Оборона Севастополя. Часть 2. Мои вопросы к советскому командованию

Опубликовано: 7 июня 2021 г.
Рубрики:

Судьба случайно забросила меня 3 июля 2011 г. на открытие музейного историко-мемориального комплекса героическим защитникам Севастополя "35-я береговая батарея".

Закончилась парусная регата "Кубок Крыма 2011", в которой я принимал участие, и до ее закрытия и награждения участников на Приморском бульваре оставался один свободный день. Этот день я, как коренной севастополец, решил посвятить ознакомлению с открывавшимся мемориалом.

Промчались годы с того трагического дня 3 июля 1942 г., пронеслись и канули в небытие политические вихри, запрещавшие узнать правду о той огромной человеческой трагедии, которая разыгралась на этом маленьком клочке севастопольской земли. Всего несколько лет назад я услышал от своего брата, Сергея Александровича Гончарова, что он был рядом с 35-й батареей на Херсонесском аэродроме, пережил эту героическую трагедию - и чудом остался жив. Я знал, что он пережил тяжелейшую оборону Севастополя, страшные дни немецкой оккупации, но никогда не слышал от него, что он был на мысе Херсонес в последние дни обороны и попал там в плен.

Об этом в советское время нельзя было говорить, все тщательно скрывалось - о тысячах погибших на мысе Херсонес защитниках Севастополя, об ужасах немецкого плена и еще больших ужасах в фильтрационных лагерях НКВД, куда попадали репатриированные из немецкого плена герои обороны Севастополя.

От тех страшных событий, которые произошли на мысе Херсонес и печально известной 35-й береговой батарее, нас отделяет 70 лет – целая человеческая жизнь. В советское время ничего не сообщалось об этом. Утром 4 июля Совинформбюро передало сообщение: "По приказу Верховного Командования Красной армии 3 июля советские войска оставили город Севастополь".

Вот и все, что стало известно советскому народу о севастопольской трагедии. Ни о десятках тысячах убитых или попавших в плен, ни о просчетах в организации и проведении эвакуации, ни о героической обороне последнего клочка крымской земли на мысе Херсонес, ни о сопротивлении оставшихся защитников под скалами на берегу моря, ни о взрыве 35-й батареи вместе с находившимися там людьми, ни о многих других героически-трагических событиях - ничего не сообщалось.

Следует сказать огромное спасибо руководству города-героя Севастополя, воссоздавшего остатки 35-й батареи и построившего отличный мемориал, историческое значение которого не меньшее, чем мемориалы первой обороны Севастополя, на Малаховом кургане и в Брестской крепости.

 

Посетив 3 июля 2011 года музейный историко-мемориальный комплекс героическим защитникам Севастополя «35-я береговая батарея», я был поражен увиденным и услышанным об этом последнем непокоренном клочке крымской земли.

То, что я узнал от брата Сергея в последние годы его жизни, я думал уложить в короткий рассказ. Но после увиденного на 35-й батарее стал тщательно просматривать книги, посвященные обороне Севастополя, которых в моей библиотеке несколько десятков. Ни в одной из них, изданных в советское время, я не нашел информации о трагической судьбе стотысячной армии, защищавшей город-герой. И только в трех книгах, которые мне удалось купить в последнее время, я прочитал о тех ужасах, которым подверглись героические защитники Севастополя. Это «Тайны Севастополя» Валерия Борисовича Иванова, «Июль 1942 года, падение Севастополя» Игоря Степановича Маношина и «Пароль: Севастополь» Юрия Вадимовича Падалко.

Каждая из этих книг по своей направленности отличается от остальных, хотя описывает одни и те же трагические события. Книга «Тайны Севастополя» освещает события с исторической точки зрения. «Июль 1942» представляет собой уникальную подборку документальных материалов, собранных из сотен источников. «Пароль Севастополь» знакомит читателя с тяжелой человеческой трагедией героев книги. Вместе эти три книги объективно и всесторонне описывают Херсонесскую трагедию и имеют большое историческое значение. Знакомясь с их содержанием и собирая материал для очерка о семье Гончаровых, я записал целый ряд вопросов, касающихся Херсонесской трагедии. Вот некоторые из них:

1. Почему 28 июня Военный совет Северо-Кавказского фронта приказал удерживать Севастополь любой ценой и запретил эвакуацию на кавказский берег, зная безвыходное положение СОР?

2. Можно ли было провести организованную эвакуацию защитников Севастополя?

3. Почему Севастополь в тяжелейших условиях блокады удерживался 246 дней, а за четыре последних дня немцы овладели городом, третьей линией обороны и продвинулись на много километров к мысу Херсонес?

4. Почему за эти 4 дня четырежды менялось командование Севастопольским оборонительным районом: соответственно - Октябрьский, Петров, Новиков, Избранное командования на 35-й батарее после отбытия первых трех командующих.

5. Имел ли право покидать Севастополь Петров, нарушив директиву Буденного о назначении командующим СОРом?

6. Можно ли было провести эвакуацию большего числа защитников Севастополя и организованный отход к мысу Херсонес, если бы Октябрьский и Петров не покинули командный пункт в Севастополе, а затем и 35-ю батарею?

7. Почему не было организованных уличных боев, которых так опасался Манштейн и которые не позволили немцам занять Сталинград при его обороне?

8. Почему немцы в 1944 году потеряли на мысе Херсонес 25 тысяч, а Красная Армия в 1942 – почти сто тысяч?

9. Могло ли командование СОР начать подготовку эвакуации, в то время как в армии действовал печально знаменитый приказ № 227 «Ни шагу назад», в соответствии с которым подверглись жестокому наказанию сотни тысяч военнослужащих от высших командиров до рядовых бойцов?

10. Почему не покинули свои войска 3 немецких генерала в 1944 и почему не осталось с защитниками Севастополя ни одного советского генерала?

 

И целый ряд других вопросов.

Давать ответы на эти вопросы я не пытаюсь, так как не был в положении тех людей, которые стали участниками трагедии на мысе Херсонес...