Памяти погибших кораблей. Часть 17. Речной теплоход «Александр Суворов»

Опубликовано: 24 июня 2021 г.
Рубрики:

Совсем недавно читатели «Чайки» ознакомились с впечатляющей историей теплохода «Булгария», погибшем на Волге в 2011 году. К сожалению, это не единственная трагедия, происшедшая на великой русской реке. 

Это произошло в начале 1980 годов, когда в Советском Союзе даже в самые лучшие годы проблема летнего отдыха для абсолютного большинства граждан страны была трудноразрешимой. Для поездки даже в братскую Болгарию нужно было пройти унизительную проверку через райкомы и горкомы КПСС. Избранные счастливчики получали на льготных условиях путевки в санатории, средние слои населения отдыхали дикарями - приезжали на юг и разбредались по частным квартирам либо довольствовались палаткой - романтично и дешево. Кто посмелее и поздоровее совершали походы в горах или на байдарках, дачники копались на своих шести сотках, другие предпочитали костры с гитарой и спиртными напитками, Но самым привлекательным видом отдыха были круизы.

Круизы удовлетворяли вкусам и интересам самых разных людей:c одной стороны, это был отдых на воде с возможностью загорать и купаться в море или реке, с другой стороны, путешествие на теплоходе гарантировало постоянную смену впечатлений от все новых городов по его маршруту. Наконец, корабль предоставлял все развлекательные возможности гостиницы или санатория: бары, рестораны, дискотеки и кино. Недаром хорошие, комфортабельные круизные суда называли плавучими пансионатами или плавучими отелями.

Но таких первоклассных судов было мало, и чтобы как-то удовлетворить всё возрастающий спрос на круизные путешествия, советское правительство заказало в братской Чехословакии серию из 9 комфортабельных судов. Первое судно этой серии было построено в 1976 году и получило имя «Валериан Куйбышев». Одним из кораблей описываемой серии стал теплоход «Александр Суворов», поступивший в Волжское пароходство в 1981 году. За свой характерный облик с удлиненным корпусом и острым носом эти суда прозвали крокодилами. Их длина составляла 135 м, водоизмещение около 4000 т, общая мощность двигателей 3000 лошадиных сил. 

«Александр Суворов» и другие суда этой серии не дотягивали до уровня высших мировых стандартов – на них, например, не было бассейна, как на некоторых других советских теплоходах, но все же уровень предлагаемого комфорта был несопоставим с прежними советскими реалиями. Все пассажирские каюты на корабле были полулюксами (то есть с собственными санузлами). На борту имелись два ресторана, бар, читальный и музыкальный салоны. На верхней («солнечной») палубе размещались солярий, танцплощадка и специальная надстройка, в которой находился кинозал.

В 1982 году «Суворов» начал работать на линии Ростов-на-Дону — Москва. В свой очередной круиз по этому маршруту корабль вышел в начале июня 1983 года. На борту находилось 50 членов экипажа, 35 человек обслуживающего персонала и 330 туристов, в основном донбасских шахтеров, премированных путевками в дефицитное путешествие за ударный труд. И, согласно доброй советской традиции, на теплоходе было некоторое количество неучтенных, или, называя вещи своими именами, «блатных» пассажиров - родственников и знакомых членов экипажа.

Поздним летним вечером 5 июня 1983 года жизнь на борту теплохода текла своим чередом. Теплоход шел вверх по Волге из Ростова-на-Дону в Москву и проходил Ульяновск, крупный город и родину В.И. Ленина. Кто-то после ужина уже спал в своих каютах, но большинство пассажиров собралось на верхней палубе. В разгаре были традиционные круизные развлечения — кино и танцы. В кинозале должен был быть разыгран аукцион, после чего планировали показать старый, но добротный, увлекательный детектив «Возвращение Святого Луки», а на танцплощадке кружились пары. 

Ну а экипаж занимался своим делом. В 20:00 на дежурство заступил старший помощник капитана Евгений Митенков. Капитан корабля Владимир Клейменов спал в своей каюте, его смена наступала лишь в полночь. У штурвала стоял рулевой Уваров. Именно этим двум морякам, Митенкову и Уварову, суждено было совершить ошибку, погубившую почти две сотни человек.

В 22 часа 45 минут теплоход на полном ходу направился в несудоходный пролет моста - единственного в Ульяновске моста через Волгу, носящего звучное имя Императорского, длиной 2200 м. Береговые диспетчеры видели, что теплоход идет в этот пролет и начали лихорадочно звонить на судно, но из рубки никто не отозвался. Тогда начали запускать сигнальные ракеты, но и на это предупреждение никто не отреагировал. Охранник с моста выстрелил несколько раз, чтобы предупредить о смертельной опасности, но судно продолжало идти на полном ходу навстречу трагедии. Многие из тех, кто оставался в каютах на нижних палубах, удара даже и не заметили - в корпусе он отозвался глухим, неясным гулом. К тому же в репродукторах звучала музыка. Этот тихий, быстро погасший удар срезал, как лезвием, ходовую рубку и всю верхнюю палубу вместе с кинозалом, до отказа забитым людьми.

Теплоход остановился не сразу. Инерция скорости и огромная масса протащили его под мостом и еще метров триста после него. И только потом «Суворов» замер на глади реки. От удара строение моста весом более 1,5 тысячи тонн сместилось на 40 сантиметров. Одновременно с теплоходом по железнодорожной части моста проходил грузовой поезд. 11 вагонов из 53 сошли с рельсов, некоторые из них перевернулись. На искалеченных пассажиров, оставшихся на изуродованной верхней палубе, полетели бревна, посыпались зерно и уголь. С рельсов сошла и цистерна с бензином — и лишь чудом, запутавшись в металлических конструкциях пролета, она не упала вниз. Можно лишь представить, каких масштабов достигла бы трагедия, если бы цистерна все-таки упала вниз и взорвалась. Скорее всего, на борту «Александра Суворова» не выжил бы никто.

«Удар, вспышка короткого замыкания — и всё полетело навстречу людям", — так описывал случившееся один из очевидцев. Кинотеатр со зрителями и танцпол были в один миг смяты, превращены в кашу вместе со всеми, кто там находился. Дети, женщины в лёгких летних платьях, улыбающиеся мужчины — всё было изрезано, смято, растёрто».

"Мы приехали на теплоход первыми, – вспоминает бывший сотрудник транспортной прокуратуры Владимир Пирожков. – Все палубы были забиты телами, ступить некуда. Раздавались крики, стоны – просто страшное зрелище. Освещения нет, мы ходили с фонарями в руках, натыкаясь то на оторванную голову, то на ноги, руки...». Впоследствии эту трагедию газетчики назвали «Волжская мясорубка».

Машинист поезда, дававший позже показания о катастрофе, говорил, что сверху лайнер казался "накрытым красной скатертью" — из-за крови людей, залившей палубы. Внизу был ад.

На помощь прислали курсантов военных училищ. Их привлекли к самой тяжелой работе - они носили и грузили выловленные в воде трупы. Психика 19-летних парней не выдерживала страшного зрелища: у двоих произошел нервный срыв, позднее их комиссовали.

Огромная физическая и психическая нагрузка выпала на долю медиков. Отделения областной больницы в эту ночь были заполнены искалеченными людьми. Всех врачей срочно вызвали на службу. Трудность заключалась в том, что раны были рваные, в них попадала мелкая крошка угля и просо, высыпавшееся из опрокинутых вагонов грузового состава.

«Нам пришлось провести очень сложные операции, – рассказывает Алексей Чулков, бывший заведующий травматологическим отделением. – Раны были большие, грязные, пересыпанные зерном. Переломаны позвоночники, тазобедренные кости, ребра… больные кричали, у многих были психические расстройства».

Катастрофически не хватало гробов. За их изготовление пришлось взяться людям, которым никогда не приходилось заниматься этим делом. По городу ползли всякие слухи: что корабль захватили диверсанты или бежавшие из-под стражи рецидивисты, что трагедия случилась из-за того, что экипаж был пьян. 

Как выяснилось впоследствии, причиной катастрофы стала халатность. Нашлись свидетели, заходившие за несколько минут до трагедии в рубку. Они видели замечтавшегося рулевого и углубленного в чтение вахтенного штурмана. Есть также предположение, что штурман в темноте принял будку путевого обходчика на пролете за сигнальный щит, обозначающий, что теплоход может проходить под мостом.

В материалах следствия чаще других фигурируют фамилии первого помощника капитана Митенкова и рулевого Уварова. Митенков, как характеризовали его товарищи, не особо чтил уставные обязанности, на вахте постоянно отвлекался, мог вообще уйти из рубки. До этой катастрофы Митенков 18 раз проходил под Императорским мостом, поэтому он не счел необходимым отвлекаться от своего детективного романа. Уваров, напротив, отличался исполнительностью, но особого рода: "как у запрограммированного робота - говорили знавшие его. От сих до сих. Главное – заданный курс движения. Не свернет с него, даже если теплоход пойдет на берег".

Так как виновники аварии штурман Евгений Митенков и рулевой Андрей Уваров погибли, нужно было найти крайнего. Расправа была быстрой и однозначной. Всю вину следствие возложило на 52-летнего Владимира Клейменова - капитана «Суворова». Его обвинили в халатности и неумении обеспечить дисциплину на судне. Во время столкновения он отдыхал в своей каюте перед ночной вахтой. От удара его выбросило за борт с высоты 12 метров. Капитана нашли живым возле опоры моста на дамбе. Клейменова осудили на 10 лет лишения свободы. Он провел в заключении шесть лет, освободился по состоянию здоровья и в 1990 году умер от инфаркта.

Первые дни власти замалчивали трагедию — въезд в Ульяновск был ограничен, с вокзала и из аэропорта пропускали только родственников пассажиров «Суворова». Лишь спустя два дня, 7 июня 1983 года, агентство ТАСС выпустило короткое сухое сообщение: «5 июня на Волге, вблизи г. Ульяновска, произошла авария пассажирского теплохода «Александр Суворов», повлекшая за собой человеческие жертвы. Центральный комитет КПСС и Совет министров СССР выражают глубокое соболезнование семьям и родственникам погибших». И всё. Никакой конкретики, никаких эмоций. 

Официально в этой катастрофе погибло 176 человек, однако истинное количество жертв в СССР скрывалось — по неофициальным данным, только раненых было больше ста человека, а тела погибших извлекали из воды еще целый месяц.

Там, где жертвы, там и коршуны. Мародеры, узнавшие о катастрофе, вылавливали трупы у берегов реки и снимали с них драгоценности, джинсы, обувь.

Судьба «Суворова» оказалась более счастливой, чем пассажиров того злополучного рейса. Корабль направили в город Измаил на судоремонтный завод, где с помощью чешских специалистов теплоход восстановили и даже облагородили. Обычно в таких ситуациях судну дают новое имя, но в данном случае имя «Александр Суворов» было сохранено. Круизный теплоход снова начал совершать увлекательные прогулки по рекам России. В 2008 году с ним произошла еще одна авария, но уже без пострадавших. «Суворов» с 300 пассажирами на борту в канале имени Москвы бортом задел шлюз. В результате вышла из строя система управления судна и движение теплохода застопорилось С февраля 2012 года судно принадлежит крупнейшей российской речной круизной компании ООО "ВодоходЪ" и выполняет туристические рейсы от Санкт-Петербурга до Нижнего Новгорода. Оно успешно работает по сей день, а в прошлом году даже попало в карантин, поскольку на нем выявили несколько членов экипажа, зараженных корона-вирусом. 

Спустя семь лет, в 2006 году, пролет, в который врезался теплоход, был заменен. Его фрагмент установили на территории охраны волжского моста в память о трагедии. 

***

Так закончилась эта история. Виновные или псевдовиновные наказаны, теплоход реставрирован, мост восстановлен, искорёженные вагоны заменены новыми, а Волга по-прежнему впадает в Каспийское море. Но никто не вернёт жизнь погибшим пассажирам и членам экипажа «Суворова», никто не восстановит здоровье искалеченным и изуродованным людям и никто не в состоянии заглушить горе и страдания тех, кто потерял родных и близких в тот роковой день 5 июня 1983 года на великой русской реке.