Показуха

Опубликовано: 16 марта 2021 г.
Рубрики:

Показуха – в умах чиновников разруха.

 

Свидетельствую не только как видевший и слышавший об этом в СМИ, но и как участник и соучастник действий, классифицируемых как «показуха» - один из вариантов лжи. 

В 1956 году я начал трудовую деятельность в городе Обнинске по окончании техникума. В этом городе Обнинске была промышленная площадка с тремя атомными объектами: реактором-прототипом для первой советской атомной подводной лодки, «быстрым» (на быстрых нейтронах» исследовательским реактором с ртутным теплоносителем и атомной станцией, заявленной первой в мире промышленной атомной станцией.

Меня как молодого специалиста обеспечили работой последовательно на всех трёх этих объектах. Первым был реактор-прототип, вторым – «быстрый» реактор и третьим – атомная станция. Это было в 1956-58 годах. Атомная станция пользовалась большой популярностью, и редкий день обходился без какой-нибудь экскурсии, в основном, иностранных граждан. Экскурсоводы, как правило, путались в технических терминах и, в итоге, инженеры, управлявшие работой реактора, сами проводили техническую часть экскурсий.

Сложность заключалась не в знании английского, а в умении объяснить иностранным специалистаам, почему промышленная атомная станция в данный момент работает на 0,01% от номинальной мощности в 5000 кВт. На станции велись экспериментальные работы и в обычном режиме необходимой мощностью для экспериментов была мощность именно 0,01%. В частности, велась работа по теме «РОН» (распад ориентированного нейтрона) и я как работник станции обеспечивал контроль радиационной обстановки. Потребляемая станцией мощность была гораздо выше производимой самой станцией. В действительности первой промышленной атомной станцией была установка в Англии. Но это выяснилось потом. И важно было заявить о первенстве, сообщить, что мы, как и всегда, снова впереди планеты всей. 

Работал на атомной станции мастером центрального зала, располагавшегося над реактором, мастер Акимов. Дело в том, что некоторые зарубежные «товарищи» хотели бы посмотреть, как живут простые советские граждане, например, посетить квартиру типичного рабочего.

На эту роль был избран этот самый товарищ Акимов. Он находился во время экскурсий в центральном зале и, если вставал вопрос о посещении квартиры рабочего, то экскурсовод «случайно» спрашивал Акимова, могут ли зарубежные граждане зайти к нему на минуточку в гости? Рабочий давал согласие, и иностранцев везли в квартиру Акимова.

Когда это было в первый раз, в квартире Акимова был срочный аврал – завезли и развесили ковры на стены и постелили на пол. В простенках появились репродукции картин, и это не были «Бурлаки на Волге» Ильи Репина или «Опять двойка» Феди Решетникова, это были Васнецовские «Три богатыря» и «Алёнушка на камне». Предлагались репродукции различных картин. Кандидатура Врубеля «Демон поверженный» - не прошла по идеологическим причинам, так же, как и «Демон сидящий», и предшественник кубизма Михаил Врубель не был представлен в квартире Акимова даже «Царевной-лебедь» - нелады были у советских граждан с царевнами. Когда уехали гости, товарищи из «оттуда» попытались снять ковры со стен мастера центрального зала первой в мире промышленной атомной станции.

Но не тут-то было. Мастер заявил, что он не позволит обманывать иностранцев и не разрешил уносить ковры и согласился лишиться только «Трёх богатырей», а «Алёнушку» не разрешил даже трогать, и камень тоже. Сошлись на том, что ковры снимать не будут, оставят всех трёх богатырей вместе с Алёнушкой, но теперь будут постоянно привозить иностранцев в квартиру Акимова и его квартира хотя и не станет филиалом полотна «Ленин в квартире В. и Л. Менжинских», но будет чем-то около того. Бывал и я в квартире Акимова и просил его показать, как живут простые советские рабочие. Он улыбался и рассказывал о своих планах, что надо в квартире поменять, улучшить, «углУбить и усугУбить». 

Вторым большим примером показухи, свидетелем которого я был лично и принимал в нём активное участие, был вариант при строительстве атомного ледокола «Ленин» в 1959-60 годах на Адмиралтейском заводе в Ленинграде. В июле месяце по заводу пронёсся слух, что к нам едет вице-президент США господин Ричард Никсон с сопровождающими его … , в числе которых был и адмирал Риковер, уроженец Российской империи – основоположник американских атомных подводных и надводных флотов.

Накануне этого события, ночью, причал, у которого стоял ледокол, был очищен от свалки огромного размера и возраста и заасфальтирован. Наступили минуты появления высоких гостей. На завод никого не впускали, с завода никого не выпускали. Гости стали подниматься на борт ледокола. Наш «товарищ» из сопровождения американцев обратился к Ричарду Никсону, сказав, что простой советский рабочий хочет что-то спросить у вице-президента США. Вопрос был простой: «А в Америке есть атомные ледоколы?» - «Нам не нужны ледоколы, - отвечал Никсон, - но мы строим грузопассажирское атомное судно «Саванна» и оно скоро вступит в строй». 

Это был удар ниже пояса, но выше колен. Не думаю, что наши «товарищи» не следили за ходом строительства американского атомохода, но кто их знает, этих американцев, – вдруг они первыми введут в строй «Саванну»?

 Во время строительства судов в Америке для передачи их Советскому Союзу во время войны по ленд-лизу, при посещении судостроительной верфи президентом США, судно было построено за двое суток. Интересный момент: все эти суда в Америке назывались существительным на букву «С». Был и «Салехард», и «Самовар», и даже «Самогон». В СССР их переименовывали. Суда строились из расчёта одного перехода из Америки в СССР. Те, что дошли до Союза, оставались в эксплуатации и десять, и пятнадцать лет. Моряки их называли «Либертосами», от английского названия проекта «Либерти» - Свобода. Прибыв на работу в Ленинград в 1964, я ещё видел стоявший у судомеханического завода «либертос» под названием «Харьков». 

Заявление Никсона послужило стартом запуска авральных работ на строящемся ледоколе «Ленин». Срочно монтировалась атомная установка и 6-го сентября 1959 был произведён физпуск реактора непосредственно у стенки завода. Быстрыми темпами вводилась ходовая часть ледокола, те системы и механизмы, которые обеспечивали движение судна. Третьего декабря 1959 на ледоколе «Ленин» был поднят флаг и было объявлено, что ледокол вступил в строй. (С августа 1958 я был членом экипажа ледокола.) И ледокол отправился в … Кронштадт. На достройку.

Важно было прокукарекать, а с рассветом можно было и повременить. А достраивать было что! И адмиралтейцы утром на катерах и автобусах отправлялись в Кронштадт, и с инструментами, и с приспособлениями, и вечером возвращались в Питер. Это длилось много месяцев. О производительности такого труда речи не шло – главное – мы впереди американцев.

В 1960 ледокол вышел на реальные ходовые испытания, потом в Таллинн на размагничивание корпуса и в конце апреля 1960 ледокол пошёл в свой порт приписки Мурманск, куда и пришёл числа пятого мая 1960 года. Это произошло через пять месяцев после официального подъёма флага – вступления в строй ледокола «Ленин». После первых ледовых испытаний были проведены дополнительные работы системы ледовых ящиков через которые забортная вода поступала на охлаждение конденсаторов паровых турбин. И в 1961, в апреле, ледокол «Ленин» вышел в свой первый арктический рейс.

Несколько иная история была при строительстве атомного ледокола «Сибирь». Строился ледокол на Балтийском заводе в Ленинграде. Окончание строительства планировалось к очередной дате Октября – к седьмому ноября 1977 года. Но в середине года, в большой тайне, начали готовить ледокол «Арктика» к походу на Северный полюс. 

Я был членом экипажа ледокола «Арктика» и в то время был в отпуске, в Питере. Узнал о готовящемся походе от своего приятеля, который кричал через два теннисных корта: «А ты знаешь, что вы секретно идёте на полюс?» Я не знал, но получил отзыв из отпуска и принял посильное участие в этой экспедиции.

Все силы организаций, весь ЗИП был отдан «Арктике», так как никто не знал, чем закончится эта затея, дойдёт ли ледокол до полюса, не придётся ли ему зазимовать? На «Сибирь» обращали мало внимания, и появилась угроза срыва срока сдачи ледокола в строй, о чём известил руководство главный механик «Сибири» Александр Калинович Следзюк. Его вызвали в горком (обком?) партии и пообещали найти замену Герою Соцтруда Следэюку, если не будет выполнено поручение партии и правительства. 28-го декабря 1977 года на ледоколе «Сибирь» был поднят государственный флаг.

До сих пор можно слышать по СМИ, что Советский Союз создал атомную бомбу в 1949 году. Это очередная неправда. Во-первых, СССР создавал атомную бомбу по американским техническим параметрам и инструкциям, украденным у американцев.

Было выкрадено 1100 страниц секретной технической документации. Занимались этим и советские разведчики, и, главным образом, выпускники английского Кембриджа, поверившие, что СССР строит государство для народного счастья. Руководитель советского атомного проекта Игорь Васильевич Курчатов ставил очередные вопросы и проблемы перед разведчиками, те, в свою очередь, обращались к английским помощникам, и со временем решение проблемы, в виде технической документации, доставлялось в Москву. В специальной комнате без окон, но с дверью, документацию предъявляли Курчатову. Полученной информацией он делился с коллегами, и они только диву давались гениальности своего руководителя.

И в 1949 году была создана не бомба, а трёхэтажное, непригодное к транспортировке сооружение под Семипалатинском. Сооружение взорвали. Это был атомные взрыв со всеми извергающимися последствиями. И только в 1952 году, через семь лет после Хиросимы, СССР сделал транспортабельную атомную бомбу. По мнению академика Зельдовича, участника Курчатовского проекта, советская атомная бомба была «цельно тянутая с американской».

Когда объявили о полёте Юрия Гагарина 12 апреля1961, я ехал в поезде Мурманск – Ленинград. Лучшая часть пассажиров бросилась в вагон-ресторан. Бросился и я, да так активно, что прищемил палец вагонной дверью. «Сбежались все и я сбежался». Было шумно, весело и празднично. Весь мир радовался вместе с нами – Человек в Космосе. Вероятность возврата Гагарина на Землю, была 50%. Но важно было опередить, отрапортовать. Когда полетел в космос первый американец, россияне не знают до сих пор. Некоторые говорят, что, вероятно, лет через десять. Американец Шеппард полетел через 23 дня.

При высадке американцев на Луне – за событием следил весь мир, кроме Китая и СССР. Зачем советскому человеку знать о достижениях Человечества его не советской части? Достижения бывают только советские и никакие другие. И самый «патриотический ответ: «А американцы вообще не были на Луне, отсняли фильм в пустыне и дурят весь мио». Но наши космонавты, в частности Леонов, говорит, что американцы были на Луне, 12 человек, 300 часов.

Собрали образцы пород лунного грунта, взяли пробы с глубины поверхности. Тем, кто в качестве доказательства фальшивки фильма приводят колебания флага, хочется сказать, чтобы они повторили школьный курс физики и вспомнили бы, что такое «момент инерции» и, если при установке флага астронавт придал флагу какое-то движение, то из-за отсутствия атмосферы на Луне флаг ещё долго будет трепыхаться. Нет другой тьмы, кроме невежества. 

В 1936 году весь мир восхищался достижениям советских лётчиков Чкалова, Байдукова и Белякова, совершивших беспосадочный перелёт из СССР в Америку на самолёте АНТ-25. В Белом доме героев принимал президент США Франклин Рузвельт. 

В 1938 году в СССР создавали новый истребитель И-180. Решили провести испытательный полёт. Было выявлено 190 недоработок, но приближался день рождения любимого вождя всех времён и всех народов - 21 декабря. И всем хотелось отрапортовать и доложить. Испытательный полёт проводил лётчик Валерий Чкалов. Это было 15 декабря 1938 – день гибели Валерия Павловича Чкалова. 

Примечательно, что в 1863 году в Белом доме принимали русских моряков с клипера «Алмаз», прибывшего к берегам Северной Америки. В составе экипажа был выпускник Морского корпуса. Его дед был адмиралом ещё Екатериниских времён, адмиралом был и дядя. Не посрамил родственников и гардемарин, окончив с отличием Морской корпус.Это был Николай Андреевич Римский-Корсаков. Во время путешествия по Америке, в Бостоне, морской офицер Николай Андреевич Римский-Корсаков дал фортепианный концерт и был тепло принят слушателями. 

Через сто лет другому великому русскому композитору Дмитрию Дмитриевичу Шостаковичу в Америке присвоили звание Доктора музыки. За почётным званием следовало прибыть в Америку. А в то время выехать за рубеж – это вам не скерцо (шутка) написать и даже не симфонию создать. Много раз собирались «знатоки музыки» с одним вопросом, «выпущать или не пущать?»

Да и членом КПСС Дмитрий Дмитриевич стал уже в возрасте за 50 при отягчающих обстоятельствах. Всё-таки решили «пущать». Сел Дмитрий Дмитриевич на советский пассажирский морской лайнер и отбыл в края заморские. С помощниками. В Америке и диплом со званием дали, да ещё и денежную премию вручили. Но помощники и тут не оставили без внимания всемирно признанного композитора – оставили Дмитрию Дмитриевичу только 300 долларов - зачем ему больше? Он же только музыкой живёт, а земные тяготы товарищи взяли на себя.

 А вот советский певец Муслим Магомаев однажды был приглашён к шаху восточному. И шаху так понравилось пение Муслима, что он ему выложил сумму немалую, по нашим понятиям – немыслимую, можно сказать, неподъёмную. Возликовали сопровождающие «товарищи» и вознамерились они от этого бремени освободить певца и оттопырили карманы. Но Муслим Магометович был человек воспитанный и сказал шаху, что будучи гостем никогда денег с хозяина не берёт. Высоко оценил шах душевные качества гостя дорогого и подарил ему кольцо золотое с бриллиантами. А сопровождающие товарищи так и уехали с оттопыренными карманами. 

А в знаменитом полёте с Леоновым и выходом его в открытый космос было СЕМЬ аварийных ситуаций. Следует, на мой взгляд, радоваться успеху Человека в Космосе и не делить космонавтов на своих и чужих. И в одиночку невозможно добиться успехов в Космосе. Необходимы объединённые усилия землян.

Назначенный главой «Роскосмоса» в 2018, Дмитрий Рогозин на вопрос, «куда исчезли 785 миллиардов, чётко ответил: «А я сомневаюсь, что американские астронавты были на Луне».

Система подгонки важных событий к коммунистическим праздникам не раз приводила к печальным последствиям. В октябре 1960 на Байконуре шли авральные работы к ноябрьской дате. Руководил авралом маршал Митрофан Неделин. 24 октября ракета, на которой в то время находилось более 20 работников, взорвалась. Погиб и маршал Неделин.

Полезно вспомнить взаимоотношения министра обороны СССР Дмитрия Устинова с Президентом академии наук Мстиславом Келдышем. Примечательна биография Дмитрия Фёдоровича. В 14 лет вступил добровольцем в ЧОН (части особого назначения). В 15 лет демобилизовался. Вступил в компартию. За трудовую деятельность получил 11 орденов Ленина, если мне не изменяет зрение.

По этой же причине плохого зрения я так и не смог пересчитать все награды Дмитрия Устинова. По моим прикидкам – одна награда в полгода. Имея тесный контакт с учёными, и конкретно, с Мстиславом Келдышем, маршал Устинов напоминал, что не дело учёных знать, как будут использовать их достижения люди в погонах. И при рассмотрении программ научных исследований, всегда требовал план-график. Объяснения, что научные открытия не делаются по расписанию, плохо усваивались маршальским сознанием. Были многочисленные трения Президента академии наук с партийными и военными чиновниками, и 24 июня 1978 года Мстислав Вселодович, отправив жену в гости, вошёл в гараж, запустил двигатель и закрыл дверь гаража изнутри.

Так оборвалась жизнь одного из гениев ХХ века - Мстислава Келдыша, главного теоретика советских космических программ. 

Как отнеслось государство СССР к создателю водородной бомбы Андрею Дмитриевичу Сахарову, всем известно. Жена Андрея Дмитриевича Елена Бонар была уверена, что академик ушёл из жизни не без посторонней помощи.