Иногда тепло, иногда холодок…

Опубликовано: 4 января 2019 г.
Рубрики:

Большинство из нас, родившихся в СССР в 30-х – 50-х гг., были воспитаны в безальтернативно-материалистическом духе. Нас научили негативным словам «буржуазный идеализм», мы привыкли к истинности только того, что можно увидеть, услышать, а ещё лучше – потрогать. Старшие члены семей, имевшие по этому поводу другое мнение, далеко не всегда решались нас разубеждать – время было неподходящее. Поэтому в юности и розовой молодости я в сказанном выше не сомневался.

В более зрелые годы у меня иногда возникали ситуации, вызывающие в этом сомнение, но основательно вбитое в голову поначалу брало верх. Со временем подобных вопросов становилось всё больше, и появился осознанный интерес к ответам на них. Кто-то дал мне (как тогда часто предупреждали, «на два дня») изданную в России в начале 1900-х годов книгу – помнится, английского автора. В ней говорилось о ряде неизвестных и поразивших меня понятий, возможность существования которых я уже тогда неясно предполагал, но принимал с трудом. 

Значительно позже, уже в начале 60-х, я «по случаю» приобрёл книгу проф. Васильева «Таинственные явления человеческой психики», которую до сих пор трепетно храню. В ней я впервые среди изданных в СССР книг прочитал более подробно о многих трудно представляемых понятиях – телепатии, биоэнергетике, «внечувственном восприятии». 

Конечно, там об этом рассказывалось как о суевериях, противоречащих марксистко-ленинской философии и требующих активной идеологической с ними борьбы – в то время иначе нельзя было опубликовать подобные «идеалистические» представления. Вспоминается, как выступления в нашей филармонии Вольфа Мессинга, воспринимавшего мысленные команды рецепиента из публики, именовались на афише «психологическими опытами», чтобы никто не подумал о возможности нематериалистического воздействия на человека, не допускавшегося тогда по определению. О своём участии в одном из таких выступлений, которое по моей невольной вине чуть не было сорвано, я рассказал в «Чайке» в публикации «Встреча с Вольфом Мессингом»; стыдно до сих пор, хоть прошло больше 60-ти лет…

Со временем я обратил внимание, что сам изредка ощущаю очень слабое тепло или холодок, исходящие от некоторых предметов, но поначалу не придавал этому значения.

 Теперь перейду к поводу для написания этого очерка. Им стала прочитанная недавно фраза Ирины Чайковской. Описывая один из фильмов, она упомянула об иконах, которые «…светятся, от них нельзя оторвать глаз». В связи с этим расскажу о двух эпизодах своей жизни; на самом деле их было больше.

 

Мои регулярные поездки в Москву в 70-х – 90-х гг. по делам, связанным с конструкторской работой, редко обходились без посещения Третьяковской галереи. Однажды я в очередной раз побывал там, предвкушая удовольствие от импрессионистов, «Лунной ночи на Днепре» Куинджи, картин Врубеля, Серова, Брюллова, Иванова и многих других – таких знакомых и таких ожидаемых. Обычно я по возможности быстро проходил через расположенный на первом этаже зал с иконами, чтобы зря не тратить всегда ограниченное в командировке время.

На этот раз меня что-то заставило замедлить шаг. В центре зала (как кажется сейчас – у колонны) стояла икона, к которой меня явно потянуло. Первая собственная реакция на это – удивление: неестественные лица, непропорциональные части тела, зачастую тёмный общий тон старых икон меня никогда не привлекали, скорее наоборот. Но тут появилось какое-то необычное, непонятное самому себе ощущение. Приблизив к иконе ладонь (конечно, не прикасаясь), я явственно почувствовал идущий от неё слабый, но непрерывный поток тепла, как будто дуновение тёплого ветерка. Прочитал на табличке «Казанская икона Божьей матери».

Отошёл, сказал себе «наверное, показалось», немного выждал и подошёл снова. Всё повторилось. Для отвода глаз походил вдоль стен, вроде бы разглядывая другие иконы, подошёл снова – и опять ощутил очень слабый, ласковый такой тепловой поток. «Значит, не совпадение» – удивлённо подумал я.

Другой подобный случай тоже хорошо запомнился. Лет 25-30 назад мы с женой, возвращаясь домой из длительной автомобильной поездки по Прибалтике, заехали в украинский городок Каменец-Подольский. Один из его туристических объектов, средневековый замок, открывался для посещения только после обеда. Чтобы скоротать время, мы заехали на центральную площадь и увидели вывеску «Музей». Первая мысль – ну что может быть там интересного? Очередные вышиванки, прялки, местная примитивная керамика и т.п. экспонаты нас не привлекали. Но на солнце было жарко, машина нагрелась, тенистого места в обозримой близости не было; решили – зайдём на оставшиеся полчаса в музей, там хотя бы прохладно.

Действительно, на первом этаже небольшого здания всё было, как предполагалось, – и прохлада, и набор экспонатов, на осмотр которых хватило десяти минут. Выходить на жару не хотелось. Увидели деревянную лестницу, она вела на невысокую антресоль, на висевшей рядом табличке со стрелкой было гордо написано «2-й этаж». Делать нечего, поднялись. 

Там висели картины; по-видимому, это было что-то вроде местной картинной галереи. Я лениво прошёл вдоль стен, скользя по ним взглядом. Моё внимание почему-то привлекли две неброские картины, висевшие рядом и написанные в общей для них манере. Не помню их сюжета, сохранилось только общее впечатление от красно-жёлтой цветовой гаммы одной из них и синеватой – другой. Поднёс ладонь и явно почувствовал поток тепла – от первой чуть более сильный, от второй слабее.

Подозвал жену и показал ей картины. «Ну и что? – спросила она. – Хотя, пожалуй, что-то в них есть… Не пойму, что именно, сюжет простенький, техника слабая, но что-то явно есть». Я задержался, дал ей спуститься по лестнице и снова подошёл к картинам. Ошибки быть не могло – явно шло мягкое тепло. Потом пожалел, что не записал ни фамилию автора, ни названия картин.

 Такое бывало в моей жизни не только в применении к картинам. Иногда ощущал идущее от предмета тепло, иногда холодок; первое было приятным; второе обычно сопровождалась чувством беспокойства, дискомфорта, от него становилось немного не по себе. 

Далёк от желания представить себя этаким экстрасенсом, наделённым особыми способностями к сверхчувственному восприятию – я ими, конечно, не обладаю. Но какие-то труднообъяснимые качества в разных ситуациях иногда проявлялись. Оценивать их не берусь, да и нужно ли? 

Наверное, тот предмет, от которого нам не хочется оторвать взгляд, испускает какую-то хорошую энергию (назовём её энергией добра), и мы её подсознательно ощущаем. Это совсем не обязательно икона, картина или другая рукотворная вещь, которая создавалась с любовью и вдохновением; подобным образом воздействуют иногда на нас и природа, и помещение, и люди, в окружении которых мы оказались. И воспринимаем мы это на уровне подсознания, совсем не обязательно в виде тепла в прямом смысле. Ведь не зря говорят «тёплая обстановка», «тёплое отношение», даже «тёплый человек». 

Хочется, чтобы мы почаще чувствовали направленное на нас тепло и не чувствовали холодка. Неважно, как и с помощью чего ощущать теплое отношение, доброжелательность, радушие; главное, чтобы оно на нас направлялось и мы его чувствовали. Тогда жить будет легче, интереснее, опять же – теплее. А ощущаем это интуитивно, на уровне подсознания, или (как я иногда) буквально – какая разница? Не напрасно в моей родной Одессе говорили: «Так вам что надо – шашечки или ехать?» 

-----------

Это  ссылка в YouTube  https://youtu.be/Rs0k1Tu2dLI  на мою новую литературно-художественную программу "25 и 5". В ней рассказывается о  ранее проведенных мною 25 программах и пяти изданных книгах. Мою книгу "Беседы о поэтах и их стихах", написанную по темам этой программы, можно приобрести на интернете.

С Новым Годом!