Собачьи Бега

Опубликовано: 28 августа 2020 г.
Рубрики:

Познакомьтесь с Мэни Злотником — господином лет пятидесяти, невысоким, чуть лысеющим и слегка полнеющим, но весьма симпатичным, активным и деятельным. Бизнес у него был несколько необычный — он трудился председателем общества беговых собак и организатором собачьих бегов. В прежние времена это давало стабильный заработок и неплохо его кормило. Однако, в последние годы во многих штатах собачьи бега запретили и доход продолжал идти лишь из Флориды, Алабамы, Коннектикута, да ещё из пары-тройки других штатов. Расходы и налоги росли, а заработок заметно упал; впрочем, на жизнь пока хватало.

Весь день Мэни обзванивал владельцев собак, ветеринаров, хозяев треков, букмекеров, договаривался со страховыми компаниями и рекламными агентствами. Самое сложное было найти достаточное количество хороших беговых собак — борзых, грейхаундов, левреток. Их становилось всё меньше, а потому он стал организовывать бега со смешанными породами, добавляя в забеги афганов, английских волкодавов и даже биглев. 

 

Погожим весенним днём в самый разгар рабочего дня в дверь его крохотного офиса постучали и вошёл довольно высокий господин в длинношёрстом джемпере, кроссовках и серых холщовых брюках, из кармана которых торчала газета. Возраста он был неопределённого — лет тридцать, а может и сорок, поджарый, мускулистый, с большими отвислыми ушами, мясистым носом и длинными до плеч белёсыми, давно нечёсаными волосами.

— Меня зовут Стэнли Шьен, — представился он, — вы тут забеги организуете?

Мэни утвердительно кивнул и спросил, чем может быть полезен.

— Интересуюсь принять участие в з-забеге, — проговорил посетитель, слегка заикаясь.

— А! Это замечательно, — сказал Мэни обрадованно, — что у вас за порода? Пол, вес, возраст какой?

— Возраст двадцать семь лет, пол, естественно, к-кобель. Порода? Даже затрудняюсь определить. Я бы назвал… Ну скажем, транс-пет.

— Как вы сказали? — изумился Мэни, — Никогда не слыхал о такой породе, да и с возрастом вы, вероятно, напутали. Как же это может быть двадцать семь? Может, вы имеете в виду не лет, а месяцев?

— Ничего я не напутал, — проворчал посетитель, — Не верите, м-могу водительские права показать, — он вытащил из кармана бумажник, достал права и протянул их Злотнику.

— А, — рассмеялся тот, — Я ведь имел в виду не ваш возраст, а возраст вашей собаки…

— Нет у меня никакой собаки, — раздражённо проговорил Стэнли, — Я же ясно сказал: интересуюсь принять участие в з-забеге. Я сам. Мне двадцать семь лет, а не месяцев. Я выносливый, хорошо бегаю, так что вам ещё?

— Вы, уважаемый, похоже напутали, пришли не по адресу. Мы тут организуем собачьи бега, а не человечьи. Собачьи! Вам надо не сюда. Обратитесь, к примеру, в спринтерскую ассоциацию, там, у них постоянно устраивают соревнования. Так что извините. Рад был познакомиться…

— Да что вы мне голову морочите всякими пустяками: человечьи, собачьи! Какая разница? — визитёр говорил всё более раздражённо, — Вы что, дискриминацию тут устраиваете? Люди, собаки — у нас в стране все равны! Пора бы з-знать! Главное — это не анатомия, а кем вы себя ощущаете. Если я себя чувствую, к примеру, человеком, так и побегу на человечьих соревнованиях, а если ощущаю себя собакой, тогда я д-должен бежать с собаками, иначе будет несправедливо по отношению к людям. Вот лично я чувствую себя по собачьи, стало б-быть должен соревноваться с собаками. Так что давайте, оформляйте…

Тут до Мэни дошло, что перед ним сумасшедший, а потому он решил не раздражать посетителя и поскорее от него избавиться. Чем чёрт не шутит, может, этот Стэнли Шьен буйный, ещё покусает. Лучше ему не перечить. Он примирительно сказал:

— Да, да, только не волнуйтесь, я хорошо вас понимаю — вы спринтер или может даже стайер. Так ведь? И… э-э… На какие дистанции предпочитаете бегать?

Стэнли обрадовался, что его наконец понимают, почесал за ухом и сказал:

 — Я вообще-то в прошлом, когда помоложе был, даже м-марафон бегал, а сейчас предпочитаю короткие, м-метров на 60 или 100. Какой у вас следующий забег?

— А, так вы на 100 метров бегаете, — Мэни решил ухватиться за соломинку и напустил на себя грустный вид, — вынужден вас огорчить, мистер э… Шьен, если не ошибаюсь. Наша стандартная дистанция для собак — 400 метров. Только 400, никак не 100. Очень сожалею, что мы для вас не подходим, до свиданья.

— Нет-нет, вы меня не гоните! Я с-согласен. Если надо 400, так я и на 400 побегу. Я ваши правила уважаю и менять их не намерен. Давайте оформляйте на 400. У вас ведь с-смешанные породы бегают? Так я побегу с ними. Без проблем.

Мэни растерялся. Похоже отвязаться от сумасшедшего будет не просто. Тогда он решил зайти с другой стороны:

— Мистер Шьен, послушайте. Я бы очень рад включить вас в следующий забег, но у нашей ассоциации есть свои чёткие правила: в бегах участвуют только животные, так сказать, совершенно определённого вида, а именно — собаки разных пород. Со-ба-ки! Только они, а вот ни кошек, ни, к примеру, кенгуру, выхухолей, или вот… людей мы допустить к бегам не можем. Никак! Даже если очень захотим. Поскольку у них нет, как бы это поточнее выразить: первичных биологических признаков собаки. И у вас их нет, этих признаков. Правда ведь, нет? 

— При чём тут биологические признаки! Вы что, газет не читаете? Вот смотрите, — Стэнли опять почесал за ухом, вытащил из кармана газету, развернул её и ткнул пальцем в статью под названием «Равноправие в спорте», — только на прошлой неделе наш губернатор подписал з-закон, что спортивные команды не имеют права дискриминировать трансгендеров. Тут сказано, что к примеру, если м-мужчина ощущает себя женщиной, то он, вернее она, имеет полное право войти в женскую команду и с-состязаться с женщинами. И наоборот, если женщина, которая лесбиянка или трансгендер, думает, что она м-мужчина — пусть состязается с мужчинами. Главное — кем он или она себя ощущает! Никакой дискриминации! Я вам больше скажу, мистер Злотник: если вдруг она, вернее — оно, окажется гермафродитом, пусть тогда оно соревнуется где хочет — хоть в м-мужской команде, хоть в женской, хоть в какой! Равноправие для всех! Губернатор правильно постановил, вот здесь чёрным по белому написано, — он опять сунул газету Мэни под нос, — «Внешние половые признаки не являются основанием д-для гендерной дискриминации. Определяющий фактор: личная преференция, то есть, кем индивидуум себя ощущает, а не как он биологически устроен». По научному это называется «небинарный пол» — не два пола, а сколько хочешь. Ясно? Надо идти в ногу со временем, а не быть ретроградом! Вот читайте. Читайте!

— Но ведь вы же не в женскую команду проситесь, а в собачью, — в отчаянии пытался возразить Мэни, до которого юридические тонкости никак не доходили.

— Так и что? Какая р-разница! Вы, значит, отказываете мне в равноправии? Считаете, что я ниже какой-то там собаки? Стало быть, собаке можно, а мне нет? Ну ладно, не буду с вами спорить. Я вижу для вас новые спортивные правила пока непривычны. Поэтому я не возражаю, если в бумагах на з-забег вы не укажете, что я человек, а просто напишите, что я — это кобель породы транс-пет. Я такую породу для себя придумал, по аналогии с «транс-гендер». Да, транс-пет — это будет правильно. В з-законе чётко сказано: нельзя дискриминировать по половым признакам. Так что со мной будет всё законно: по внешним половым признакам, я мужчина, а по ощущению — кобель. Значит, имею право. И побегу я в группе смешанных пород. Договорились?

— Нет! — закричал Мэни. Он вдруг потерял над собой контроль, — Никуда вы не побежите! Не будете вы бегать наперегонки с собаками! Не позволю! Это несправедливо, неправильно и для собак оскорбительно. Люди — это люди, а собаки — это собаки! Так всегда было и так будет. Это закон природы, и я вам его менять не позволю! Не позволю, слышите?! Вот и всё! Убирайтесь отсюда, мне некогда заниматься глупостями…

— Ах вот вы к-как, — злобно проговорил Шьен, — Ну н-ничего, я на вас управу найду, вы обо м-мне ещё услышите!

Он вышел и хлопнул дверью.

Через неделю в офис к Мэни Злотнику зашёл почтальон и велел расписаться за получение заказного письма. В красивый конверт с золотым тиснением был вложен листок бумаги кремового цвета с витиеватой надписью наверху: «Адвокатская фирма Краснера и Краснера» а ниже было написано следующее: «Уважаемый мистер Злотник! Наша фирма представляет интересы мистера Стэнли Шьена. Как нам стало известно, в нарушение штатного закона о недопустимости дискриминации по половому признаку на рабочем месте, в учебных заведениях и спортивных обществах (Гражданский Кодекс, параграф 354.3-Х), вы отказали мистеру Шьену в участии в соревнованиях, незаконно мотивируя отказ его видовой преференцией.» Далее в письме говорилось, что если в течении двух недель их клиент Стэнли Шьен, не будет допущен к бегам, то дело будет передано в суд. Внизу стояла подпись: Дэвид Краснер, эсквайр. 

Мэни смутно помнил, что «эсквайр» был какой-то персонаж из книги про пиратов «Остров Сокровищ» и решил, что этот Краснер, скорее всего, тоже пират, который готов выпотрошить его вчистую. Он прекрасно знал из прошлого опыта, что главная задача адвокатов не бороться за правду или восстанавливать поруганную справедливость, а набивать собственные карманы за счёт своих клиентов. Перспектива идти в суд и что-то там доказывать его совершенно не прельщала: выиграет ли он, или проиграет — не важно. Главное, что никаких денег не хватит оплатить «услуги» адвоката. Он принёс письмо домой и показал жене. Она отреагировала быстро и чётко: «Тебе, что, больше, чем другим надо? Хочешь воевать за свои идеи? Не будь идиотом!»

Мэни не хотел быть идиотом, поэтому он написал пирату Краснеру письмо, где сообщал, что мистер Шьен его неправильно понял и он уже включён в очередной забег. После чего всё довольно быстро покатилось под гору. Владельцы беговых собак, узнав, что их питомцы будут соревноваться с человечьим кобелем, стали снимать своих псов с забегов, букмекеры вчистую отказывались делать ставки на неизвестную породу «транс-пет», и после второго или третьего состязания, в котором, кстати, Стэнли пришёл на финиш предпоследним, обогнав лишь 15-дюймового бигля, весь беговой бизнес пришлось свернуть.

Мэни затосковал. До пенсии было ещё далеко, и надо было подыскивать себе какое-то приличное занятие, которое могло бы кормить семью. Поскольку он неплохо знал бухгалтерию и прочие деловые премудрости, поначалу устроился менеджером в офис к дантисту. Через год ему там стало скучно, да и надоело каждый день видеть публику с перекошенными от зубной боли физиономиями.

Однажды ему пришла в голову идея открыть новый бизнес: стать гражданским свадебным регистратором, то есть церемониймейстером, который организует и руководит свадьбами, приводит молодожёнов к присяге и скрепляет брачные документы своей подписью. Довольно быстро получил необходимую лицензию, составил красочный текст присяги, разместил рекламу в брачных журналах и на интернете, и даже снял маленький офис в центре города. 

Бизнес пошёл весьма успешно. Мэни воспрял духом, повеселел, и даже внешний вид его изменился к лучшему. Он стал импозантным, сменил джинсы и футболку на элегантный костюм в серую полоску, а его речь приобрела эдакую плавную и торжественную интонацию, вроде как у эстрадного конферансье.

Однажды, когда он работал в своём офисе, в дверь робко постучали и вошёл… Стэнли Шьен. Одет он был импозантно: чёрный костюм с бабочкой, в петлице был алый цветок, а из кармана брюк, как и прежде, торчала газета.

Глаза у Мэни округлились, он нервно задышал и еле смог выдавить из себя:

— Вы? Ну что ещё? Что вы опять от меня хотите? Я никакими собачьими забегами больше не занимаюсь. Оставьте меня в покое! У меня теперь свадебный бизнес. Только свадьбы, сочетания браком и никаких забегов! Что же вам надо?

— Да вы не волнуйтесь, — скороговоркой сказал Стэнли, — никаких проблем, я и сам уже больше н-не бегаю. Это в прошлом. Возраст, знаете ли. Тут у меня как раз дело по вашему новому бизнесу. Я, мистер Злотник, влюбился и хочу сочетаться. Законным браком, стало быть. Вы ведь венчаете п-по гражданской церемонии? Вот мне как раз надо по г-гражданской. Обвенчаться надо.

У Мэни отлегло от сердца, он улыбнулся и сказал: 

— Ах сочетаться… По гражданской… Поздравляю. Это другое дело, это можно организовать без проблем. Позвольте узнать, мистер Шьен, кто ваша невеста? Мне надо с вами обоими обсудить все детали церемонии. Когда я могу встретиться с вашей будущей лучшей половиной? С будущей женой, так сказать.

— Так она здесь, со мной. Там в приёмной, я её сейчас с-сюда… Один момент.

О вышел в приёмную и сразу же вернулся. На руках у него сидел бостонский терьер в белой фате.

Мэни Злотник судорожно глотнул воздух, глаза его закатились и он без чувств повалился на пол. 

 

--------------

Рассказы Якова Фрейдина можно прочитать на его веб–сайте: www.fraden.com/рассказы , а книги можно приобрести через: http://www.fraden.com/books

 

Комментарии

Аватар пользователя Владимир Фрумкин

Недаром говорят "Клин клином вышибают". Автор рассказа ударил по одному из абсурдов нашей политкорректной реальности своим великолепно придуманным  и написанным абсурдом. Браво, Маэстро!