Синдром сталинизма

Опубликовано: 15 декабря 2020 г.
Рубрики:

 «Есть такие заблуждения, которые нельзя опровергнуть. Надо сообщить заблуждающемуся уму такие знания, которые его просветят. Тогда заблуждение исчезнет само собою».

 Иммануил Кант, немецкий философ XVIII века

 

 «Накормить голодного, одеть голого, посетить больного –  все добрые дела, но несравнимое со всем этим доброе дело –  освобождение брата от заблуждений».

 Лев Толстой, великий русский писатель

 

 

Известный немецкий философ прошлого века, социолог и композитор, кстати, куратор группы Битлз Теодор Адорно, родители которого (отец – еврей, а мама – итальянка) после прихода к власти нацистов были вынуждены эмигрировать в США, уже работая преподавателем Калифорнийского университета в Беркли, издал книгу «Авторитарная личность», где впервые было введено понятие «синдром личности». И если некогда бытовавший только в медицинской практике термин ученый применил для характеристики одиозной личности нацистского фюрера, то, полагаю, достаточно правомерным будет распространить его и на Сталина олицетворяющего не менее преступную тоталитарную личность.

Не так уж и давно, 23 августа 2009 года, весь цивилизованный мир отмечал 70-летие сатанинского сговора нацизма и сталинизма, вошедшего в мировую историю, как Пакт Молотова – Риббентропа. Этот документ, а точнее, приложенные к нему сверхсекретные протоколы позволили фашистской сатане в облике Адольфа Гитлера повергнуть мир в пучину Второй мировой войны, а сатане в облике Иосифа Сталина войти в новейшую историю в роли палача польского народа, инициатора оккупации Прибалтики, Восточной Польши (Западные Украина и Белоруссия), Бессарабии и Северной Буковины. 

Мы, «дети войны», хорошо помним свои «октябрятские» и «пионерские» довоенные годы, когда все сборы начинались групповыми клятвами товарищу Сталину быть готовыми к защите Родины и заканчивались благодарностями любимому вождю: «За наше счастливое детство!». 

В те приснопамятные времена мне едва минуло девять лет, но я хорошо помню, с какой радостью моя мама восприняла известие о присоединении Западной Белоруссии, где за «железным занавесом» в городе Барановичи жила семья ее сестры Фейгл, с которой она потеряла надежду когда-либо увидеться. 

Эта встреча вскоре состоялась в Вильно, который в результате сговора был насильственно отторгнут от Польши и стал столицей оккупированной Литвы. Я до сих пор не могу забыть, с каким радостным упоением моя умная, достаточно образованная мама делилась впечатлениями об этой незабываемой встрече, как, крепко обнявшись с сестрой на перроне вокзала, ее любимая Фейгл в состоянии эйфории громко скандировала на своем родном языке идиш: «Зол лэбн ундзэр лыбер хавэр Сталин!»* 

Тогда этим счастливым, любящим друг друга сестрам и в страшном сне не могло присниться, что пройдет совсем немного времени – и «лыбер хавэр Сталин» на пару с Гитлером будут громить поляков, а любимая Фейгл с мужем в числе наших близких родственников станут жертвами фашистского Молоха. 

А вот их сыну Элиоту чудом удалось выбраться из оккупированной нацистами Польши и нежданно-негаданно оказаться в цепких лапах сталинской опричнины, поместившей его в один из лагерей ГУЛАГа. В советском плену тогда оказались 250 тысяч польских военнослужащих. Рядовых и унтер-офицеров вскоре отпустили на свободу, а 15 тысяч офицеров были сосредоточены в Старобельском, Козельском и Осташковском лагерях, где весной 1940 года все они были расстреляны.

Погрязшие во лжи сталинские изуверы на протяжении почти полувека приписывали эти злодеяния нацистам и даже попытались на Нюрнбергском процессе обвинить в этих преступлениях нацистских главарей. Эти захоронения кегебистские конспираторы называли «спецобъектами»; по решению руководства КГБ СССР от 16-18 июня 1969 года, они были ликвидированы путем применения химикатов – чешуйчато едкого натрия. Моего кузена спасло лишь то, что он был зачислен в состав польской армии Андерса, формирование которой проходило на территории Советского Союза, в республиках Средней Азии. Со своим двоюродным братом Элиотом, участником этих событий, мне довелось впервые встретиться уже в Америке, в Нью-Йорке, где он жил с 1947 года. К сожалению, спустя совсем не продолжительное время после нашей первой и последней встречи, его не стало.

Об этих событиях Второй мировой войны наконец-то отважилась вспомнить и Парламентская ассамблея ОБСЕ, объявив 23 августа «общеевропейским днем памяти жертв нацизма и сталинизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней», о чем почти полвека назад в одной из бесед мне поведал отец. Причем, по его убеждению, в этом бандитском тандеме, развязавшем в итоге Вторую мировую войну, первое место должно принадлежать нашему «великому кормчему».

Ваш покорный слуга, автор этих заметок, в те годы совсем еще молодой, оболваненный комсомольской да еще и армейской пропагандой, позволил себе вступить с отцом в отчаянную полемику, безуспешно пытаясь развенчать разумные доводы своего оппонента, пытавшегося открыть мне глаза на безнравственную суть тоталитарного советского общества. 

Но вскоре один за другим последовали знаковые события: убийство народного артиста СССР Михоэлса, расстрел Еврейского антифашистского комитета, «дело врачей-отравителей», пропагандистская война с сионизмом (читай: евреями), поголовное изгнание евреев из офицерских кадров армии и флота после победы израильтян в Шестидневной войне (1967 год), которые не раз заставляли меня с благодарностью вспоминать отцовские беседы. Для него нацизм и сталинизм всегда были одного поля ягоды – и, конечно же, весьма ядовитые.

Но самое первое мое знакомство с коллективным проявлением синдрома сталинизма состоялось очень давно. В тот год весь мир впервые праздновал победу над фашистской Германией, а я, едва достигнув юношеского возраста, начинал свою добровольную, многолетнюю службу в Военно-морском флоте. Помнится, был субботний день, и мы, молодые «салажата», после традиционной генеральной приборки сидели в кубрике и слушали выступление по радио «отца всех народов», который со знакомым всем грузинским акцентом произносил заздравную речь во славу русского народа – победителя.

Тогда впервые прозвучало его высказывание, где он сравнивал русских людей с «винтиками», надежно крепившими советскую государственную машину в борьбе с фашизмом. Среди моих однокашников, трепетно внимавших каждому слову любимого вождя, только я не был, как теперь принято говорить, представителем титульной нации и поэтому невольно, безо всякой задней мысли, вслух заявил, что генералиссимус, поздравляя всех русских людей с долгожданной победой, конечно же, имел в виду и другие народы нашей многонациональной страны, на равных сражавшихся с нашим общим врагом. Никаких сомнений в своей правоте я не испытывал: во – первых, потому, что мой отец прошел войну, что называется, «от звонка до звонка», и на этой же войне погибли два его брата, и, во – вторых, в период Холокоста были уничтожены 68 наших близких родственников, только за то, что были они евреями.

К величайшему моему удивлению, никто из сверстников со мной не согласился, а один из них, потомок донского казачества, попытался, используя привычную антисемитскую аргументацию, обвинить меня в желании примазаться к заслугам великого русского народа, за что незамедлительно схлопотал по физиономии. Нас быстро разняли, но этот урок группового антисемитизма впоследствии заставил меня многое переосмыслить и, главное, на всю жизнь утвердить себя в мысли, что никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя ронять своей чести и достоинства.

Тогда же я понял, что именно он, «наш вождь и учитель», параноидный апологет «социалистического интернационализма»**  (в одной из своих статей я дал этому позорному явлению определение «карательный интернационализм») и государственного антисемитизма, стал порождением самого гнусного из расхожих мифов прошедшей войны: о евреях, воевавших против фашизма…в Ташкенте.

Значительно позже, в середине 70-х годов хороший урок «сталинского интернационализма» мне преподал начальник морского отдела Военного комиссариата Москвы, куда я был направлен для отбора офицерских кадров для мобилизационных формирований на военный период. Перед началом работы Военком Москвы потребовал, чтобы меня в обязательном порядке сопровождал кадровый сотрудник военкомата, так как я могу быть не знаком с рядом cекретных документов чрезвычайной важности. И для примера заметил, что мои формирования нельзя комплектовать офицерами запаса – этнических кавказцев-карачаевцев. Я невольно прикинул, что в нашей многонациональной стране при формировании новых частей и соединений в положении карачаевца может оказаться любой другой этнически не русский офицер, на ком в официальном порядке будет поставлено клеймо недоверия.

О другой ипостаси сталинизма очень точно и убедительно написал мой однофамилец, известный писатель Юлий Марголин, отсидевший длительный срок в сталинских лагерях, автор книги «Путешествие в страну ЗеКа», которая вышла в США в 1952 году, задолго до солженицынского «Архипелага ГУЛАГ».

Тогда же им была написана статья «О негодяях», которая, убежден, актуальна и по сей день: «За семь лет пребывания в лагерях и ссылке в Советском Союзе – я не встречал открытых негодяев…Негодяи находились в Советском Союзе так далеко и высоко, что я так и не увидел их. Я был зернышком в массе песка, на котором они возводили свои «дворцы культуры» и политические узоры…Эти люди (негодяи – М.М.) вытравляют из души современного поколения уважение к духу и интеллекту лучше всяких лениных и гитлеров, ибо они действуют изнутри. Они все знают, как в дьявольской мессе, служить которую может только рукоположенный священник. Эти люди окружены уважением, импонируют, высоко агрессивны и, как пристало негодяям, живут за счет того общества, которое они деморализуют».

А вот как это выглядит в современной интерпретации, изложенной Ириной Хакамадой на радио «Эхо Москвы». На вопрос, кто может развалить современную Россию, она отвечает: «Националисты. Из – за бедности и беспросветности жизни, когда нет шансов вклиниться в государственный капитализм, ненависть ко всяким «понаехавшим, черножопым, узкоглазым» становится популярным допингом для молодежи, а не только для политиков. А тут еще и власть вкрадчиво разводит на русских и других, дабы на нее не ополчились злобные толпы нищих, пытается вознести свое православное государство и русский мир как национальную идею».

 И тогда уже по сценарию Юлия Марголина на российскую арену выходят Жириновский, Соловьев, Проханов, Шевченко, Кургинян и иже с ними в телевизионных студиях, до предела заполненных платными исполнителями «бурных аплодисментов». А их лозунги «Россия для русских! Москва для москвичей!», их показушная имперская парадная мощь в день Победы страну не сберегут, а только в очередной раз запудрят мозги российского обывателя.

 

 С самыми свежими подтверждениями тяжелого недуга, квалифицированного как «синдром сталинизма», которым почти 100 лет страдает страна, читатель смог ознакомиться на канале «Дождь» в программе «Диалоги», где не так давно транслировалась полемическая дуэль ученого историка Николая Сванидзе и публициста, глашатая идей путинской власти, Максима Шевченко. Эта трансляция, как и следовало ожидать, завершилась аплодисментами в адрес Николая Сванидзе, сумевшего доказательно убедить аудиторию в аномальной сущности сталинизма, синдром которого процветает и в сегодняшней России. Об этом свидетельствует ежегодная информация, которую регулярно представляет на суд мировой общественности Левада-центр: речь идет о рейтингах «самых выдающихся личностей мировой истории». В тройке лидеров Сталин бессменно пребывает на первом месте уже 18 лет, в этом году его рейтинг составил 38%, а Путин и Пушкин (трудно себе даже представить!) получили одинаковое количество голосов – 34%. Это бесспорный успех путинских пропагандистов, умело «развешивающих лапшу на уши» вконец одурманенного российского люда. 

Не менее интересной мне показалась трансляция на телеканале «Совершенно секретно» передачи «Близкие люди», которую ведет известный в стране театральный режиссер Марк Розовский. На сей раз гостем ведущего был недавно ушедший в мир иной академик РАН, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов. Самое интересное, что довелось нам узнать от гостя, что он, многолетний депутат Госдумы, представляющий фракцию Коммунистической партии Российской федерации (КПРФ), давно покинул Коммунистическую партию Советского Союза и больше ни в каких партиях не состоит и не собирается в них вступать. Но это не мешает главному российскому коммунисту Зюганову при каждом удобном случае кичиться, что в рядах его партии состоит нобелевский лауреат. Более того, Жорес Алферов сообщил, что его примеру последовала и дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт Светлана Савицкая, хотя в ее биографии на интернете значится, что она все-таки продолжает быть членом Коммунистической партии России. Но самое главное, чем поделился со зрителем Нобелевский лауреат, – это катастрофическое состояние Российской академии наук, причем похоже, что и в данном случае не обошлось без влияния все того же недуга – «синдрома сталинизма», хотя сам академик в беседе с Марком Розовским старался подчеркнуто показать свое сожаление по поводу канувшего в Лету Советского Союза.

По всей России возрождается движение по увековечению монументальной памяти «великого кормчего». Так, сенатор Совета Федерации от Москвы О. Толкачев выступил с заявлением о намерении московских властей установить памятник Сталину на Поклонной горе.

 В связи с этим, Московское бюро по правам человека, фонд «Холокост», Союз писателей Москвы и российская секция Международного общества прав человека выразили письменный протест: «Удивляет маниакальное упорство столичных властей воскрешать тиранов в бронзе. Совсем недавно собирались установить памятник Дзержинскому, теперь намерены возвеличить Сталина, который залил кровью Россию. Памятник Сталину в Москве – такой же абсурд и преступление перед Россией, как если бы в Берлине 9 мая установили памятник Гитлеру. С той лишь разницей, что Германия извлекла уроки истории и прогрессивно развивается, а российская бюрократия уничтожает последние ростки демократии, отбрасывая страну в хаос и тьму. То, что Сталин якобы «выиграл войну» и достоин памятника – постыдный миф и неуважение к подвигу собственного народа, к его миллионным жертвам». 

Вместе с тем, недавнее событие в Московской государственной юридической академии (МГЮА) потрясло всю российскую общественность. Ректор МГЮА В. Блажеев велел своему завхозу отыскать в подвальной кладовой мемориальную доску, посвященную выступлению Сталина 93 года назад с докладом на 13 съезде РКП(б), которая там хранилась более 60 лет и была демонтирована прежним руководством академии в связи с решениями 20-го съезда КПСС. Эту памятную реликвию, связанную с «великим вождем», ректор приказал повесить на старое место. Когда об этом событии узнал профессор МГЮА адвокат Генри Резник, он написал такой текст: «Нет, увольте. Это край. Из числа профессоров выбываю». Как пишет автор журнала «ЕЖ» Игорь Яковенко: «Ректор В.Блажеев и Генри Резник считаются юристами. Разница между ними в том, что Генри Резник служит праву, а Виктор Блажеев начальству». 

К сожалению, в газетной статье невозможно рассказать обо всех пороках «синдрома сталинизма», хотя они никогда не уйдут из нашей памяти. Но мы не должны забывать, что самую высокую оценку сталинизму дал нацист № 1 Адольф Гитлер: «Сила русского народа не в его численности или организованности, а в его способности порождать личности масштаба Сталина. Это единственный мировой политик, достойный уважения. Наша задача – раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина не появлялись». Как принято в таких случаях говорить: «Тут ни убавить, ни прибавить».

 

-----------

*Да здравствует наш любимый товарищ Сталин! (перевод с идиша).

**В конце войны в сталинской риторике «интернационализм» уступил место великодержавному шовинизму, что как раз и проявилось в описанной автором сталинской речи (прим. ред.).