Дань спорту

Опубликовано: 10 августа 2018 г.
Рубрики:

Затронуть эту тему я был обязан, поскольку не мыслю свое существование вне спорта, вернее, теперь уже без физкультуры. Без спорта – это громко сказано. Да и благодарен я спорту. Он дал, в свое время, чувство уверенности в себе, помогал преодолевать трудности и невзгоды, воспитал, что греха таить, дух воина. Так что – долг платежом красен. 

 Еще подростком я начал тренироваться по фехтованию на саблях у знаменитого тренера Комиссарова в Лужниках. Три года отдал этому делу. Но это было еще подростковое увлечение, приятели ходили – и я ходил. А вот осознанные тренировки начались позднее. Хорошо помню их начало. 

 Мне исполнилось шестнадцать лет, и я учился в техникуме на втором курсе, и жизнь впереди казалась такая длинная-длинная! Хотелось увлечься хорошим делом. Мой приятель тоже считал, что пора заняться спортом. Вдвоем показалось веселее! Глядя на него, я видел, как он крепнет на глазах и угадывал в нем свое отражение. Первыми спортивными снарядами стали утюги, и, поднимая их попеременно, мы не без удивления замечали, как набухают вены на руках, как постепенно появляется едва заметная, но уже местами рельефная мускулатура. Думаю, что многие прошли через это. И пошло-поехало! 

 Приятель стал заниматься борьбой, благо в техникуме работала секция, меня же манил бокс. Наивность молодости! Тогда так хотелось драться на ринге! Со временем запал пропал, а в те времена.…

 Увы, секции бокса поблизости не оказалось, и мне пришлось приступить к самостоятельным занятиям дома. Колотил по воздуху без устали. Многое делал неправильно, но лиха беда начало! На последнем курсе приятель привел своего товарища, настоящего боксера, кандидата в мастера спорта. Мы надели перчатки, и он задал мне хорошую трепку при зрителях в спортзале, но я не упал, выстоял. Ура! Могу биться с мастерами! – поспешный вывод был сделан, но молодости простительны подобные ошибки. 

 Я поступил в институт и приступил к тренировкам уже на полном серьезе, в спортзале. Девятнадцать лет исполнилось тогда – поздний возраст для серьезных занятий боксом. Но мне повезло, меня допустили в основную группу и первым моим тренером стал Чувилкин. Опытный педагог, он разглядел стремление к тренировкам, а потому позволил встать в строй с опытными спортсменами. Очень я благодарен ему за это. Он был яркий представитель школы советского бокса, и под его руководством мы шлифовали технику. Это было как раз то, чего мне так не хватало!

 Через пару лет я уже стоял в строю в спортивном клубе «Торпедо». Серьезная там была команда, и тренировки проводились соответствующие, до седьмого пота, почти ежедневно. Спортсмены выступали на Спартакиадах, чемпионатах, открытых первенствах, занимали призовые места. И я варился в том же котле. 

 Но через пару лет вернулся в свой спортзал. Все-таки я был студентом и учебу никто не отменял. Там же, в «Торпедо», тренировалась почти профессиональная команда, ребята числились работниками ЗИЛа, получали зарплату, соответственно. Мне все это было тогда ни к чему. 

 Десять лет тренировок у Чувилкина оставили неизгладимый след. Не стану останавливаться на спортивных достижениях, отмечу лишь свое внутреннее состояние. Появилась чрезмерная уверенность в своих силах, заслуженная, надо признать. Временами даже казалось, что три-четыре человека на улице не представляют серьезной опасности, даже если в руках у кого-то и мелькнет нож. Скорость, реакция, отработанные до автоматизма движения вселяли чувство превосходства над противником. Тогда не было травматических пистолетов! Эх, молодость! 

 Время шло, наступили перемены. Мой спортзал закрыли, и я продолжил тренировки у других тренеров в другом месте, Ерохин и Хохлов пришли на смену Чувилкину. Летом в занятиях наступал перерыв, но физические упражнения не прекращались. Тогда я мог позволить себе ездить на море по два раза за лето, а потому плавал много и охотно. 

 Но не только в море отводил душу, горы над побережьем тоже все были моими. Неплохую нагрузку получал там. Впечатлений тоже хватало. Многим ли из читателей приходилось гулять среди облаков? На вершине горы я приближался к зацепившемуся за камни облаку и уже протягивал руки, чтобы ухватить висящие в воздухе большие комья, похожие на вату, но они отступали, и я оказывался среди мелких дождевых капель, которые оседали на лице, на голых плечах, на руках. Казалось, стоит сделать еще десять шагов, и я поймаю облако, но оно снова отступало, и я опять оказывался среди мельчайших капель. Так-то вот! 

 А знаете, какие ощущения от несущегося рядом кабана там, в горах? Впечатление такое, будто метровая каменная глыба прокатилась рядом, сметая все на своем пути. Я даже не успевал испугаться! Романтика! 

 Тяга к спорту помогала и в быту. Простой пример. Тогда же, в начале девяностых годов, я потянулся к бутылке. Вседозволенность была во всем, чувствовался пьянящий воздух свободы. Только с годами станет понятна ложность этого ощущения, а тогда.… Началась моя коммерческая деятельность, я сидел в кабинете, а в приемной посетителей встречали две девушки – секретарши. Как тут не выпить в рабочее время! На столе появилась бутылка водки, для блезира. Теперь можно! Не нужно ни у кого спрашивать разрешения – сам себе хозяин! Свобода? Это было начало кабалы! Впрочем, не один я заблуждался тогда. 

 Так продолжалось неделю, другую, третью. Я стал тянуться к водке – хотелось продлить эйфорию. Вот тут спорт и пришел на помощь. Да, я тянулся к бутылке, но организм требовал движения, прогулок на свежем воздухе, тренировок, и я физически ощущал это. Тяга к спорту победила - и слава богу! Тогда, за водоворотом насущных событий, задумываться об этом было некогда, но подспудно я это отметил. Скоро бутылка со стола исчезла за ненадобностью. 

 Тренировки у новых тренеров сильно отличались от занятий у Чувилкина. Я уже не стоял в строю – отпала необходимость. Появились деньги, и я позволил себе индивидуальные занятия. Сначала старый тренер Ерохин, а потом и Хохлов натаскивали меня на лапах, заставляли отрабатывать специальные упражнения, и, надо заметить, что поблажки не делали. Техника сильно отличалась от той, что знал раньше. Теперь упор делался на один-два решающих удара. 

 Вот уж когда появилась чрезмерная уверенность! На тот момент, когда занятия пришлось оставить, я находился на пике своей спортивной формы. А стукнуло мне тогда сорок четыре года! Не мальчик! 

 Чрезмерная уверенность сыграла со мной злую шутку. Я не бил даже тогда, когда бить в общем-то было надо. Подлецов всегда надо бить, независимо от спортивной формы. Но чувство превосходства не позволяло. Очень редко я применял навыки, очень редко. Впрочем, наверное, так и должен вести себя тренированный спортсмен. В оправдание могу сказать, что кобра, опаснейшая из змей, жалит очень неохотно. Ходят слухи, что она десять раз нанесет ложный удар, обозначит нападение и лишь потом ударит по-настоящему. Думаю, уместное сравнение. 

 А после занятий ждала еще одна забава. Я пристрастился к бане, благо парилка работала в спортзале. Она сыграла свою роль. Не только организм очищался под действием пара, душа очищалась тоже. Заботы сразу отходили на второй план. Не случайно бытует выражение – как заново родился! 

 Но я избегаю воспоминаний о том времени. Наверное, человек не стремится возвращаться в мыслях к временам своей молодости потому, что понимает – возврата к прошлому не будет никогда. И мне уже не стать молодым и беззаботным как раньше, хотя тренировки продолжать я намерен, пока смогу. Однако практика показала, что это не всегда доступно, увы! Тренер, баня – это все дорогое удовольствие, это еще надо заслужить. По наивности я не сомневался, что уже все заслужил, но заблуждался. Наступали трудные времена, но я не заметил их приближения. Жизнь все еще казалась легкой и беззаботной, а спорт воспринимался как необходимое приложение к тому уровню жизни, которого достиг. Летом плескался в море – а что же зимой? 

 Была и зимняя забава – длительные походы на лыжах, благо лесопарк находился неподалеку. Еще десять лет назад я не упускал случая размять косточки. Заканчивалась работа директором охранного предприятия, но еще оставался водитель, который подвозил к лесу и забирал обратно, мокрого от пота и валящегося с ног от усталости. 

 Отправлялся я с утра пораньше с тем, чтобы вернуться к обеду. На лыжне стоял часов пять – достаточно! Как правило, после третьего часа интенсивного движения на свежем воздухе наступала эйфория. Я даже засекал место, с которого это начиналось. От избытка кислорода, от глубокого и частого дыхания я погружался в состояние, сродни наркотическому опьянению. Ощущался прилив сил, мысли казались четкими и ясными, а поставленные задачи достижимыми. Помогает спорт в повседневной жизни несомненно! Вот только заниматься им в наше время непросто. Еще застал те времена, когда лес был полон людьми. Лыжники разных возрастов бодро бороздили белые просторы. 

 Все ушло в прошлое. В последние дни походов лишь изредка одинокий лыжник встречался на дороге. Да и то, это были в основном старики из пятидесятых годов своей молодости. И одеты они были соответственно – лыжные шапочки, бамбуковые палки в руках, трикотажные костюмы с надписью “Динамо”. Но они успели узнать живительную силу спорта и отказываться от него не собирались. Застывшие ели, сверкающий на солнце белый снег – свой заряд бодрости они получали заслуженно. И я вместе с ними заслуженно. 

 Но все проходит, ничто не вечно под Луной! Регулярные тренировки пришлось оставить, равно, как и забыть о походах и заплывах. Увы! Под давлением внешних факторов активировались и внутренние факторы, отрицательные. Удары судьбы посыпались, как из рога изобилия. Перебороть себя я не смог – не было настроения тренироваться, хотя возможности еще какое-то время оставались. Но вскоре исчезли и возможности. Навалились бытовые трудности. Но и тогда удалось собраться! 

 Спохватившись – без спорта я уже не мог, я возобновил тренировки, но уже самостоятельно дома. Однозначно отказался от боксерских упражнений – хорошего понемногу! Подобрал упражнения на те группы мышц, которые раньше нагружал мало. За годы занятий дома я прошел все стадии, о которых когда-то предупреждал старый тренер Ерохин. Смотри! – говорил он. - Бросишь регулярные тренировки – появятся боли в костяшках пальцев, в локтях. Какие боли! – отмахнулся я тогда, а напрасно! Не помню, сколько прошло времени, может быть, год, два или три, но заболели костяшки пальцев. Потом долго болели локти – с внутренней стороны особенно. Последствия сильных боковых ударов, я думаю. Не сказать, чтобы боли были нестерпимые, но сильные. Большее беспокойство доставляло другое. Я понимал, что прохожу ту стадию, вернуться из которой в обратном направлении будет чрезвычайно сложно, если не сказать невозможно. Утешало только сознание того, что в каждом возрасте есть свои прелести. Слабое утешение! Очень хотелось чувствовать себя спортсменом по-прежнему. 

 Я начал писать, и спорт оставался надежным помощником, физкультура, вернее. Физические упражнения отвлекали, позволяли немного расслабиться. Адреналин и прочее – оставлю рассуждения специалисту. К домашним тренировкам добавились длительные пешие прогулки на свежем воздухе – все как обычно! Да еще бассейн, плавание! С трудом, но позволял себе это. Всегда любил плавание! Про заплывы в море уже упоминал, с дельфинами встречался там даже. Однажды залез в бушующее море. С большим трудом достиг берега! Потом в бассейне, наворачивая круги, я вспоминал бушующую стихию. Оттачивал движения, и дочь свою приучал к воде понемногу. 

 За последнее время добавились новые заботы. Я похудел, от прежних боевых восьмидесяти килограммов осталось едва семьдесят. Но и в непростой ситуации спорт по-прежнему помогает. От домашних тренировок я отказался – устал, наверное. И о бассейне пришлось забыть, но и в непростой ситуации неприхотливый человек – а я такой, найдет выход. Во дворе установили тренажеры и, после некоторого колебания, я переключился на них. Подошло! 

 Там у меня появился новый знакомый. Он, конечно, мешает сосредоточиться на ощущениях, но не сильно. Это мужчина, пенсионер, лет на десять старше меня. Он мирно сидит на лавочке, поодаль от тренажеров, пьет водку и закусывает. Каждому свое! – объяснил он просто. Здравствуйте! – киваю я ему, приближаясь к площадке. Место встречи изменить нельзя! – восклицает он радостно. Да! – киваю я в ответ и приступаю к разминке. Разговаривать особо некогда. Мужчина вскоре начинает клевать носом и меня больше не беспокоит. Вокруг стоят высокие деревья, на нижних ветках которых сидят вороны. Тоже компания! Листва опадает все больше. Равнодушный узбек во дворе монотонно машет метлой, не отвлекаясь по пустякам. Еще немного, и мы начнем здороваться. Тихо, никто не беспокоит. Повторяя движения гребца, я воображаю себя плывущим в лодке по тихому озеру с девушкой. Давно ли я плавал по озеру? Было дело на Балатоне, Дениз ее звали. Сделав привычные четыре круга для моциона, я покидаю площадку. Ежедневные занятия приносят плоды. Чувствуется, что нагрузки идут на пользу. Это, конечно, не тренировки в спортзале, но привередничать не приходится. 

Одной площадкой дело не ограничилось. 

 Еще одним подходящим местом для разминок стал старый пруд за церковью, недалеко от дома. В эту осеннюю пору по утрам туда редко кто заглядывает. Лишь изредка владельцы собак выгуливают своих питомцев. Одни только утки встречают меня, да и те улетят скоро в теплые края – по краям пруд уже подернулся кромкой льда. Начинаю разминку – так, ничего особенного, гимнастические упражнения! По-прежнему уклоняюсь от заученных до автоматизма специальных упражнений – ни к чему бередить память. И здесь тихо, деревья застыли – готовятся к зимней спячке, лишь стая голубей кружит в небе, оживляя пейзаж. Разогретый и довольный, я совершаю еще часовой променад, и лишь после этого возвращаюсь домой, к делам.

 Обратный путь лежит через овраг, где журчит небольшая речка – Котловка. Это, конечно, не горная река в Свирском ущелье, по которой я так соскучился. Вода в ней тоже зеленая, но не изумрудная и прозрачная, а мутная и грязная. И склоны оврага мало напоминают горы. А все же! 

 Во время прогулок есть над чем задуматься. Мысли, мечты, планы! Может быть, в ближайшее время удастся решить-таки бытовые проблемы и я смогу вернуться к тренировкам в спортзале? Я бы, наверное, смог. Пока еще могу бросить вызов судьбе. Только вот – заново набивать кулаки! Вспоминаю молодые годы. Я тогда стоял в строю, перед тренером, и слушал наставления перед тренировкой. 

 И еще пара слов о тех, кто стоял со мной тогда рядом. Андрей Харитонов, Валера Ландин…. Оба мастера спорта, чемпионы Москвы. Я неоднократно работал с ними на ринге. Тренировки длились пятнадцать раундов. Постоянная смена партнеров. За один день, бывало, боксировать приходилось почти со всеми парнями из строя. Мы не дружили, приятельствовали только. Они подсказывали, не злобствовали на ринге, давали работать сопернику. Андрей, бывало, говорил, что собирается открыть свой спортзал, готовить спортсменов. Одного ученика, призера Союза, он успел подготовить. Оба, и Андрей и Валерий, ввязались в криминальные разборки в середине девяностых годов, и оба были застрелены из пистолета ТТ. Писали много об этом тогда. Они были нормальные ребята, спортсмены хорошие и товарищи по команде неплохие. Такая вот судьба! 

На мгновение представляю себя там же, в строю, среди молодых спортсменов, только вот мне уже стукнуло пятьдесят четыре года. Улыбаюсь широкой улыбкой, не обращая внимания на прохожих. Наставления закончены и раздается громкая команда – напра-во! Побежали!