с огромным старым каштаном, ровесницей дома и до сих пор плодоносящей шелковицей с тремя разнонаправленными стволами, палисадником с травяным газоном и множеством цветов выходят окна моей квартиры. Ещё несколько лет назад напротив них росла небольшая японская плакучая софора с узловатыми, как будто закрученными стволами, но её, как и два пирамидальных тополя высотой более 20 метров, пришлось убрать.

К торцу здания на уровне первого этажа примыкает огромная прямоугольная открытая терраса, обрамлённая по периметру двенадцатью дорическими колоннами. Они поддерживают расположенную на уровне второго этажа открытую площадку с балюстрадой; открывавшийся с неё вид на залив ещё прекраснее, чем с уровня двора. Вероятно, Влодека вдохновила на её создание построенная в том же стиле на три четверти века раньше изогнутая дугой колоннада Воронцовского дворца, возвышающаяся над заливом; она прекрасно смотрится с колоннады моего дома. 

 

В углу внутреннего двора стояла изящная беседка с основанием из пористого камня в виде нескольких причудливых гротов. По преданию, в первые годы существования дома она была окружена искусственным озером причудливой формы. Гости Фальц-Фейнов, пройдя через анфиладу залов на нижнюю террасу колоннады, могли при желании спуститься с неё по нескольким ступеням, перейти в причаленную там небольшую шлюпку-ялик, и слуга, одетый матросом, переправлял их к беседке. 

 Поселившись в этом доме после войны, беседку я застал, а искусственного озера не было – то ли его в послереволюционные годы сочли буржуазным излишеством и засыпали, то ли услышанный мною от старожилов рассказ о нём недостоверен.

В начале 70-х беседку перенесли в создававшийся тогда рядом с нашим домом «Уголок старой Одессы», ставший впоследствии своеобразным музеем под открытым небом. Его дорожки выложили старинными квадратными плитками, изготовленными из лавы Везувия –парусные суда, на которых отправляли из Одессы в Европу зерно, брали их на обратный путь в качестве балласта. Такими «вечными» плитками во второй половине XIX в. были покрыты тротуары центральных улиц Одессы. Потом недальновидные городские власти заменили их современными, изготовленными из цемента с мраморной крошкой, но тех хватило ненадолго. 

 

Под изогнутым мостиком с ажурными коваными перилами можно пройти вниз, к старинному мраморному колодцу над водосборной цистерной, чудом сохранившемуся в одном из дворов старого города – в Одессе до постройки в 1873 г. водовода из Днестра всегда были проблемы с водой.

Рядом с беседкой грифон – мифический крылатый лев. 

Недалеко от беседки установлена беломраморная скульптура «Дева», стоящая в центре небольшого фонтана с чашей. 

Стилизованный мостик имеет прямое отношение к старой Одессе. До наших дней сохранились несколько каменных мостов, перекинутых через спускающиеся к морю «балки» – по-видимому, русла некогда существовавших рек; в старой Одессе мостов было намного больше.

 Через одну из балок – Военную, к которой примыкает «Уголок старой Одессы», за два года до его создания был построен (в нашем городе говорили «перекинут») современный пешеходный металлический мост в конструктивистском стиле – точная копия моста герцогини Шарлотты в Люксембурге. 

 Одесситы практически сразу стали называть его Тёщиным мостом. Кто-то пустил в обиход красивую легенду – будто бы тогдашний первый секретарь обкома партии М. С. Синица поддержал идею строительства моста потому, что с его помощью значительно сокращался путь от Приморского бульвара, где жил всемогущий руководитель, до дома, где поселилась его тёща, – история вполне в духе одесситов.

 Название настолько прижилось, что иначе этот мост никто не называл, и горсовету через 50 лет пришлось его узаконить. 

 Но вернёмся к моему двору, от которого я отвлёкся, продолжая рассказ о беседке, а заодно – и к оправданию названия этого повествования. 

 После ряда варварских надстроек, пристроек и перестроек дома, а в ещё бо́льшей степени – после неоднократных раскопок во время непрекращающихся аварийных ремонтов всех видов подземных коммуникаций, двор превратился в труднопроходимую территорию, состоящую из горбов и впадин с небольшими вкраплениями остатков разбитого старого асфальта. 

Наши неоднократные обращения к городским властям были безуспешны. Наконец через много лет сняли остатки старого асфальта, земли и мусора, засыпали щебень и песок; осталось только уложить сверху долгожданный новый асфальт.

И тут на много дней зарядили дожди. Понятно, что пока всё не высохнет, асфальтировать нельзя. Ждём…

В это время у жены моего внука подходила к концу беременность. Дней за десять до срока родов, определённого врачами, ей приснился будущий сын, который в ответ на вопрос «Когда мы увидимся?» решительно заявил, что до укладки асфальта он не появится – трудно будет выезжать с коляской…

Мы, конечно, весело посмеялись. Но, как писал Зигмунд Фрейд, в каждой шутке лишь доля шутки, а остальное правда. Дожди закончились, на жаре всё быстро подсохло, и бригада рабочих за два дня ударными темпами уложила и укатала свежий асфальт. Помню, как под лучами солнца переливался разными цветами радуги тонкий слой воды, которой его поливали для ускорения застывания. 

В конце второго из этих дней будущую маму срочно отвезли в роддом. Мы с женой по узким настилам, уложенным на ещё мягкий асфальт, кое-как добрались до ворот и поехали «болеть» за роженицу. А поздним вечером, когда асфальт уже затвердел, родился мой правнук – в полном соответствии с его обещанием, хоть и на несколько дней раньше срока. 

В ознаменование этого события я отправил друзьям и знакомым СМС: «Вечо́р вчера мы стали ПРА. Ура!». Это было десять лет назад.

Ну как тут не поверить, что есть вещие сны?

 

Комментарии

Господин Гаузнер,
Рад читать живописные описания жизни в Одессе. Привет Вашей супруге от её учеников.

Аватар пользователя Михаил Гаузнер

Спасибо, уважаемый Александр, за тёплый отзыв о моих статьях. Передать привет супруге не могу - к сожалению, она скончалась 9 лет назад. Всего доброго! М. Гаузнер

Михаил, спасибо за интересный рассказ. Как будто побывал на небольшой экскурсии по Одессе. Вы очень любите и родной город, и место, где живёте - это чувствуется в каждом Вашей слове.

Аватар пользователя Михаил Гаузнер

Спасибо, Самсон. Вы правы. Самого доброго!