Нет, я не шеф-повар... или мясо по-бургундски

Опубликовано: 29 мая 2018 г.
Рубрики:

 Так уж повелось в нашей жизни: в быту всей кухней и кулинарными изысками командуем мы, хозяйки - женское начало. В высокой кухне, в известных ресторанах, во главе кухни - шеф-повар - почти всегда мужчины. Chef de Cuisine - как говорят европейцы. Само название - шеф-повар - как бы подразумевает мужской род. Я уж не говорю о поварах высоких классификаций, удостоенных всяких Мишленовских звезд на международной арене, - там женским духом вообще не пахнет. Мужики-мужики-мужики... 

Сижу в интернете. Чтобы подобрать себе что-либо к лету? Хочется новенького. Между платьями и туфлями постоянно норовят попасться на глаза картинки аппетитного мяса. С чего бы это? Вспомнила, что накануне с подругой мы вычитывали рецепты бефстроганов. Хитрый интернет ныне заботится о нас. Без дополнительных просьб. На глаза попадаются интригующие предложения рецептов мяса. Я не очень высоко ценю себя в приготовлении новых блюд. Но вдруг...  

До любого рецепта сейчас, я бы сказала, расстояние 1 гугл. Иди в Google, спрашивай, выбирай подходящий совет. Ну, а если ошибся в выборе, пеняй на себя. Как говорил Аркадий Райкин: "Пиши на себя жалобу".  

Кто-то может измерять дистанцию своего мастерства принципами Ильи Лазерсона. Но он очень напирает на "Обеды безбрачия". Имеет он в виду, конечно, не семейное одиночество, а правильное приготовление кушанья без брака. Но всё равно его бла-бла-бла звучат как-то в мужское ухо. На его сайте прямо кричит комментарий: "Лазерсон, не обращайте внимания на женские комменты. Они никогда готовить не умели. Это дело мужское". Неохота мне его слушать.  

В былые времена на слуху был кивок в сторону Елены Молоховец, сделавшей "Подарок молодым хозяйкам" еще в дореволюционные годы, в начале ХХ века. Ну как не вспомнить убедительный совет хозяйке. Чтобы в продолжение целого утра до самого обеда не приходилось несколько раз ходить в кладовую то за тем, то за другим, нужно знать реестр выдачи продуктов. Чтобы повар или кухарка получили всё для готовки, чтобы всего хватало и ничего не было лишнего. Бегать же раз за разом в кладовую не только скоро наскучит, но и чрезвычайно затруднительно для самой хозяйки, а при светской жизни даже и невозможно. Ну, прямо о нас позаботилась, не стало кладовых, запасов, да и возможностей долгих хождений при маленьких квартирах. Не устанешь... Да и светская жизнь как-то не подпирает. 

Что б такое сварганить? Хочется что-нибудь необычное и вкусненькое придумать. Друг обещал приехать. Есть! Решила: таинственное мясо по-бургундски. Вычитала несколько рецептов, разместила всё по полочкам в голове, разложила все необходимые ингредиенты на столе, сказала бы, как Молоховец велела... В путь!  

Мясо помыла, обсушила, на кусочки порезала. Лук-морковь заготовила. О беконе не забыла. Сковорода с маслом разогрета, мясо красиво обжарено, корочка - загляденье. Казанок наготове, все загружаю. Дело к вину подходит. Боюсь опростоволоситься.  

Бургундского сухого красного, конечно, нет. Так что мясо по-бургундски может звучать отчасти условно. Как коньяк армянский, когда он должен кликаться - бренди. Но у меня заготовлено совсем неплохое калифорнийское сухое красное вино "Tussock Jumper" Zinfandel 

(по-нашему: "Тасэк Джампер" Зинфандель) 750 мл. Вот посмотрите: отменный бутылёк.  

Вина в казанок наливаю, так чтоб мясо покрыть, крышкой накрываю, и на небольшом огне пусть тушится. Как указано - часа полтора. Наблюдаю, помешиваю, вина немного добавляю.  

Незадолго до конца добавляю крупно нарезанные шампиньоны и разведенную в вине муку (так Лазерсон велит). По вкусу немного присаливаю.  

Перемешиваю в последний раз. Мясо должно, как обещано, получиться безумно нежным, а соус из овощей и вина – ароматным и очень густым, отлично подходящим к картофельному пюре.  

Все готово, время подошло. Вся в ожидании. Когда же позвонит долгожданный гость? А вдруг все хлопоты ни к чему? 

Добавлю-ка я немного соли. Не помогло. А если еще поперчить? Ништяк. Дай-ка куркумой подправлю. Без результата. Что-то не то, что-то не так. Пусть остынет немного, может, уйдет мешающий привкус. "А воз и ныне там..." Еще одна отчаянная попытка: пропускаю всё через мясорубку: мягко, красиво, но не вкусно. Может, вместо мяса по-бургундски организовать макароны по-флотски? Нет, даже пробовать не буду. Пришел конец усилиям и всем заходам, - всё приходится отправить в ведро. 

А может, не женское это дело изощряться в мясной кулинарии? Недаром там главенствуют мужики... Я люблю, когда всё получается вкусно и быстро. Не удалось. Вновь вспоминается давний райкинский монолог: "Хочешь рыбку — варишь рыбку, хочешь суп — варишь суп. Сварил — стань в сторонку, покушай. Недосолил, переперчил — пиши на себя жалобу". В следующий раз пойду по накатанной, ну их, эти новые изыски. 

Даже хорошо, что друг не пришел. А то, чем бы я его ублажала за столом... А может, я поспешила, и ему бы понравилось приготовленное по рецепту моими стараниями мясо по-бургундски?.. И может, я не гожусь в дегустаторы. Когда-то Салтыкова-Щедрина заметил, что одному нравится арбуз, другому — свиной хрящик... 

Ну а сейчас мне остается нашарить что-либо из остатков в холодильнике и найденное запить оставшимся почти стаканом доброго калифорнийского красного вина. В компенсацию всех стараний... 

Нет, я не шеф-повар, поварские дела это так, я просто по совместительству домашняя хозяйка, не всегда удачливая... 

 

 

 

 

Комментарии

Уважаемый господин Лазарь Фрейдгем! В вашу статью "Нет, я не шеф-повар...", опубликованную 29 мая сего года вкралась, по-видимому, опечатка: "В былые времена на слуху был кивок в сторону Елены Малоховец, сделавшей "Подарок молодым хозяйкам" еще в дореволюционные годы, в начале ХХ века.". Хочу уточнить, что свою первую книгу Елена Молоховец издала в городе Курске в 1861 году.

Всего наилучшего,  с уважением, Филипп Чертков.

Уважаемый Филипп Чертков!
Большое спасибо за замечание. У меня в руках была книга Елены Молоховец 1913 г. издания.С этим связана моя отсылка. В действительности первое издание, как Вы указываете, вышло в 1861 г. Книга выдержала более 30 изданий. У меня, кстати, есть и более позднее факсимильное издание этой книги - Нью-Йорк уже в послевоенные годы.