Не бойтесь, не потонем. Три горсточки памяти

Опубликовано: 28 декабря 2019 г.
Рубрики:

По коробу поскребла, по сусеку помела и наскребла три горсточки памяти, замесила рассказик, добавила маслица и испекла. 

 

Вот одна из горсточек...

Приближение весны уже чувствовалось. Посветлело. Все краски ощущались ярче: небо голубым, а всякие растения — зелёным. Вот уже минут сорок стояла на остановке возле шестой поликлиники в ожидании трамвая номер семь. Куда-то торопилась: может, в кино, а может — на встречу. На голове красовался красный берет. Почти как у Пушкина: «Кто там в малиновом берете...». Если честно, моему неправильному лицу не шли ни косынки, ни платки, ни вязаные шапочки, а шляпа с полями делала похожей на гриб. А вот берет — это моё. На остановке уже собралась толпа спешащих куда-то людей. Наконец появился трамвай. Народ бросился штурмом в переполненный вагон. Ну и я вместе с ним. Пыталась всунуться, но, увы, дальше предпоследней ступеньки не протиснулась. Стояла на подножке, двумя руками вцепившись в поручни, чтобы не упасть. Сзади меня ещё пара счастливчиков примостилась. Держать прямо голову не хватало места, пришлось запрокинуть назад. И – о ужас! Ощутила, как берет сползает с головы. Ещё мгновение, и он упадёт. В это же время парень, стоящий на верхней ступеньке, тоже державшийся за поручни, схватил берет зубами и держал до тех пор, пока трамвай не остановился на следующей остановке. Улыбаясь, незнакомец протянул спасённую драгоценность. Ничего грандиозного, просто сохранил любимую вещицу, а вот запомнилось...

 

Вторая горсточка

Закончился седьмой класс, и наступила благословенная пора летних каникул. Но в тот давний год они начались не отсидкой дома, а чудным походом по излучинам реки Северского Донца. Погода была благодатная — не жаркая, изматывающая тело, а ласкающая его. Учеников выбрали для этого похода самых лучших: отличников, хорошистов и тех, которые не запятнали высокое звание пионера. Возглавляла эту выдающуюся группу классная руководительница Галина Ивановна, которая учила нас украинскому и делавшая это хорошо, а также физрук Юрий Петрович. Не знаю, каким образом, но я попала в эту прослойку вместе со своей белокурой подружкой Ирой Осиповой. Мне нравились посиделки у костра с шутками из «Золотого телёнка», совсем не походившие на казенные пионерские сборы. На мутной фотокарточке — нас шесть девочек, все без улыбок, как будто «мы смело в бой пойдём в борьбе за это». Стою посредине: на мне синий трикотажный костюмчик фабрики «Динамо» с подвернутыми до колен штанами.  

Человечество накопило много всего за свою историю, но каждая единица все равно живёт своим опытом и норовит сунуть в огонь свою руку, чтобы убедиться, что он жжёт. Мы остановились на привал. Северский Донец тёк плавно и разлился не очень широко. Плакучие ивы обрамляли берега, придавая виду пасторальности. В природе царила благодать и безмятежность. Мы с Иркой решили насладиться речкой, хотя ни Ирка, ни я плавать не умели. Кто-то из мальчишек нас предупредил: «Направо не двигайтесь. Там — водоворот». Меня тут же осенила гениальная идея направиться туда, куда ходить нельзя и обследовать плохое место. Осторожно, маленькими шажочками ступала в направлении запретной зоны. Сделала ещё один — и не ощутила дна. «Всё, тону...» Я открыла рот и стала кричать: «А-А-А-А-А-А-А!». Ирка, стоя по пояс в воде, испуганно заорала: «Спасите, помогите!!!». Наши ребята на берегу смешались в недоумении: одна, то есть я, поёт, а другая, стоя по пояс в воде, взывает о помощи. Только неизвестный, стоящий на другом берегу, мгновенно взмахнул руками, как крыльями, ласточкой прыгнул в речку и мощным кролем рванул ко мне. Барахтаясь в водовороте, чувствовала, как вода закручивает и затягивает в воронку. Прошло всего пара минут, как пловец оказался рядом: «Ты только не хватайся за меня — потонем!». И тут я произнесла то, что потрясло Ирку. Без всякого испуга ответила: «Не бойтесь, не потонем». Доверившись своему спасителю, спокойно положила руку на его плечо. Вырваться из водоворота оказалось тяжко. Вода закрутила нас, ещё немного — и об этом уже, возможно, не было бы написано. Слава богу, наш физрук Юрий Петрович опомнился и подплыл к нам, и я обняла его за другое плечо. А сзади меня подталкивала прибывшая на выручку одноклассница Таня Зорина. Втроём они еле вытянули тонущую из воронки. Обессиленная, ошалевшая, лежащая опустошённым кулем на песке, я запоздало заплакала не в состоянии произнести ни слова. Когда пришла в себя после шока и подняла глаза, то мой главный спасатель уже исчез. Не успела сказать спасшему даже «спасибо». Неизвестно, кто это был. Никогда его больше не видела, и имя его мне неизвестно.

  

И ещё горсточка

Это произошло уже во времена, когда оказалась в Америке. Такое чувство, что проживаю две жизни: одна случилась в Союзе, а другая в Штатах. Всё, что было нажито и схвачено опытом, здесь оказалось ни к чему. Стартовала с нуля во всём, начиная с языка и кончая работой. Мне нравилось ощущать себя молодой: учиться в колледже, осваивать разные жизненные премудрости. Успела поработать бебиситтером, продавщицей в магазине, представителем телефонной компании по обслуживанию клиентов, программистом и тестером. Чтобы нормально перемещаться в наших краях, надо водить машину. Самым большим скептиком оказалось дочь: «Ты никогда не научишься. Самое большее — это ездить до плазы, а туда пешком — пять минут. Если всё же научишься, то будешь катать как трамвай по определенному маршруту». Но повезло. Лёва, учивший вождению, делил человечество на две категории: талантливых и способных. Так как к талантливым, по-видимому, даже доброжелательный Лёва не мог меня отнести, то я принадлежала к способным. Наверное, он единственный, кто мог выдержать такую неумеху. Даже тогда, когда вместо тормоза нажала на газ и мы чуть не разбились, он голоса не повысил: «Нормально. Научишься».  

На работу в телефонную компанию «MCI» приходилось мотать 28 миль в одну сторону и столько же обратно. В тот день, выехав на хайвей и проехав пару миль, ощутила, что произошло что-то неладное: машина по-дурацки запрыгала и потянуло палёным. Не понимая, что происходит, но чуя опасность, съехала на обочину. Со страхом и недоумением вылезла из машины. Всё что случилось позже походило на волшебную сказку. Какой-то роскошный автомобиль вырулил на обочину впереди меня и остановился. Из него вышел статный чернокожий красавец в белоснежном костюме и модном галстуке. Он подошёл ко мне и спросил: 

— Do you know what happened? (Ты знаешь, что случилось?)

— I don't have any idea. (Понятия не имею.) 

— Your car has a flat tire. Do you have a spare wheel? (У колеса спустила шина. У тебя есть запаска?)

— Yes. In a trunk. (Да, в багажнике.)

— Would you mind if I put it on? (Ты не возражаешь, если я поставлю его?)

— Sure. Thank you so much. (Конечно. Спасибо большое.) 

И незнакомец, который, по-видимому, ехал в офис в своём ярко-белом костюме, от которого исходил тонкий аромат дорогих духов, приступил к тяжёлой и грязной работе: сначала приподнял машину домкратом, снял колесо со сдутой шиной, затем достал из багажника запаску и начал устанавливать. Изумлённо смотрела, как споро он всё делает. Где-то через полчаса, когда работа была сделана и он обтер тряпкой грязные руки, уточнила: 

— How much do I owe you? (Сколько я вам должна?)

— Nothing. (Ничего.) — возразил. 

Сказать, что я была благодарна, это вообще ничего не сказать!

—Thank you so much! You are my angel. (Спасибо огромное. Вы — мой ангел!)  

Действительно так. Приключилось чудо. Наверняка встретилась со своим Ангелом-Хранителем!  

Что объединяет эти истории? Догадайтесь! Объединяет то, что ни с одним из доброделателей никогда не была знакома и никогда раньше даже в глаза не видела. Благодеяние было направлено не на меня — это такое общечеловеческое братское отношение. И не ко мне даже, потому что добры-молодцы — неизвестные. Всё-таки не всё так плохо с человеческой природой, если находятся те, которые, не раздумывая ни секунды, бросаются помогать, спасать, выручать. Уверяю: «Не бойтесь, не потонем!»