Хороший король Aбдулла

Опубликовано: 4 ноября 2005 г.
Рубрики:

21 сентября иорданский король Абдулла II произнес 12-минутную речь, сопровождавшуюся постоянными аплодисментами сидевших в зале раввинов.

Светские лидеры “должны учиться на вашем примере”, заявил раввин королю, вручив ему экземпляры Старого Завета на английском языке и на иврите. Затем он сказал, что король проявил истинный героизм, “выступив против противников”. Другой раввин сказал, что король “возглавил тенденцию умеренного подхода к исламским традициям”. Очевидно, все присутствующие очень приятно провели время.

Так что же в речи короля вызвало такой энтузиазм?

Он уверил раввинов в своей готовности принять радикальные меры в борьбе с мусульманскими экстремистами, подтвердив, что евреи и мусульмане “связаны вместе культурой и историей”. Он осудил “экстремистские искажения религии, откуда проистекают бессмысленные акты насилия”. Он объявил, что “такие действия уже разделили нас слишком далеко и что настало время исправлять отношения с мировой еврейской общественностью”. Он признал, что взаимоотношения между евреями и мусульманами были трудными за последние годы, но что “в этот исторический момент мы должны предпринять шаги к взаимному прощению и урегулированию наших отношений”.

Хорошо говорил король, могу признаться. Кто знает, если бы я там был, то, может, тоже устроил бы ему овацию. Я не имею ничего против короля. Я даже написал недавно, что он является законным королем Саудовской Аравии, которая всегда была Аравией хашемитов, и что этот факт должен использоваться в переговорах о снижении цен на нефть. Я не желаю королю зла.

И говорил он хорошо; использовал все правильные слова: урегулирование отношений, культурные и исторические связи, взаимное прощение. Но кое-что он все-таки упустил, кое-что очень важное: евреев! Нет, не евреев в Вашингтоне, других евреев, евреев в Иордании!

Тут уместно вспомнить один из рассказов о Шерлоке Холмсе. Знаменитый детектив говорит доктору Уотсону, что ключ к тайне — это необычное поведение собак предыдущей ночью, на что Уотсон отвечает, что собаки той ночью ничего не делали и вели себя очень тихо. Холмс в ответ на это замечание только улыбнулся и заметил: “Вот тут-то и зарыта собака, дорогой мой доктор Уотсон”.

Собака зарыта в том, что иорданских евреев нет. Ни одного, ни единого, нет как нет! Кроме того, в Иордании принят закон, карающий смертью любого, кто продаст землю еврею.

Когда-то в Трансиордании жили евреи (Трансиорданией называлась эта область до 1948 года, когда дедушка и тезка нынешнего короля Абдуллы напал на еврейское государство по ту сторону реки Иордан, захватил Западный берег и переименовал Трансиорданию в “Иорданию”, а себя из эмира Трансиордании в короля Иордании). Он выслал всех евреев из своей страны, включая тех, кто жил в той части Иерусалима, которую оккупировал его Арабский легион. То, что некоторые из этих евреев жили там в течение тысяч лет, не имело значения: новое королевство должно было быть “Judenrein” — “свободным от евреев”, так же как и все другие арабские страны.

Следует отметить, что в течение 20 лет иорданского правления Западным берегом не велось никаких разговоров о Палестинском государстве, палестинской нации, о том, что палестинцы должны работать в Израиле (никто там и не работал), торговать с Израилем (никто и не торговал), получать медицинское обслуживание в израильских больницах (никто и не получал) или требовать свободы слова и прочих политических свобод (как бы тогда они всех насмешили!).

Древние иерусалимские синагоги были разрушены. По древнему еврейскому кладбищу прошлись бульдозерами и на его территории водрузили армейские бараки, а могильными камнями выложили солдатские уборные. Иерусалим разделили стеной, евреям не дозволялось молиться у Западной стены и у них не было доступа к еврейскому университету и больнице Хадасса (Hadassah). Иорданские солдаты развлекались, стреляя в евреев Иерусалима с верхней платформы пограничной стены.

Интересно, считает ли Абдулла II, что евреи должны простить все это иорданцам, когда он распространяется на тему взаимного прощения? О каком прощении может идти речь, когда в 1967 году, накануне 6-дневной войны, Голда Меир просила отца Абдуллы II Хуссейна не вступать в войну и обещала, что Израиль не будет нападать на него? В ответ Хуссейн начал бомбардировку Иерусалима, совершив тем самым роковую ошибку, за которую он поплатился Западным берегом и иорданской половиной Иерусалима.

Слова ничего не стоят, даже из королевских уст. Вот действия — это дело другое. Пусть хороший король вместо разговоров возьмет хотя бы (не будем жадничать) 10 еврейских семей, которых выселили из Сектора Газа, даст им хороший кусок земли и позволит им строить дома, заниматься сельским хозяйством и жить нормальной жизнью в Иордании, да, да, в “Judenfrei” Иордании. Я думаю, что это произойдет только тогда, когда Любавический реббе начнет закусывать свинину креветками на свадьбе Папы Римского.