Как я стал музыкантом. Записки концертмейстера

Опубликовано: 30 января 2021 г.
Рубрики:

Я никогда не думал, что музыка станет моей профессией. Когда мне исполнилось шесть лет, мама, заметив мои музыкальные способности, повела меня на прослушивание в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории.

Заведующая учебной частью признала, что у меня абсолютный музыкальный слух, и предложила учиться играть на скрипке. На конкурсном прослушивании я не прошёл и поэтому скрипачом не стал. На следующий год я поступил в музыкальную школу им.К.Игумнова в класс фортепиано педагога Анны Иосифовны Бомштейн. Учительница любила меня и даже за выученные этюды дарила марки в мой коллекционный альбом.

Но у меня не хватало желания и терпения учиться, и через год я бросил учёбу в музыкальной школе. Однако с музыкой я не расстался. В переулке Стопани, поблизости от нашего дома, находился Городской Дом пионеров им.Н.Крупской, и я поступил в Ансамбль песни и пляски, которым руководил в течение 25 лет очень любимый детьми Владимир Сергеевич Локтев*. И я с удовольствием ходил на занятия хора.

Поющих мальчиков тогда было немного, и поэтому я попал в солисты. У меня был высокий и звонкий голос. Помню, когда хор исполнял «Футбольную песню» А.Новикова, мы выбегали втроём на сцену в спортивной форме и с воодушевлением пели.

Однажды во время выступления с моей ноги стала медленно сползать гетра, державшаяся на резинке. Я безуспешно пытался её подтянуть на глазах улыбавшихся зрителей. До сих пор помню охватившее меня чувство стыда.

В марте 1948 года наш хор выступал на сцене Большого театра. Каждому участнику концерта выдали пропуск, подписанный начальником охраны И.В.Сталина генерал-лейтенантом Власиком. Этот пропуск и входной документ в Дом пионеров я сохранил. 

В мае 2015 года, когда я был в Москве, меня пригласили участвовать в концерте в честь дня рождения праправнучки Сталина по материнской линии. Это событие отмечали в грузинском ресторане «Хинкальная» на Добрынинской. Среди многочисленных гостей был и сын Василия Сталина, режиссёр Театра Советской Армии Александр Бургонский, а также много известных актёров. Именниница возглавляла Дворец пионеров на Ленинских горах и я предложил ей сохранившиеся раритеты моего участия в хоре имени Локтева, но не почувствовал заинтересованности.

В хоре я пел, пока голос не начал ломаться. Через много лет я встретил В.С.Локтева в коридоре училища им.Гнесиных. Он, с присущей ему обаятельной улыбкой, вспомнил меня со словами: - А птичка, помню, помню...

Ко мне домой приходила знакомая моих родителей, Полина Соломоновна, которая учила меня играть на фортепиано. Я любил покупать сборники нот из кинофильмов, оперетт в знаменитом нотном магазине на Неглинке. Мне нравилось напевать эти популярные мелодии, аккомпанируя себе на пианино. Эта читка с листа мне очень помогла в будущей работе концертмейстера. 

В восьмом классе я оказался в музыкальной компании, где все обучались игре на скрипке профессионально. Илья Шаринов, закончив музыкальное училище, поступил в технический вуз и стал инженером. А его сестра Ирина работала долгое время в симфоническом оркестре Е.Светланова, объездив с ним много стран с гастролями. Влияние этих людей на меня было столь велико, что я решил снова попробовать поступить в детскую музыкальную школу, которую оставил за семь лет до этого. Необходимую программу я подготовил с мамой, пианисткой по профессии.

Чтобы понравиться приёмной комиссии, я не только исполнил подготовленную программу, но и спел сочиненную мной песню на стихи Н.Некрасова. Прошло много лет, но до сих пор помню слова и музыку моего первого опуса:

«Стой ямщик,жара несносная,

Дальше ехать не могу.

Вишь,пора то сенокосная,

Вся деревня на лугу.

У крыльца, у постоялого,

Стара нянюшка сидит,

Укачав ребёнка малого,

И сама почти что спит...»

 

Итак, я был принят в шестой класс к моей первой учительнице музыки А.И.Бомштейн. Было одно условие для зачисления: курс теоретических предметов за 5 классов я должен был пройти за 3 месяца. Родители наняли репетитора, и я сумел освоить курс сольфеджио и теории музыки за этот короткий срок. Через два года я закончил одновременно две школы: общеобразовательную и музыкальную.

В то время у меня ещё не было твёрдого желания продолжить музыкальное образование, чтобы стать профессионалом. По совету папы, я поступил на энергетический факультет Московского Инженерно-экономического Института им.С.Орджоникидзе. Чтобы не потерять фортепианную технику, одновременно я поступил в сектор практики Московской консерватории.

Студенты должны были овладевать не только сольным исполнением но и педагогическими навыками. Мне назначили студентку Сэду Парванян. Это была стройная, энергичная девушка с большими чёрными глазами. Приходя на уроки к Сэде, я её не заставал, и все занятия музыкой сводились к чаю с пирожками, которыми меня угощала её гостеприимная мама. Много лет спустя, работая пианистом в Москонцерте, я встретил Сэду сильно располневшую. Мы стали с ней коллегами и её очень развеселили мои воспоминания о наших музыкальных занятиях, когда я был её учеником в консерватории. 

Учась в институте, я играл классический репертуар на праздничных вечерах, но любил эстрадную музыку, импровизировал и подбирал по слуху популярные мелодии. Без этого умения было бы невозможно работать в будущем пианистом в Москонцерте, так как приходилось аккомпанировать не только певцам, танцорам и инструменталистам, но и акробатам, и жонглёрам, и дрессированным обезьянам, собачкам и даже бурым медведям.

Закончив институт, я поступил на работу инженером в отдел тепловых сетей «Гипрокоммунэнерго» на Мясницкой улице. Одновременно я играл в любительском эстрадном оркестре при заводе «Красный Пролетарий».

Когда освободилось место концертмейстера в вокальном кружке при клубе этого завода, мне предложили попробовать себя на этом поприще. Занятия проходили два раза в неделю и мне платили около 30 рублей (моя первая зарплата инженера составляла 81 рубль). Итак, с 1957 года начался мой концертмейстерский стаж. Работая в «Гипрокоммуэнерго», я принимал активное участие в художественной самодеятельности.

На одном из вечеров аккомпанировал инженеру Григорию Цацкису. Пятьдесят лет спустя, живя в Бостоне, я увидел афишу в журнале «Контакт» о гастролях Гриши. Мы с ним встретились в синагоге Дана Родкина, где он исполнял еврейские песни на языке идиш. Певцу аккомпанировала его жена. На следующий день они пришли ко мне в гости. Мы приятно провели время. Вспомнили былое.

Прошло восемь лет с момента моего окончания музыкальной школы. Я перешёл на новое место работы инженером в «Мосинжпроект» с окладом уже 90 рублей. Работа была мне неинтересна. Единственная отдушина - работа по совместительству аккомпаниатором в вокальных кружках.

Хочется вспомнить два вокальных коллектива, где я работал концертмейстером. На улице Герцена в доме 19 (теперь Большая Никитская) находился Дом культуры медиков. Сейчас здесь проходят спектакли «Геликон-Оперы».

А на Кропоткинской улице, напротив Музея Изобразительных искусств им А.С.Пушкина, был Дом культуры и Техники Главного Управления промстройматериалов. Сейчас в этом здании расположена картинная галерея художника Ильи Глазунова.

Работа а этих коллективах принесла мне огромную пользу. Приходилось играть с листа разнообразный репертуар и выступать с концертами на лучших площадках Москвы. Случайно из рекламы я узнал, что в музыкальном училище им.Гнесиных открыто заочное отделение. Для поступления требовался трёхлетний стаж музыкальной работы. К этому моменту я уже имел этот стаж как концертмейстер в вокальных коллективах.

В 1962 году я был зачислен на 1-й курс. Мне было тогда 25 лет. Очень было трудно совмещать работу инженера с профессиональной учёбой на фортепиано. Поэтому, отработав три года инженером, я, без всякого сожаления, оставил эту деятельность.

Два раза в год заочники собирались для сдачи экзаменов. А игрой на фортепиано я регулярно занимался дома у замечательной пианистки Наталии Мутли, ученицы Г.Нейгауза. В период учёбы в училище я работал концертмейстером в вокальных классах известнейших преподавателей вокала: Е.Трощинской, С.Хромченко, М. Ланды. Посчастливилось познакомиться со знаменитым скрипачом Наумом Латинским (он играл роль скрипача Сашки в кинофильме «Гранатовый браслет»). Когда я окончил «Гнесинку» именно он порекомендовал меня на работу пианистом в Москонцерт, где я проработал более 30 лет до отъезда в США в ноябре 2000 года. Мне повезло аккомпанировать легендарным певцам Ивану Петрову, Алле Соленковой, Ружене Сикоре...

Главная черта хорошего аккомпаниатора – чувство ансамбля, и я никогда не стремлюсь выдвинуть себя на первый план. Я всегда слушаю нюансы голоса и дыхание певца, отражая это соответственно в своей игре на рояле. Стараюсь создать выразительный музыкальный фон, подчёркивая своеобразие солиста. Поэтому со мной любили выступать не только профессиональные певцы, но и поющие актёры драматических театров.

Незабываемы гастрольные поездки по бывшему СССР с актерами Театра Сатиры: В.Васильевой, А.Мироновым, А.Папановым, С.Мишулиным. Я много путешествовал с актёром Театра им.Вахтангова Александром Павловым. 

 

P.S. В один из приездов в Москву я решил посетить мою музыкальную школу на Покровке. Эта старейшая школа основана в 1920 году. Среди её выпускников дирижёр Р.Баршай, певица З.Долуханова, гитарист А.Иванов-Крамской и др.

Я легко нашёл во дворе свою школу. Показал охраннику свидетельство об окончании этой школы в 1957 году, и он разрешил пройти к директору. Она меня очень тепло приняла и пригласила прийти на выпускной вечер и сказать несколько слов ребятам, окончившим школу. Что я и сделал.

Эта встреча мне напомнила о прошлом и занятиях с Анной Иосифовной, которая когда-то сказала маме: - Если Боря будет трудиться, он сможет стать профессиональным музыкантом.

Музыка стала моей любимой профессией, с которой я не расстаюсь до сих пор.

 ---------

Владимира Сергеевича Локтева нельзя было не любить, свидетельствую как «локтевка» более позднего «призыва» (прим. ред.)