Приморские истории 

Опубликовано: 13 марта 2018 г.
Рубрики:

Самый главный рыболов 

 

Мой дед в молодости служил военным хирургом в Приморском крае. Бывая на озере Ханка, он узнал от местных жителей, что там однажды случилась невероятная история. 

Дело было так. Мужики решили порыбачить с лодки. Только отчалили от берега, как вдруг вода пошла кругами, а потом – вздыбилась. Видят мужики – тянется к лодке чудовищная лапа. Когтистая, мохнатая, бурая! 

Рыболовы хоть и не робкого десятка были, но, как по команде, попрыгали все в ледяную воду. И драпанули вплавь к берегу. Хорошо, все плавать умели. 

А в лодку медведь залез. Поспешил – уловом на борту не разжился. 

И отправился, значит, ловить рыбу самостоятельно! 

 

 

Большой улов 

 

Как-то и деду довелось закинуть удочку на этом озере. Да так, что на всю жизнь запомнил! 

Рыбачили с берега. За каждым кустом – по рыболову сидело. В шаге друг от друга. Развернуться негде. И дед подальше убрёл. Думал, конечно, поймать рыбку покрупнее и всех обловить! 

Не успел дождаться поклёвки, как в соседних кустах кто-то хрустнул ветками и недовольно запыхтел. 

– Не жадничай, мужик! – примирительно сказал дед. – Всем рыбы хватит. 

Сказал, а сам на воду неотрывно смотрит – поклёвок ждёт. А незнакомец всё сопит из-за кустов, над самым ухом. Верно, подойти решил – потолковать. 

И, правда, кусты вдруг раздвинулись. Дед нехотя обернулся – ходят тут всякие, отвлекают! – глядь… А это медведь! 

Побросал дед снасти и не помня себя припустил к сопке. Когда совсем выдохся, обнаружил, что на самую вершину взбежал! 

А медведь не погнался за таким чудаком. Не видал еще медведь, чтобы от рыбы бегали! 

 

 

Не просто кот 

 

В Приморье обитают необычные коты. Настолько не обычные, что лучше с ними не встречаться. 

Как-то шёл мой дед со службы на обед. Голодный и оттого немного сердитый. А прямо на дороге кот развалился. Обыкновенный серый, с жёлтыми подпалинами. Лежит и лениво глаза щурит. Но такой упитанный, что не обойдёшь! 

Дед шикнул на котяру и даже сапогом замахнулся. Валяются тут всякие, пока другие службу несут! 

Кот диковато зыркнул, но оказался понятливый – сразу ушмыгнул в придорожные заросли. 

А дед пошагал дальше как ни в чём не бывало. Вдруг его кто-то окликнул. Дед обернулся и увидел знакомого, который слыл заядлым охотником. Охотник нагнал его и похлопал по плечу. 

– Ну ты смельчак! – говорит. – Это ж камышовый кот был. А он всегда непредсказуем. Хищник. И на людей, случается, нападает. Тебе, считай, повезло! 

Дед промолчал и ухмыльнулся. Ещё бы – сам камышовый кот его признал! 

А спустя годы очень удивился, когда вычитал в книгах, что встреченный кот… вовсе не камышовый! В Приморье обитают другие коты – дальневосточные лесные, которых по-прежнему часто называют тут «камышовыми». Для краткости, наверно. 

 

 

Рыжий огонёк 

 

Однажды дед приехал на склад. Хозяйственные товары отгрузить. Утро только продирало глаза, а ночь нехотя отползала за сопки. 

Подогнали машину вплотную к рампе. Дед вышел. Глядь – в складском полумраке будто огонёк заметался. Юркий, тихий, вороватый. Живой. Прыг-прыг – и нет рыжего! Убежал ночь догонять. 

– Это колонок! – хрипло пробасил водитель. – Мышами тут промышляет. Помогает, стало быть. Но нелюдимый – к себе не подпускает. Хотя, говорят, колонок хорошо приручается. Как хорёк. 

Дед, не знакомый прежде с колонком, задумчиво посмотрел в темноту, которая прятала рыжего хищника. Что же, огонёк, пусть и маленький, но – стихия. Не каждому дано её приручить. 

 

 

Чемодан историй 

 

Два года промелькнули как тот колонок. Отслужил мой дед в Приморье и домой вернулся. А в памяти, как в чемодане, привёз все эти истории. Да не только эти, но и много других. 

Например, про маньчжурский орех. Которым угощали новичков, вновь прибывших на службу. Салаги простодушно пробовали его на зуб, но не тут-то было – кожура у маньчжурского ореха раза в три толще, чем у грецкого. Крепкий орешек! 

Ещё – про лёд на озере Ханка. Который шумно ломался по весне. Трещал так, что даже до села Троицкого доносились лёдоломные «артиллерийские залпы»! 

И, конечно, про артёмовский аэродром! На который дед прилетел на самолёте. Есть такой приморский город – Артём. Когда дед приземлился там, сразу почувствовал, что воздух пропитан влагой и прелыми листьями. Почему-то возникло ощущение черноморского юга. Дед подумал даже – не ошибся ли рейсом? Но выехал из аэропорта и успокоился: с одной стороны встречали сопки, с другой – Тихий океан. 

А напоследок узнал, что пути железной дороги «Москва-Владивосток» тоже бегут к Тихому океану – добегают и упираются в него. Дорогу эту, проложенную при последнем русском императоре Николае II, величают «царской». По ней-то – на поезде – и посчастливилось деду ехать обратно. По-царски! 

Привёз дед истории, берёг-берёг, а потом со мной поделился. До сих пор любит пересказывать. И далёкое Приморье, где я ни разу не был, стало мне близким.