Лед тронулся?

Опубликовано: 24 августа 2018 г.
Рубрики:

21 августа 2018 года ведущая ток-шоу Рейчел Мэдоу на канале MSNBC несколько необычно начала свою передачу. Она заговорила о том, как повезло конгрессмену республиканцу от Калифорнии Дункану Хантеру, которого обвинили, вместе с его женой, в растрате денег из фондов избирательной кампании. Везение его заключалось в том, что он с этим скандалом оказался не на первых полосах новостных изданий. Например, в случае газеты «Нью-Йорк Таймс», он попал только в середину первой тетради. Конгрессмен еще хорохорится, заявляет, что обвинения против него политически мотивированы, что он отстоит свое честное имя. Но, как и в случае с другим конгрессменом из Нью Йорка, Крисом Коллинзом, который тоже заявлял о политически мотивированных обвинениях в инсайдерской торговле и готовности отстоять свое честное имя, карьера обоих политиков спета. Но нью-йоркец попал на первые страницы, а калифорниец нет. 

 Так в чем везение Хантера? Да в том, что в этот день было объявлено о показаниях М. Коэна, бывшего многолетним адвокатом Д. Трампа, и о признании присяжными виновным П. Манафорта по восьми пунктам обвинения из восемнадцати, ему предъявленных. Два удара было нанесено в этот день по нашему президенту. Вот почему Хантер не удостоился попасть на первые страницы сегодняшних газет – мелкая фигура по сравнению с нашим Дональдом Трампом. Не дорос он до чести стоять рядом с Трампом, которого Коэн практически обвинил в государственном преступлении. И это только начало саги. Однако, не стану больше шутить на эту тему. Все очень серьезно. 

М. Коэн заявил в суде, что Трамп приказал ему заплатить двум женщинам, с которыми у него была связь, за молчание во время избирательной кампании с целью скрыть эту связь, чтобы не подорвать свои шансы на выборах. Коэн признал нелегальную выплату, ибо выплаченные им деньги были ему возращены из сумм избирательной кампании. Закон запрещает во время избирательной кампании давать взятки (а это взятка, как на это ни посмотри), которые могут оказать влияние на ее ход. Женщины смолчали, тема эта практически не возникала, Трамп оказался победителем. То есть налицо был сговор Трампа с Коэном. Недаром адвокат Коэна только развел руками, когда ведущий сказал ему, что Коэн не может вызвать никакой симпатии среди тех, кто голосовал за Хиллари. Он же обеспечил победу Трампа. Адвокату нечего было сказать. 

Забудем о Мёллере с его расследованиями, о Манафорте, о встрече членов его штаба с русскими с целью облить грязью Хиллари Клинтон и о много другом... Мы говорим сегодня о федеральном преступлении, связанном только с Коэном. 

Удар был настолько силен, что Трамп, у которого никогда не задерживается ответ на любые обвинения (через Твиттер), молчал почти целый день. На ралли в своей вотчине (шахтеры там правят бал) в Восточной Вирджинии он тоже ни словом не обмолвился о Коэне, а Манафорта постарался обелить, вызвав предположение обозревателей, что он может его амнистировать. Только сейчас он заговорил о том, что это не взятка (hush money), что деньги заплатил из своего кармана и его избирательная кампания здесь ни при чем. 

В это мало верится, ибо Трамп внес в избирательную кампанию16 миллионов и потому вряд ли различает, чьими деньгами он заплатил за молчание. Это все его деньги. Но он настаивает, что вытащил более двухсот тысяч (280 тыс.) из своего кармана, потому что в противном случае налицо будет федеральное преступление. Уже забыто, что он вообще отрицал свое знание о выплате денег. Как будто Коэн такой идиот, что заплатил свои деньги без гарантии возмещения. Коэн, кстати, утверждает, что возврат он получил от членов избирательной кампании Трампа. При этом имен он не называет. Пока.

Более того, Трамп обвинил Коэна в том, что тот сделал это заявление для того, чтобы избежать ответственности за свои финансовые преступления. Мол, фальшивые показания против Трампа помогут тому получить более мягкое наказание. Логики в этом нет хотя бы потому, что добровольное признание Коэна только ухудшает его ситуацию, ибо он ко всем своим грехам добавил новые. Зачем ему это делать? Коэн заявил: «Я принял участие в этой операции, которая произошла в Манхеттене с целью оказать влияние на исход выборов в 2016 году». 

Свидетелями этого заявления были собравшиеся в зале заседаний. Все слышали слова Коэна о том, как Трамп работал с ним над этим вопросом, чтобы скрыть потенциальный скандал. 

Коэн признал себя виновным по многочисленным пунктам обвинения во избежании уплаты налогов и по пункту обмана банка (bank’s fraud). Вот этот последний заслуживает внимания. В своем заявлении на получение займа в 500 000 под свой дом Коэн скрыл, что его долг составляет 14 миллионов. Иначе б кто ему дал эти деньги? А они были нужны ему (согласно статье в «Нью-Йорк Таймс») для дачи взятки одной из женщин. Над этими обвинениями работали федеральные Манхэттенские прокуроры. И, кроме того, они выясняли его роль в деле этих двух женщин. Вчера они получили его полное признание. 

Удивляет только одно, почему они не стали брать с Коэна обязательство о его полной кооперации со следствием. Такое обязательство дорогого стоит. Согласно закону, после согласия на полное сотрудничество подследственный не может солгать даже в мелочи. Он обязан ответить на все вопросы без исключения. В противном случае соглашение разрывается и подследственный возвращается к ситуации полновесного наказания за все свои грехи. 

Недаром адвокаты Трампа в частных беседах признавали, что они считают показания Коэна гораздо более опасными для Трампа, нежели ситуацию с Манафортом. Немудрено, ибо Манафорт работал вместе с Трампом, пусть не на самой высокой позиции, чуть больше трех месяцев, а Коэн знал своего клиента годами. Он знал Трампа как облупленного со всеми его недостатками. Потому и стал записывать их разговоры. Но был верен Трампу и говорил, что за него он готов встать щитом от пули. Что случилось? Почему такой поворот? 

Интересное заявление сделал его адвокат Ланни Дэвис. Его, на мой взгляд, можно принять только на веру. Фактами оно не подкрепляется. Дэвис сказал, что поворот в сознании Коэна произошел во время встречи Трампа с Путиным в Хельсинки, когда он увидел, что Трамп ведет себя, как пудель Путина. Особенно после того, что Трамп поверил Путину о невмешательстве русских в выборы и дезавуировал информацию, полученную им от наших разведчиков о русском вмешательстве. Как-то мало верится, что жулик и прохиндей, каким, на мой взгляд, является Коэн, вдруг проникся патриотическими чувствами. Но кто знает? Чужая душа потемки. Не будем забывать, что игра в патриотизм (последнее прибежище негодяев) почти всегда приносит плоды. 

Надо заметить, что Коэн был не одинок в своем возмущении. Большое количество наших законодателей (республиканцев и демократов) тоже были возмущены до глубины души. Вспомним реакцию того же Маккейна на хельсинский позор. Кстати, если уж о республиканцах. Сегодня в Сенате заседают 16 их них, в свое время проголосовавших за импичмент Б. Клинтону за гораздо меньшее преступление. Сегодня они не торопятся этого сделать. Их можно понять: Трамп выполняет их программу. Он делает Верховный Суд консервативным на долгие годы, снимает природоохранительные регулировки, снижает налоги на корпорации, активно борется с иммиграцией… Популярность Трампа среди его приверженцев необычайно велика. Уже появился термин: «феномен Трампа». Он заключается в том, что среди его поклонников уровень доверия к его речам и словам достигает 91%. Это при том, что он лжет по нескольку раз в день. Среди этих же людей уровень доверия к словам друзей или родственников едва превышает 60%. Чем это объяснить, никто не знает. Нельзя же все сваливать на хорошее состояние экономики. А, может, можно? 

Тот же Дэвис сказал фразу, против которой трудно что-либо возразить: «Если Коэн совершил преступление, заплатив этим женщинам за молчание, то почему к Трампу это не относится?» Вот уж действительно гангстерская ситуация: Аль Капоне (Трамп часто вспоминал его в связи с делом Манафорта) всего-навсего отдавал приказ убить кого-то, а сам не убивал. 

Сегодня Коэн заявляет, что полностью готов к сотрудничеству с Мёллером. Это означает, что с его стороны никаких ограничений в расследовании Трампа не будет. Ему прямой смысл сотрудничать со следствием, ибо Мёллер может договориться с судьей о смягчении приговора. Это законно, это принято, и президент не может являться исключением из этого правила, если Коэн покатит бочку на него. Во всяком случае, Коэн сегодня никаких симпатий к Трампу не выказывает. Наоборот! 

Естественно, что возникает вопрос: почему выплата 130 тысяч М. Коэном является фактически пожертвованием в кампанию Трампа. Туда же деньги не попали. Они ушли женщинам. За их молчание! В тот момент это дорогого стоило, ибо улучшило, может, даже весьма существенно, шансы Трампа на избрание. Представьте себе выступление перед самыми выборами одной из них на любом либеральном канале: «Я ему говорю, Дональд, у тебя же дочь моего возраста. Об этом подумай, старичок. Что ты мне под юбку лезешь»? Чтобы американка, готовая голосовать за Трампа, не услышала этого, можно отдать и не такие деньги. И еще один момент. Если рассматривать эту плату как взнос в кампанию, то нарушение закона очевидно: взнос не может превышать 2700 долларов. Выплата второй женщине в 150 тысяч тоже была сделана с нарушением законодательства. Речь идет об участии корпорации American Media Inc. в сокрытии связи сотрудницы этой корпорации с Трампом. В подробности даже вдаваться не хочется. 

Предварительный итог вчерашних откровений таков: заговорили об импичменте. Пока что демократы и либеральные каналы, что естественно. Но и республиканцы уже не стоят твердой стеной на защите своего президента. Надо разбираться, говорят они осторожно. Во всяком случае, пыль не улеглась, и когда уляжется и уляжется ли, неизвестно. 

В заключение еще буквально два слова. Возникает вопрос: а куда смотрело ФБР в тот момент покупки молчания женщин? Они не знали, что есть такие дамы, желавшие высказаться и вдруг замолчавшие? Еще как знали. Но в Бюро были заняты – агенты топили Хиллари Клинтон, отыскивая компромат среди ее электронной почты. Бюро сделало все возможное, чтобы как можно сильнее навредить ей. Компромата не нашли, Клинтон проиграла, но директору Коми это не помогло. Трамп, как и желудок, добра не помнит. Сделал свое дело, вали. Коми, с точки зрения президента, был недостаточно лоялен. Трамп сделал ошибку – вместо Коми он получил Мёллера с широкими полномочиями. Сегодня, после скандала с Коэном, он уже ничего сделать со специальным следователем не может. 

 

 

Комментарии

Удивительно, что среди русскоязычных пропадаются такие ярые противники Трампа. Когда мы голосовали за него мы не выбирала Папу Римского. Нам нужен был Президент, который поставит интересы Америки во главу угла и наконец-то начнет выполнять обещания, корторые политики безостановочно озвучивают, но редко претворяют в жизнь. Мы голосовали за противоположность Обаме, который хотел превратить Америки в "социалистический рай", в котором мы все побывали, и в некоторое подобие ЮАР, где черные безнаказанно убивают белых, а белые бояться даже своей тени, что прекрасно демонстрирует большинство республиканцев. Мы не хотели, чтобы во главе станы стала Хилари, список преступлений которой не уместиться в этой колонке. Мы знали о любвиобильности Трампа до выборов, но также знали о итом, что он человек дела и истинный патриот. Он вложил в избирательную компанию 66 миллионов своих денег. И если из этих денег он даже заплатил этой вымогательнице 130 тысяч, то это его деньги. О каком использовании избирательных фондов идет речь?

Г-н Солодов,
Отбросив писательское мастерство и т.п. просто ответьте на вопрос. Как по вашему лучше или хуже стали жить простые американцы за время президенства Трампа. Любые Ваши пространные отступления во внимание не принимаются. Так лучше или хуже? Ваше молчание или просто забалтывание будет расценено как ответ «лучше».