Юбилей

Опубликовано: 3 ноября 2018 г.
Рубрики:

Вот и осень глубокая. Ее пора. В вазонах набухают почки рождественника. Она знает, расцветет к ее дню рождения, так было всегда. Хоть и не Рождество сейчас. С цветами, как и с кошками, у нее особый диалог. Остались теперь только цветы. Кошку, двадцатилетнюю «подружку», пришлось усыпить. Вышел срок ее кошачьей жизни. 

Кошка ждала возвращение хозяйки терпеливо и мужественно, лежа на коврике в ванной. Ей так было легче, наверное. А хозяйкину недельную поездку на презентацию книги отменить нельзя. Дата зафиксирована давно. Там, за много тысяч километров, редактора маялись с явкой и выбором зала. Надо, всегда надо справиться, успеть и выложиться на встрече с читателями. Наверное, иллюзия что твое творение ждут. Скорее всего не иллюзия, а профессия, дело жизни. Творчество - наркотик или зависимость, но только оно и радует ее в давнем одиночестве.

Она обозревала просторы, леса, пейзажи, находилась в поездах и самолетах. А дома — вот, кошка уходит. Няньку к ней приставила. Цветам и кошке необходимо видеть свет через большие окна ее квартиры и уход нужен, конечно. Мысленно летала домой, -держись, скоро приеду! И верила - кошка дождется. 

Так и было. Торопливый поворот ключа в двери, чемодан на пол. В ванной, на коврике, кошка, поднимает голову и изменившимся, слабым голосом ей отвечает. Она берет на руки ее легкое тельце, прижимает к себе. Все тарелочки почти с нетронутой едой. Наливает молоко, кошка медленно, с паузами для дыхания, лакает. Ей снова хочется на коврик, там прохладнее. Но хозяйка несет ее в постель, ложится рядом, гладит и плачет - живи еще, моя подружка!

А рождественник уже выбросил первый цветок. Это юбилей надвигается- фиксирует она. 

 Заслышав шум в ее квартире, соседка-нянька, спускается к ней.

- Я думала вас не дождется, особенно плохо ей было в четверг, даже воду не хотела пить. 

Она, с мокрым от слез лицом, молча машет рукой соседке в знак приветствия, на разговор нет сил, и снова идет в спальню, ложится рядом с кошкой.

- Переживем ночь, день покажет, - говорит она.

 Соседка ретируется к себе.

Утром кошка лежит в постели, глаза закрыты, видно, как часто и глубоко поднимаются и резко спадают ее бока. 

Все, надо везти к ветеринару, облегчить страдания - решает она и находит на антресолях корзину для транспортировки. Внутри махровое полотенце, укладывает кошку. По дороге к ветеринару, иногда просовывает пальцы правой руки в корзину, носик кошки безнадежно сухой и шероховатый. Ветеринар печально вздыхает и оговаривает с ней «протокол» ухода животного. Сначала снотворное, через минуту-две лекарство, которое вызывает остановку дыхания. Она снова плачет, держит на руках обмякшее тело кошки и видит: дыхания нет…второй укол не понадобился.

Едет домой, в квартире необычайно пусто. Рождественник тоже остался один.

- Торопишься к юбилею, - говорит она ему.

 Цветок молчит, только листья его с зубчиками весело тянутся вверх, говоря о том, что жизнь продолжается. Ничего, что она полосами зебры. Завтра будет иной день!

Она протягивает руку к стопке белых листов на письменном столе. Берет знакомую ручку и думает о том, что бы такое подарить будущим гостям, кроме отличного вечера в лучшем ресторане города. В городе, где проходили все ее печали, радости и победы? Наверное, свои и чужие фразы из опыта жизненного, каждому своя, может пригодятся. Хотя точно знает - нет. Бога не перехитришь. О каждом в Книге Жизни у него все записано. И опыт у каждого свой, личный. Но она упряма, от слова ее не отодрать. И она пишет-

- Эмиграция - это сильное лекарство, которое вводится через вену.

- Жизнь - вредная ситуация, от нее все умирают.

- От литературы пользы нет для себя, только для души.

- Любовь никогда не кончается. То, что кончается, любовью не было.

- Прежде чем умереть, живи!

- Не плакать, а смеяться!

Этот переход в позитив с восклицательными знаками прерывает стук в окошко. Там стоят давние друзья - Бернар с женой. Много лет назад он был ее учеником. Хотел вспомнить язык своих родителей-украинцев, приехавших на заработки во Францию. Родители давно умерли и лежали оба на кладбище в селении возле Луары. А Бернар стал инженером, научился пилотировать небольшие самолеты и с маленького аэродрома их городка, в свободное от работы время, взлетал в небо с туристами, которые хотели с высоты посмотреть на замки Луары. Каждый раз, пролетая над селением, где родился, «махал крылом» родителям. Более ласковой души, чем у Бернара, она не встречала здесь, в стране развитого индивидуализма. Жена, Розлин, ему под стать, но «охлаждающим душем» служит, когда доброта Бернара зашкаливала. Он и детей своей бывшей учительницы «освятил небом». Дочку младшую пришлось потом долго оттягивать от темы стать пилотом истребителя. Вкусила свободу неба и полета.

И вот они, живые, смеющиеся врываются в ее квартиру. Она предвкушает: сейчас и ее «посвятят» в свою радость.

- Розлин выиграла в лото замок! Мы только оттуда, посмотрели на него.

Его жена объясняет членораздельно: 

 - Бернар, думая о моем дне рождения, купил лото для меня. Но не только я выиграла, со мной еще человек пятьдесят в Европе. -

Она, улыбаясь, начинает вспоминать. Да, действительно, было такое новшество. Придумало государство, как с помощью выигравших, восстановить заброшенные замки во Франции, сохранить культурное наследие страны. Попались ее друзья и радуются.

- Ничего, мы умеем строить, - добавляет, Бернар.

 -Из маленькой фермы, которую мы купили за гроши, когда только поженились, вон какое поместье отстроили!

Это действительно так. Она заезжает часто к ним посидеть на светлой террасе с сияющими белизной стенами их дома. Бернар приносит ее любимое вино золотистого цвета под названием «Ноябрьская симфония». И там, она отдыхает в кругу своих друзей, которые с ней здесь уже 30 лет. Повезло ей на безусловную любовь и таких вот друзей в когда-то чужой стране. Это не забывается. Как и то, как Розлин подменяла ее у кровати с умирающим мужем, гладила его безжизненную руку и говорила с ним. Его врачи погрузили в кому, чтобы избавить от страданий.

А Бернар нашел работу для ее сына, приехавшего из Украины. Теперь дети и внуки с ней рядом, во всяком случае, в одной стране и она не одна, а в своей «небольшой империи».

Эта пара ее друзей, настоящие, без червоточинки люди, подарок судьбы.

Розлин, на той же террасе, доверительно, шепнула ей:

 - Ты знаешь, в моей семье по женской линии все умирали от болезни Альцгеймера. Я наблюдаю за собой, пока еще могу, но все мои домашние знают и тебе говорю: если что, прямая дорога в Швейцарию, в клинику!- Они молча соединили свои ладошки вместе, в знак согласия.

- Радуемся подарку! - прервал Бернар ее мысли.- Мы в Марокко едем, на пару недель!

Она подумала о своем юбилее… но промолчала. Друзья уехали.

- Без Розлин и Бернара, мама, нельзя праздновать, -сказала по телефону ее невестка, после ее пересказа новостей о друзьях. 

– Я перенесу дату, с вашего позволения. Время еще есть. Для мужа, который дарит замок любимой жене на день рождения - переносим.

И в душе ее тихо зазвенела мелодия счастья. Жизнь не такая уже и печальная. Наоборот, она всегда побеждает радостью.