Зелёный Мартын

Опубликовано: 29 августа 2019 г.
Рубрики:

  Эту историю мне рассказал мой бывший тренер по мотогонкам Юрий Степанов. 

 ***

 Случилось это в начале 60─х. На окраине Ростова в старенькой хатёнке проживала одинокая старушка. Как-то летом она стала замечать пропажу продуктов из чулана, а по ночам слышала неясные шорохи на чердаке. Бомжи тогда ещё не водились, и она стала грешить на соседских пацанов. В один злополучный день хозяйка, вернувшись из церкви, поднялась к себе на крыльцо, открыла дверь и… обмерла! В комнате, как после погрома, всё было перевёрнуто вверх дном, в воздухе снежной метелицей кружили белые пушинки перьев, а на железной сетке кровати, как на батуте, скакал... чертёнок!

В глазах у старушки помутилось, она успела перекреститься и с криком: «Кара-у-ул!» – рухнула в обморок. На крик сбежались соседи. Неожиданно из открытой двери вынырнул натуральный чертёнок, только весь в белых перьях и с длинным чёрным хвостом. Бросив на оболдевших зевак воинственный взгляд, он кубарем скатился с крыльца и, лихо спружинив, вознёсся на верхушку высоченного тополя. Пока изумлённый народ, вытаращив очи, созерцал представителя потустороннего мира, один гражданин, не верящий ни в каких чертей, сгонял домой за берданкой и, недолго думая, пальнул в окаянную нечисть. Сражённый точным выстрелом, чертёнок, ломая ветки, камнем рухнул на грешную землю.  

За год до этих событий капитан дальнего плавания с какого-то экзотического острова привёз сынишке небольшую обезьянку породы зелёная мартышка. Молодого самца назвали Мартын. Животные, как и люди, бывают умными и глупыми, замкнутыми и общительными, весёлыми и угрюмыми. Мартын, даже по обезьяньим меркам, оказался вопиюще шкодливым. Он отличался такой жаждой свободы, какая никаким демократам не снилась. Попытка содержать его в клетке с первых же дней с треском провалилась: Мартын закатил такую истерику, что переполошил всех соседей. Пришлось его выпустить из заключения, после чего квартира мореплавателя превратилась в палату психиатрической клиники для буйных обитателей. Мартын постоянно стремился к окнам, гардины были порваны в клочья.

В отличие от домушников, которые всеми способами норовят проникнуть в чужую квартиру, Мартын с таким же упорством норовил из квартиры слинять. И однажды это ему удалось: он воспользовался открытой по недосмотру (а скорее всего, с умыслом) форточкой и совершил свой первый побег. Упиваясь свободой, он путешествовал по Ростовским улицам, появлялся в самых неожиданных местах, собирая толпы зевак.

Его бродяжничество по чердакам, крышам домов и кронам деревьев закончилось в гостеприимном помещении милиции, которое, вероятно, с тех пор стали называть обезьянником. Вскоре отыскали владельцев, но забрать своё сокровище семья капитана наотрез отказалась, в зоопарк питомца тоже не приняли, для этого требовался цел ряд бюрократических процедур. После долгих мытарств арестант с сомнительной репутацией (имеет привод в милицию и склонен к побегу) – по настоятельной просьбе милицейского начальства, был передан в цирк, на поруки известному дрессировщику зверей Ивану Федотовичу Рубану.  

 Но и там он долго не задержался: опытный педагог не обнаружил у Мартына никаких талантов, и карьера кандидата в артисты рухнула, так и не начавшись. В те годы во многих городах стали появлялись афиши с портретом симпатичного молодого человека с доброй гагаринской улыбкой. Он был в спортивном свитере с крупными буквами СССР на груди и был увенчан чемпионской лентой с десятками победных медалей: это был тоже Юрий Алексеевич, только Степанов – многократный чемпион СССР, рекордсмен мира по мотогонкам, заслуженный мастер спорта.

Он окончил Ростовский педагогический институт, работал тренером в мотоклубе общества «Труд» и неожиданно получил предложение Госцирка: участвовать в популярном тогда аттракционе «Гонки по вертикальной стене». К нему и отправили несостоявшегося артиста на потеху публике. Намаявшись в своих злоключениях, Мартын быстро привязался к новому хозяину. В перерывах между представлениями он забирался к хозяину на плечо и тщательно перебирал его густую шевелюру: по-видимому, искал блох, что в обезьяньем мире считается высшим проявлением уважения.  

На зиму Степанов забрал Мартына к себе домой, но и там он долго не задержался. Однажды во время прогулки с женой Юрия Алексеевича Таисией, будучи на поводке, он ухитрился тяпнуть чересчур назойливого пацана за руку. Мамаша укушенного малыша оказалась работницей районного прокурора, и с её подачи Мартын снова оказался за решёткой. В зоопарке. С учением старика Дарвина Мартын знаком не был, но, глядя на посетителей зоопарка изнутри клетки, как они кривлялись, кидали в клетку окурки и огрызки яблок, он, наверное, думал, что, скорее всего, в процессе эволюции обезьяны произошли от человека.

Мартын долго не смог находиться в такой обстановке и постоянно искал случая совершить очередной побег. Как-то служащая зоопарка, убрав клетку, заперла её дверь не на замок, а только на щеколду. Она явно недооценила многоопытного заключённого, и он не преминул воспользоваться её неосмотрительностью. Дождавшись ночи, Мартын открыл дверь «камеры» и дал дёру подальше от мест своего заточения. 

 Для проживания ему приглянулся чердак избёнки той самой одинокой старухи. Собаки во дворе не было, зато в изобилии произрастали фруктовые деревья со спелыми плодами. Когда хозяйка отлучалась, Мартын наведывался к ней в кладовую, где хранились продукты (холодильники были тогда непозволительной роскошью). Однажды там он обнаружил вкуснейшую вишнёвую наливку, бродившую в трёхлитровом баллоне, заботливо накрытом марлевой повязкой. Основательно приложившись к благородному напитку и закусив майским медком, окосевший «квартирант» устроил пьяный дебош.

Под губительным действием алкоголя хрупкая граница между человеком и его дальним родственником напрочь стерлась и обезьяна уподобилась хомо сапиенсу, пребывающему в подобном состоянии. Под воздействием хмельной эйфории Мартын, измазавшись мёдом, опрокидывал стулья и тумбочки, сорвал абажур и распотрошил бабушкину перину. А застала его хозяйка на пике куража, когда он скакал на сетке её кровати, как на батуте, может быть, вспомнив свои недолгие уроки в цирке.

 Похмелье Мартына оказалось горьким: побывав у ветеринара, весь в бинтах и гипсе, он вновь оказался в недавно покинутой клетке зоопарка. Узнав о случившемся, Степанов примчался в зоопарк. Мартын подковылял к нему на трёх лапах (четвёртая была в гипсе), залез на руки, обнял его за шею и тихо застонал: болело изувеченное тело. Они долго сидели обнявшись. Мартын нежно лизал Юрину щёку тёплым шершавым языком. До самой поправки Степанов снова забрал его домой.