Два рассказа. Мобилизация. А папа скоро вернется?

Опубликовано: 24 сентября 2022 г.
Рубрики:

Мобилизация

 

С тупой скорбью пришли мы сегодня на работу. Завертелась русская рулетка. Безысходность парализовала мужчин и женщин. Закончились игры в величие. Больше никто не хотел стереть Украину с лица Земли, все думали, как бы не стёрли их самих, ведь каждый нормальный мужик, имеющий семью, квартиру, работу, планы на отпуск там, куда ещё пускают, каждый теперь знал – за ним непременно придут и увезут геройски погибать, это лишь вопрос времени.

Многие успокаивали себя: «Мобилизация частичная, всего триста тысяч трупов, может, мой жребий и не выпадет». Жалкое зрелище, особенно для людей Z. Потому что в действительности никто уже не верил тому, кто всегда врёт. В душе каждый знал, хватать будут всех, а если посмотреть на предыдущие события на фронте, то очевидно, что выживут единицы.

А ещё слухи, самая шокирующая вещь, ибо обычно самая достоверная – в населённых пунктах в первый же день розданы сотни повесток, словно их заранее приготовили. 

За дезертирство – десяточку, за сдачу в плен – десяточку без права переписки. Всё в лучших традициях. Хотели Сталина? Получите. Хотели Совок? Милости просим. Вам даже праздничный салют напоследок устроили, концертиками порадовали. Умирать, так с музыкой.

Крутится русская рулетка. Она будет крутится до последнего русского мужика.

21 сентября 2022 

 

А папа скоро вернётся? Быль 

 

В августе 2022-го года костромские бюджетники, нарядившись по распоряжению администрации весёлыми клоунами, с криками и музыкой прошли по главной улице города Костромы, мечтая произвести впечатление на его жителей.

Но тротуары были пусты, как обочины в Украине во время захода костромского десанта. Ни тут, ни там не встречали с цветами, хотя сравнение безусловно неуместное. Буква зет уныло свисала с дома народного творчества пыльным черно-золотым зигзагом.

Бесконечные концерты местной самодеятельности не обеспечивали высокой статистики посещений, ведь борьба за очередную сакральную для Руси территорию перешла в вялотекущее, не устраивающее советско-православный люд состояние. Их азарт не был удовлетворён, а величие как-то потихонечку растворялось в горячем летнем воздухе. И только женщины из группы «Стрелки» и фестиваль фейерверков смогли немного порадовать толпы отчаявшихся граждан.

 

Всё лето проходили праздничные концерты. Всё лето правительство наказывало внутренних врагов. За слово «война» в соцсетях, за слово «мир» в тех же соцсетях, за неодобрение праздничных мероприятий внутренних врагов сажали на десять лет. Ведь все знали, это из-за них не получилось по-быстрому уничтожить Украину. А русский патриотический народ так об этом мечтал и уже открывал рот на Польшу, грезил романтическими мечтами об уничтожении «Гейропы» и США. Но, видимо, внутренних врагов посадили мало, потому что радостных новостей про успешное уничтожение Украины давно не приходило.

 

2

Был вечер предкарнавального дня. По раскалённой за день улице шла маленькая молодая и довольно миловидная женщина с грустными глазами, она торопилась забрать дочку из садика. Работала наша героиня в одном из многочисленных учреждений города Костромы и ничем не отличалась от остальных молодых мам, разве что потухшим взором.

На работу коллегам - мужчинам приходили письма, приглашающие к участию в спецоперации. Они призывали к высокой сознательности и сулили баснословную заботу от благодарного государства, а именно:

Пункт 3.5.1

Получение увечий (ранений, травм, контузий) во время прохождения военной, или добровольной службы:

Лёгкое 70 000 рублей

Тяжёлое 250 000 рублей

Пункт 3.5.2

Установление инвалидности в следствии увечий, полученных во время прохождения военной, или добровольной службы:

Инвалидность 1 группы – 500 000 рублей

Инвалидность 2 группы – 375 000 рублей

Инвалидность 3 группы – 250 000 рублей

И наконец гибель в следствие прохождения военной, или добровольной службы –

 1 000 000 рублей.

Они шутили, что на автомобиль «Лада» белого цвета уже не хватит. Так они намекали на популярный репортаж о том, как за гибель сына родители получили белую «Ладу». Конечно, не хватит. Ведь модели, которые до спецоперации стоили меньше пятисот тысяч, подорожали до трёх миллионов.

Также коллеги, косясь на Лизу (так звали нашу героиню), рассуждали, что военные получают дармовые квартиры и уходят на пенсию в сорок лет, а им - бедным служащим - предлагают (пока что предлагают) за них отдуваться, потому что эти самые военные плохо выполняют свою работу и свой долг. Лиза понимала, что это камень в её огород, но молчала. Ведь даже страховка её мужа была в пять раз больше. Как можно вообще брать откуп за смерть любимого? Это моральное преступление. Ведь ты говорила, что любишь его. Любишь! Зачем тебе деньги, если ты умерла вместе с ним, не дай бог, конечно!

Да, да, Лиза ждала возвращения мужа со спецоперации в Украине. Связи не было, так как мобильные телефоны у них сразу забрали и она не знала, что сейчас с ним. Слухи, что доходили, были весьма неутешительные.

Вместе с тем, что воевать никто из коллег не собирался, каждый из них мечтал об уничтожении Украины вместе с населением (потому что все они бандеровцы) и Гейропы, но лишь руками профессиональных русских военных.

 

В выходные Лиза с дочкой и сыном всё же пошла на фейерверк. Хлопки раздавались над Волгой, и надежды великого народа под оглушительные аплодисменты вперемешку с массовым визгом феерично сгорали в небесной мгле.

Когда укладывала детей спать, те снова спросили: «А папа скоро вернётся?»

В последнее время они всё чаще спрашивали про отца.

«Скоро, вот победит бандеровцев и вернётся» - ответила Лиза.

«Мама, а кто такие бандеровцы?» - спросила дочка.

«Это очень плохие люди, они хотят, чтобы Украина жила отдельно от России».

«Так и пусть живёт, она же нам не мешает».

«Дочка, нигде этого не говори».

 

3

Сограждане ненавидели хохлов, поляков, евреев, но Лиза была пуста. По телевизору радовались, что Европа скоро замёрзнет без газа. «Тоже мне ужас, у нас во всей области газа нет. И ничего, топят дровами», – думала Елизавета, провожая сына в школу. Вернувшись домой, он заявил, что Украина напала на Россию и мы должны отдать жизнь за Родину.

-Тебе ещё рано, сынок.

 

В середине сентября её мертвый внутренний мир всколыхнуло одно событие. Она встретила друга и сослуживца мужа. Это случилось в пятницу, когда из-за короткого дня она имела лишний час между окончанием работы и заботой о детях.

Димон явно направлялся в забегаловку, где можно было взять холодную водку с небольшой наценкой и что-то почти домашнее в качестве закуски. Были даже котлеты. Но закуску Димыч брал для виду, он в ней давно не нуждался. Лиза зашла вслед за ним.

-Лизка, привет! Посиди со мной!

-Дима, вы когда вернулись? Что с Петей?!

-Давай присядем, я тебе расскажу, что знаю.

Они уселись за стол, который, как и весь интерьер кафе, мог бы послужить декорацией к ностальгическому сериалу про счастливый СССР, которыми последнее десятилетие пичкали граждан РФ официальные киноделы, и Димон начал:

 

-Понимаешь, нам сказали, что 23-го мы летим на учения в Белоруссию. Но мы-то знали, что учения должны были закончиться ещё 18 февраля. Молодые не догадывались, а мы всё понимали. К тому же, зачем на учения брать 8БК, ну это полный боекомплект? Когда хоть мы ездили на учения вооруженными до зубов?

 Итак, нас раскидали по аэродромам. Мы под Тверью были. А ночью приказ: «Не бухать!»

И вот нас закидывают в Гостомель! Украина, понимаешь! Закидывают посадочным способом. Говорили, что предыдущий десант постреляли. И дают приказ взять Мощун. Ну мы и поехали. Марш большой, ехать долго – в обход.

Кстати, ты в соцсетях висишь? Там сейчас многое пишут, так вот, нам был дан приказ не мародёрить. Впрочем, по нашему маршруту уже и мародёрить-то нечего было — все дома разворованные стояли, а дома у них богатые. Особняки. Они вообще лучше нас живут. Кто их разворовал — непонятно. Нам разрешили только в аптеку зайти. Но это необходимо было. Нет, раненых у нас не было ещё, нам влажные салфетки нужны были. Мы их вместо туалетной бумаги используем, чтобы «ёжика не поймать» в дороге. Ну, чтоб не натереть там всё.

 

Димыч засмеялся и опрокинул в себя стакан «Путинки», естественно, без закуски.

 

-Ну ещё в бар за сигаретами зашли в районе Бабинцы, каюсь. Неделю там стояли, холодно было, на земле спали. А костры жечь нельзя — маскировка. Но сигарет в баре не оказалось. Нам вообще сказали: «Если опасности нет, не стрелять». Наивные.

Наша тяжёлая бронетехника уже тогда... по обочинам стояла.

Начался наш ад на реке Ирпени.

Смотрим, понтонный мост есть, а заезда нет. Выезжаем на двух ДМБ, и тут по нам ба-бах из всего, что стреляет! И сразу десять трёхсотых. Но мы переправились, понимаешь? Под миномётным огнём. И Петя со мной был.

Потом в лес зашли, а там морпехи наши. Их шестьсот было, а осталось всего сто пятьдесят.

Покурили, съели сухпай —и в наступление.

Мощун — это такой коттеджный посёлок — одни особняки, причём огромные. Очень красивое место. На первом перекрестке — баррикада. Стали разбирать, выезжает хохляцкий танк. Мы в укрытие. Слышу в наушнике приказ: «ПТУРисты к бою!»

 ПТУР — это противотанковая управляемая ракета, она на «Бэтере» (БТРе) стоит.

Мы с Петей к забору отползли. Я смотрю на наш «Бэтер», потом на танк, потом снова на наших. Потом бах и всё. Всю переднюю часть нашему «Бэтеру» разнесло — чуть-чуть их хохлы опередили, на секунду буквально. Этих пацанов обгоревших так и не забрали. С Мощуна их потом забрали через два месяца. Обменяли, наверное.

 

Димон взял паузу, наполнил полстакана и медленно выпил. Лиза протянула ему на вилке котлету по-киевски, но он жестом отказался от закуси. Молодая женщина с нетерпением ждала продолжения. Она была сама не своя, впервые единственный источник хоть какой-то информации о её муже.

 

-Ну вот. Нас стали окружать. Мы влезаем в БМД. Как селёдки в бочке, и она через все дворы ломится подальше от обстрела. В общем водила Ильюха нас спас. Та ещё поездочка была — всю рабицу на себя собрали с заборов.

Спрыгнули в овраг и по нему добрались к особняку. Смотрим, по нашим с вертолётов, из миномётов из всего, что есть, фигачат.

К вечеру нас загнали в четыре крайних дома. Из миномётов обстреливают. Но они не знали, где конкретно мы находимся. Знали бы - положили всех. Там мы и переночевали, потому что отхода нам не давали. Комбат по связи орал: «Сорвите с меня погоны, я туда не поведу людей». Он уже ранен был, но нас не бросил.

 

К вечеру следующего дня выходили через овраг и поле под миномётным огнём. Тут меня и ранило. Я ползу по полю на спине, а Петя меня за шкирку тащит. Разрезал на мне всё, броник спорол, кровь остановил. И вот я здесь, а Петя там остался воевать.

 

Хохлы — они как по расписанию начинают по нашим херачить. С перерывом на обед. Хохлы — они одеты, как мы, только георгиевских ленточек нет. Видимо, презирают их. И там бывает не понятно, кто в кого стреляет. В лесу вообще не видно. Бывает, стреляют свои же друг в друга. Ночью спят по очереди, наблюдают через «ночник». Это ночной прицел.

Лизка, прости, не знаю, что с ним. Знаю только, что они ещё три раза в Мощун заходили.

 

Лиза вдруг встрепенулась: «Спасибо, Дима, мне в садик пора. Спасибо тебе за надежду!»

 

Радостно вошла она в сентябрьский вечер и счастливая поплыла по пятничной улице в детский садик.

 

4

Лиза зарегистрировалась в Телеграмм. Там русские и украинские пользователи обзывали, унижали и ненавидели друг друга. И те, и другие были отвратительны. Каждый твердил о великом происхождении своего народа и никчёмном происхождении оппонента. Это был обоюдный нацизм.

 

В интернете было много печальных историй. Лизе очень запомнилась одна из них

 

Счастливая обеспеченная семья - мама, папа, сын, дочь, две собаки жили в Донецке, а в 2014-м бежали в Киев и купили квартиру в Ирпене. В феврале отец уехал в Донецкую область — бабушка заболела. И тут началась спецоперация, Ирпень стали обстреливать. Поскольку машины у них было две, мама взяла детей и собак и поехала в Киев. На них были маячки GPS, и отец мог их отслеживать. Вдруг маячки остановились и тут в новостях он видит репортаж про прилетевшую на блок-пост бомбу. Лица трупов были «замазаны», как это обычно делают в репортажах, но одеты они были, как его семья, и он узнал сломанную переноску своей собаки. Маячки снова стали двигаться - и в конце концов оказались в Киеве на Оранжерейной в городском морге.

 

Прочитав эту грустную историю об украинской семье, Лиза подумала, как было бы здорово, если бы маячки тех, кто нам дорог, всегда были только в чудесных местах, ведь их так много на Земле, что каждому хватит места.

 

Тут в дверь позвонили. Это был представитель из части…

 

Дорогой читатель, эта история закончилась плохо. Военный представитель сообщил Лизе, что муж её точно погиб при исполнении священного долга, что труп опознан и спустя какое-то время ей сообщат место погребения. Потом она, ничего не понимая, посетила несколько учреждений и подписала какие-то бумаги. Мать мужа слегла в больницу. А ей на счёт упали «гробовые».

 

Вернувшись с работы, Лиза села за ноутбук и перечислила все деньги по первому же объявлению с призывом оказать помощь больному ребёнку, что массово ютились в соцсетях. Ей казалось, что, если она избавится от денег, муж вернётся.

Потом она молча пошла укладывать детей.

-Мама, а папа скоро вернётся?

-Спи, доченька, теперь уже совсем скоро.

 

 

Комментарии

О мобилизации.
Уважаемый Владимир Шамов, Вы НЕ ПРАВЫ.
Никакой "русской рулетки" НЕТ.
Всё закономерно.
Это РАСПЛАТА за "наивность", за всеобщий одобрямс вашей бешенной российской пропаганды, за "игры в величие".
" По ком звонит колокол ? По вас. "
Или, ещё проще : " Не рой яму другому, сам в неё попадёшь. "
ВОЙНА (и, ни какая "спецоперация"!) пришла в дом каждому россиянину.
И, это только начало.
Расплата будет высокой, соразмерной содеянному.
Дети и внуки не раз скажут " спасибо " своим отцам и дедам
(если те ещё останутся живы).
Я всё это уже видел своими глазами, здесь, у нас в Германии, где живу более 30 лет. Видел, как детям и внукам стыдно говорить о прошлом своих дедов, особенно перед мной, евреем из Харькова.
Ваш второй рассказ, Владимир, выглядит, как (в хорошем смысле) штамповка.
То есть, Вы изобразили типичную историю семьи, которая есть и будет повторяться ещё тысячи раз.
Скажет ли эта несчастная женщина ПРАВДУ своим детям об их отце ?