Коронавирусный Манифест

Опубликовано: 29 марта 2020 г.
Рубрики:

Коронавирус победно шествует по планете, и он отнюдь не сумрачно бродящий призрак.

Десятки миллионов, пожалуй что и сотни миллионов, обрекли себя на домашний арест, «самоизоляцию». Уникальный феномен...Наблюдая его, можно сделать кое-какие выводы, серьёзные и не очень...

Что надо делать культурному человеку? Каким рекомендациям следовать?

 

«А если в партию / сгрудились малые –

сдайся, враг, / замри и ляг!

Партия –рука миллионопалая,

cжатая в один/громящий кулак». 

 

И далее: «Партия- это миллионов плечи, друг к другу прижатые туго».

Так вот, с короновирусом эта пролетарская стратегия великого певца революции Владимира Маяковского - не проходит. Более того, она абсолютно вредна.

«Сгрудившиеся  малые» - аппетитная пища для COVID-19. 

Инфекционисты сейчас строго наказали : запрещено не только «сгруживаться» и «туго прижиматься», вообще нельзя собираться более чем 50 человек - очевидно, в любые партии. Возможно, «Единой России» это будет разрешено, например при голосовании за новую, с поправками, Конституцию. В условиях эпидемии, которая распространяется капельно-возлушным путём, это булет чудовищно. Так - в эпоху короновируса - одним махом рухнула идеология партийно-классовой солидарности. 

Более мягкая, интеллигентная, рекомендация Булата Окуджавы «Возьмёмся за руки, друзья, чтоб не пропасть по одиночке» - тоже не годится. Можно здороваться,  касаясь друг друга локтями, ногами, можно на расстоянии складывать руки в индийское «Намасте», но браться за руки...увольте! Это - прямой путь к инфекции. Исключено... 

Что же делать? «Пир во время чумы?» Творческая конференция с целью написания «Нового Декамерона»? Может, кому-то и нравится этот способ коллективного самоубийства, нам так нет... 

Жёстко-разумная рекомендация дана провидцем Иосифом Бродским. Она широко распространяется в Интернете.

 

«Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.

Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,

слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся

шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса».

 

Будем последовательны. Пойдём путём Бродского. До конца.

Куда?

 

В туалет...

Два замечательных факта:

- Самое тёплое место в квартире - за холодильником (это следует из термодинамики). 

Именно там живут тараканы.

- Самое укромное и, вместе с тем, самое чистое место квартиры - туалет. Именно там интеллигентный человек должен быть ровно столько, сколько ему нужно. 

Не надо питать иллюзии, семейная самоизоляция ничем не лучше ситуации на полярной станции или на космическом корабле. Конфликты между близкими, мужем и женой в частности, могут обостриться настолько, что туалет может стать единственным убежищем. По предварительной оценке шведского социолога Олафа Ярмун-Сигурдсона, после конца самоизоляции не менее 26% семей примут решение о полной изоляции, то есть разводе. Ситуация тревожная... 

  

Туалет. Очищение физическое. Отступление от темы 

В туалете, как правило, моют руки. Прежде всего, руки. Моют часто. Это понимал ещё Понтий Пилат. В туалете очищают тело от его физиологических отходов. Сейчас это делают с помощью туалетной бумаги. В дни эпидемии её-то, прежде всего, и раскупили в цивилизованных странах Европы и Америки. 

В магазинах Лондона в одни руки давали только по два рулона. Хорошо ещё, что продавали не только членам профсоюза. Вот заголовки Би-Би-Си: «Американцы закупают оружие и туалетную бумагу...», «...В Гонконге украли 600 рулонов туалетной бумаги». Почему такой бешеный спрос на туалетную бумагу во всех странах, будь-то парламентские республики, монархические или авторитарные режимы? Потому что “toilet paper” и есть один из главных признаков цивилизации народа. 

Утончённая нежно-лилейно-девственная белизна туалетной бумаги разительно контрастирует с цветом продуктов жизнедеятельности человека. И другие цвета тоже возможны. 

Аборигены Америки, племена, которые выращивали кукурузу, использовали её листья, снятые прямо с початка. Другие народы использовали другие растения, кроме крапивы, разумеется. Знаменитые Гаргантюа и Пантагрюэль пользовались гусятами!

Лишь в1857 году Джозеф Гайетти из Нью-Йорка первый стал выпускать «Gayetty’s Medical Paper for the water closet”. Вначале это была пропитанная соком алоэ «лечебная бумага» для тех, кто страдал от геморроя. До этого использовали многое, что было под рукой: мох, листья лопуха, газеты, рекламные проспекты, книги и даже речные раковины. 

Обратимся к российской и советской истории. В России никакой туалетной бумаги не было. А в СССР - ни бумаги, ни секса. 

В эпиграмме, обращённой к императору (!) Александру I, Пушкин горько жалуется на свою учaсть:

 

«Окружен рабов толпой, / С грозным деспотизма взором

Афедрон ты жирный свой / Подтираешь коленкором.

Я же грешную дыру / Не балую детской модой

И Хвостова жесткой одой, / Хоть и морщуся, да тру»

 

(«афедрон» - это «пятая точка» человека, а граф Дмитрий Иванович Хвостов - поэт, 

которого Пушкин считал эталоном бездарности). 

 

Сейчас коленкор ассоциируется с чем-то грубым, жестким, как переплеты книг. А вообще коленкор (англ. calico) обязан своим названием индийскому городу 

Калькутта, это хлопковая ткань из Калькутты. Промышленное производство этой ткани в разных модификациях впервые наладили в Англии. Из белого коленкора шили рубашки, а из более дорогого цветного – платья. В России в деревнях из белого коленкора шили рубахи и подкладку для сарафанов. 

Конечно, Александр I использовал в целях гигиены мягкий белый коленкор. А бедный Пушкин, морщась, использовал вырванные из книг листы. И его героиня Татьяна делала то же самое «Татьяна мнёт в руке бумажку/Зане живот у ней болит.

Она затем поутру встала / При бледных месяца лучах

И на подтирку изорвала / Конечно, «Невский Альманах»».

 Шли годы...Кое-что менялось, но медленно.

Люди старшего возраста помнят, как на улицах столицы в середине 1960-х периодически появлялись возбуждённые люди с выражением беспримесного счастья на лицах. Словно матросы гражданской войны, они были обвязаны - но не пулемётными лентами , а гирляндами с десятками рулонов туалетной бумаги. 

Один из авторов (Яблонский) вспоминает: «В 80- х годах я слушал выступления советских журналистов, вещавших по-русски на Канаду. Признавая, что в Советском Союзе нет туалетной бумаги, журналист высказался так «Газета - это тоже не наждак!». И как с этим было спорить? 

 

Туалет. Очищение духoвное. Возвращение к теме 

Туалет - келья. Туалет - это место медитации, само-исповедальня отшельника.

Туалет сакрален - в лучшем смысле этого слова.

Человек в туалете становится сверхчеловеком, освобождающимся от всего лишнего, наносного. Его нельзя отвлекать от главного дела его жизни.

Это - один из основных признаков современной западной цивилизации. Сакральность туалета признается всеми другими, которые свято соблюдают тайну уединения.

А на Востоке такое уединение не прописано: его отсутствие и есть колоссальное отличие восточной цивилизации от западной.

В западном туалете происходит максимальное сосредоточение и физиологического, и - философского аппарата человека. Строго говоря, в туалете физиологические возможности естественно трансформируются в философско-поэтические достижения. 

Именно в туалете достигается уникальное слияние верха и низа.

«Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда», - писала Ахматова.

Если бы из сора... Сор не пахнет...

Ныне интеллигентный человек может провести в туалете время, несопоставимое с другими эпохами. Эпоха Туалетного Сидения (ЭТС), инициированная коронавирусом, будет сопоставлена с Ренессансом. Такого ещё не бывало в истории человечества. 

Мы уже говорили, что при обдуманно-долговременном пребывании в туалете конфликты с ближними будут заведомо исключены. Конечно, возможно возникновение конфликта с самим собой, но - это неустранимая черта высокодуховного индивида.  

И когда эпидемия схлынет, мы увидим сияющие вершины человеческого разума, достигнутые в сосредоточенности спасительного одиночества. Мир ахнет, узнав, что интеллигентный человек придумал в туалете.

Человечество выйдет из туалета не только облегчённым, но и обновлённым. И это случится скоро, очень скоро! 

 

Комментарии

Почему бы не назвать сей опус «Сортириада». Очень смешно. Шучу!