Кинообозрение от Элеоноры Мандалян. Большая игра

Опубликовано: 2 января 2018 г.
Рубрики:

Если предыдущий фильм нашего кинообозрения («Величайший шоумен») был посвящен человеку, породившему в позапрошлом веке целую «цирковую индустрию», то фильм следующий – Molly`s Game (в русском варианте: «Большая игра»), тоже биографический, рассказывает о женщине, незаконно создавшей – в наши дни – «карточную империю», «самое роскошное частное казино», как его окрестили адвокаты и судьи. 

 

 Немножко предыстории

 

 Вот с того, что легло в основу фильма, и начнем. Потому что основа эта, несколько лет назад наделавшая немало шума, может быть, даже интереснее, чем сам фильм. 

Итак, Molly Bloom – вполне реальная, ныне здравствующая 36-летняя особа. Она родилась и выросла в штате Колорадо. Наравне со своим братом, Jerry Bloom (двукратным Олимпийским чемпионом по лыжному фристайлу) с детства увлекалась горнолыжным спортом. Девочку называли «лыжным вундеркиндом» и прочили ей большую спортивную карьеру. Мечтая попасть в Олимпийскую сборную, она целеустремленно шла к намеченной цели. Травма, полученная в подростковом возрасте на лыжне и сложная операция на позвоночнике не сломили ее – Молли снова встала на лыжи. Увы, новое тяжелое падение на отборочных соревнованиях окончательно выбило ее из колеи. Стремясь избавиться от постоянных нравоучений отца-психоаналитика, она бежит из семьи в Лос-Анджелес. 

 Молли собиралась учиться на юриста. Но жизнь заставила ее занять место скромной официантки в баре Viper, на Сансет бульваре, хозяин которого нелегально держал за барной стойкой секретную комнату для именитых покеристов. С этого все и началось. Обнося игроков напитками, Молли во все глаза смотрела на их невероятные ставки, на то, с какой легкостью они выигрывали и проигрывали огромные суммы.

Она не верила самой себе, что видит не во сне, а наяву звезд Голливуда, «запросто» сидящих с картами за столом – ее любимого Джека из «Титаника», в облике Леонардо ди Каприо, фантастического спайдермена, Тоби Магуайра. Они улыбались ей не с экрана, а «вживую», и именно ей. Звезды не только улыбались, но и щедро одаривали ее чаевыми. В ту первую ночь, в 2004-м, Молли заработала $ 3000. Хозяин это засек и тут же отказал своей официантке в зарплате, заявив, что отныне она будет довольствоваться одними чаевыми.

Довольно скоро сообразительная девушка смекнула, что она и сама могла бы открыть подпольный покерный клуб и неплохо на нем заработать, переманив завсегдатаев хозяина, благо они уже достаточно хорошо ее знали. Уволившись из кафе, она так и сделала. Задумка блестяще осуществилась. У нее появилась своя постоянная клиентура, которой она предлагала куда более комфортные условия для игры. 

С этой целью Молли бронировала люксовые номера в лучших отелях Беверли-Хиллз. Не знаю, правда это или домыслы, но поговаривали, будто вход к месту сборищ стерегли вооруженные охранники в бронежилетах, а пропуском для участников служил пароль. Иногда ночные игры, длившиеся до утра, устраивались в фешенебельных частных особняках. Молли взяла на себя все организационные вопросы, постепенно обзаведясь целым штатом помощников. А то и выписывала для своих гостей заморских «массажисток». Напитки разносили сексуальные красотки с декольте до пояса. 

Позднее, когда все это вскрылось и накрылось, один из участников «игры у Молли», известный продюсер Хьюстон Кертис поделился своими воспоминаниями с журналом New York. (В основном все, кто давал интервью или показания, предпочитали оставаться неназванными, Кертис был исключением.) «Раз, иногда два раза в неделю, - рассказывал он, - на несколько коротких часов игроки-завсегдатаи забывали обо всем на свете за дверями роскошного сьюта пятизвездочного отеля, переживая мгновения, которые в этой жизни дано изведать далеко не каждому... Я буду вечно благодарен судьбе за тот период моей жизни, и Молли, организовавшей его на регулярной основе». 

Аппетиты игроков день ото дня разгорались, росли ставки за столом, доходившие до четверти миллиона. «Тайное общество», человек этак в 20, украшали своим сиянием голливудские звезды (правда, за столом, где каждый «играл» самого себя, их сияние основательно тускнело) – Тоби Магуайр, Бен Аффлек, Леонардо Ди Каприо (Лео), Мэтт Дэймон, режиссер Ник Кассаветис, тот самый Хьюстон Кертис, проигравший как-то за одну ночь миллион долларов. Потом появились миллиардеры Алек Горес и Эндрю Бил и т.д. 

«Игра – не средство отдыха для богатых парней, – считает Молли. – Это большой бизнес, участники которого, как правило, не дружат между собой. Они приходят, чтобы отбирать друг у друга деньги.» Исключения из этого «правила», конечно же, были. Например, Лео и Тоби – друзья-однолетки «не разлей вода». Дружат они уже более четверти века, с самого детства и с завидным постоянством все свободное время проводят вместе. А Бена с Мэттом объединяет не только дружба, но и совместное творчество – сценарий к фильму «Умница Уилл Хантинг», получившему «Оскара», они писали вместе. Вместе и втянулись в карточную игру. 

Самыми сильными, самыми удачливыми покеристами в заведении Молли считались Тоби и Бен. Тоби так вообще был вне конкуренции. Опять-таки, если верить слухам – он зарабатывал игрой больше, чем на съемках, – в среднем по миллиону в месяц. А в общей сложности за пять лет его выигрыш составил порядка $40 миллионов.

Игроки Молли не брали на себя никаких обязательств, кроме одного: «Все подписывали соглашение о неразглашении, – позднее расскажет Молли в своих мемуарах. – Мы проводили игру в отелях, в которых всегда было полно знаменитостей. Вся информация передавалась только из уст в уста, мы были вне поля зрения. В покерном сообществе о нас что-то слышали, но средства массовой информации никогда о нас не писали». 

Покерный клуб (игорный дом, подпольное казино) был нелегальным, нигде не зарегистрированным, а следовательно, ни членские взносы, ни выплата налогов не требовались. Молли снова получала только чаевые наличными, но уже не как официантка, а как хозяйка и менеджер, от которой они все зависели. И чаевые оказались такими, что очень скоро она начала одеваться только в магазинах Беверли-Хиллз, на Родео Драйв, обзавелась дорогой машиной, потом домом, а для своих деловых вылетов арендовала целый самолет... Она зарабатывала до 4 миллионов долларов в год.

Далеко не все шло в этом подпольном бизнесе гладко. Именно с Тоби, срывавшем на ней свое раздражение в случае проигрыша, у нее сложились настолько конфликтные и напряженные отношения, что она начала подумывать о сворачивании своего мероприятия. А тут еще разразился криминальный скандал, связанный с одним из ее богатеньких завсегдатаев – Рудерманом. (Впрочем, «небогатеньких» у нее и не бывало.) 

В 2009-м группа инвесторов многомиллионного хэджингового фонда Ruderman Capital Partners в Беверли-Хиллз, потерявших свои вложения в результате финансовых махинаций главы фонда, Брэдли Рудермана, проследила, куда уплывали их кровные деньги, и подала в суд Лос-Анджелеса иски на покеристов казино Молли, которым он эти деньги проигрывал (в первую очередь, – на Тоби Магуайра) в надежде вернуть хотя бы их часть.

Брэдли Рудерман – игроман-неудачник, известный в голливудских покерных кругах как «миллионер-лузер». Уже после того, как вскрылось, что миллионы, которые он в виде фишек лихо выставлял на зеленое сукно, ему вовсе не принадлежали, один из игроков рассказывал: «Это было смешно. Такого лоха мы еще не видели. Рудерман, похоже, не знал даже правил игры. Ну а мы были непрочь поделить между собой его миллионы». «Парни только о том и мечтали, – вторил ему другой, – чтобы к ним за стол попал очередной Брэдли».

Рудермана приговорили к 10 годам тюремного заключения за хищения вложений инвесторов в особо крупных масштабах на общую сумму $44 миллиона, большую половину которых он проиграл в покер. 

 В результате всех этих неприятностей Молли вынуждена была свернуть свой прибыльный бизнес в Лос-Анджелесе. Но, не желая отказываться от хорошей жизни, к которой успела привыкнуть, перебралась в Нью-Йорк и там наладила аналогичное предприятие с группой топовых банкиров, акционеров, финансистов и трейдеров. Теперь уже ставки за ее столами зашкаливали за миллион. Еще два года Молли продолжала жить на широкую ногу, ни в чем себе не отказывая. Но, как говорится, долго веревочке виться... 

Ее подпольная деятельность давно уже была взята на мушку ФБР. А тут она совершила роковую для себя ошибку – стремясь застраховаться от безответственности или непорядочности некоторых игроков, она ввела фиксированный рейк, на котором ее и подловили. (Rake – это основной источник дохода легально зарегистрированной покерной комнаты, плата за игру, которую берёт организатор с каждой сдачи карт за столом.) 

В марте 2011 года 20 вооруженных агентов ворвались посреди ночи в мир Молли. Ее самой среди нью-йоркских игроков не оказалось. Не было ее и в Колорадо, в родительском доме. Зато добраться до финансов «принцессы покера» ФБР не составило труда – к своему ужасу Молли вдруг обнаружила, что все ее активы заблокированы. На нее и ее компанию завели судебное дело с обвинениями в преступных связях с русской мафией. 

 

 Без «русского присутствия» не обошлось

 

Под «русской мафией» подразумевались представители крупной криминальной организации «Нахмада-Тринчера» – Вадим Тринчер, Алимжан Тохтахунов и Хиллел Нахмад. Вроде бы в упомянутых фамилиях русским духом даже не пахнет, хотя первые двое эмигрировали в 90-х из СССР. 

«Преступные связи» Молли начались в Нью-Йорке, когда на ее карточный огонек заглянул 34-летний Хиллел Нахмад (Hеlly) – сын миллиардера Дэвида Нахмада, арт-дилер, коллекционер, потомок банкиров из Алеппо, как писали - «одной из самых богатых и влиятельных династий арт-дилеров в мире». С Хелли подружились и Молли, и ее завсегдатаи. Свои покерные игры они иногда устраивали уже в его галерее (Helly Nahmad Gallery), где, видимо, и познакомились с его компаньонами по теневому бизнесу. 

Алимжан Тохтахунов, по кличке «Тайванчик», игрок и предприниматель из Ташкента, президент «Отечественного футбольного фонда» в Узбекистане, - бывший совладелец крупных московских казино. (Он же – рыцаръ негосударственного ордена Святого Константина за «подвижничество, рыцарский дух и меценатство».) В Европе и в Америке имеет славу одного из крупнейших криминальных авторитетов России.

Вадим Тринчер (по кличке Дима Киевский) – профессиональный карточный игрок, не раз побеждавший в крупных коммерческих соревнованиях, в 1988-м, вместе со своими сыновьями Ильей и Евгением, обосновался в Нью-Йорке, став членом группировки, контролировавшей в США сеть подпольных салонов для игры в покер, в том числе, якобы, – и салон Молли.

В Нью-Йорке у всей этой компании есть выкупленные апартаменты в Башне Трампа. Только вот возвращаться туда «русские мафиози» не спешат, так как успели улизнуть из Штатов до суда и числятся в розыске. (У Алимжана там до сих пор живет его дочь, балерина Лола.) 

На судебном процессе в 2013-м Нахмада-младшего обвинили в мошенничестве и отмывании миллионов через русскую игорную мафию, организовавшую нелегальный спортивный тотализатор международного масштаба, а Молли Блум – в косвенной ко всему этому причастности. Однако ее адвокат, Чарли Джеффри, выступив с блестящей речью, сумел доказать, что его подзащитная специализировалась лишь на покерных играх для элиты, а к мафии и отмыванию денег никакого отношения не имела. И ее отпустили. 

Год спустя, на повторных слушаниях, ей все-таки вынесли приговор, осудив за незаконную организацию азартных игр и неуплату налогов. Обошлись с ней более чем мягко – дали год условно, 200 часов принудительных работ и обязали уплатить штраф в размере $125 тысяч. 

 

 Из подполья – на экраны

 

Развенчанная «принцесса покера» умудрилась извлечь выгоду даже из своего поражения, сделав ставку на то, что ее мемуарные откровения реанимируют ее оскудевший бюджет. И снова не просчиталась. Книга «Игра Молли: Большие ставки, элита Голливуда, банкиры-шишки, моя жизнь в мире подпольного покера» стала бестселлером. А теперь вот по ее мемуарам сняли полнометражный художественный фильм (Molly’s Game), благодаря которому она не только хорошо заработает, но и еще больше прославится.

Она снова оказалась в центре внимания, но внимания уже совсем иного свойства. Ее приглашали продюсеры, с ней работал сценарист-режиссер, актриса, взявшая на себя ее роль. Ею снова заинтересовалась пресса, перекантовав ее из «криминального элемента» в неординарную, предприимчивую business woman высокого полета, хранящую к тому же многие одной ей известные тайны.

В интервью для журнала Poker News Молли рассуждает: «Покер воспринимают как игру. Хотя на самом деле это многогранный, очень интересный мир, за кулисами которого происходит много чего любопытного, что я и попыталась рассказать». При этом она не скрывает, что рассказала в своей книге далеко не все. За годы своего подпольного бизнеса, говорит она, «я решила для себя эту моральную дилемму – о чем можно писать, а о чем нельзя. Я никогда бы не написала ничего, что может разрушить жизнь человека, его семью. Таков мой хорошо обдуманный выбор». 

Понятно, что умная, сообразительная женщина, на протяжении многих лет обслуживавшая элитных покеристов, потакая их слабостям и порокам, наблюдавшая их в далеко не лучшем качестве, вполне могла собрать внушительный компромат на каждого, способный свести на нет любую, самую яркую карьеру. Особенно, когда речь идет о всем известных и любимых кинозвездах. Молли этого не сделала. Она не предала своих клиентов ни в процессе расследования – сколько ее к этому не склоняли, ни в мемуарах. Тайное осталось тайным. И благодарный Голливуд отплатил Молли Блум тем же, сняв о ней фильм в позитивных, добрых тонах, поверив всему, что она сама о себе рассказала. 

 

 Игры Молли продолжаются

 

Три года назад продюсерская компания Марка Гордона (бывшего президента Гильдии продюсеров Америки) приобрела права на адаптацию мемуаров Молли. А STX Entertainment (STXfilms), американская медиакомпания, не сомневаясь в успехе картины, выкупила за $9 миллионов права на ее распространение в США и Китае. Гордон попросил опытного драматурга Аарона Соркина не только написать сценарий (вместе с Молли Блум), но и взять на себя роль режиссера фильма, что было для последнего довольно неожиданно.

Аарон Соркин, американец еврейских кровей, лауреат премий «Оскар», BAFTA, «Золотой глобус», «Эмми», давно уже (с 1992 года) зарекомендовал себя в Голливуде как крепкий сценарист-профессионал. Им написано много сценариев – в частности, к таким фильмам, как: «Несколько хороших парней», «Американский президент», «Война Чарли Уилсона», «Социальная сеть», «Человек, который изменил всё», «Джобс» – и в этом качестве Соркин чувствовал себя вполне комфортно, вовсе не стремясь в режиссеры. Но Гордону, после долгих колебаний, все же не отказал. Таким образом, фильм Molly’s Game стал его режиссерским, довольно-таки мучительным дебютом.

«У меня вообще нет визуальных рецепторов, я скорее слушаю фильмы, чем смотрю их, – чистосердечно признался он по окончании съемок на пресс-конференции. – Поэтому во всем, что касается картинки, я полагался на оператора Шарлотту Кристенсен. Она была очень терпелива с человеком, который вообще не умеет работать с визуальной составляющей, и к тому же за 25 лет в кинобизнесе ничего не смыслит в технической стороне производства». (Невольно возникает недоумение: зачем же было браться за то, в чем ты «ничего не смыслишь».)  

Сюжет фильма выстроен на общении Молли Блум (Джессика Честейн) с ее адвокатом Чарли Джеффри (Идрис Эльба). Адвокат пытается вытянуть у Молли все, что она в своих мемуарах недосказала, а она, дозированно разоткровенничавшись с ним, на протяжении всего фильма ведет закадровый монолог, словно читая вслух свои мемуары. 

Использовав свой фирменный, хорошо отработанный авторский прием, Соркин-сценарист, возможно, где-то помешал Соркину-режиссеру не только слышать свой фильм (как он привык), но и видеть его – глазами зрителей. А широкий зритель, прежде всего, жаждет экшена, которого в фильме как раз и не хватает.

Эпизодически прослежена жизнь героини (в ее же подаче) с детских лет – в родительском доме, в общении с отцом, матерью, братом, ее трансформация из многообещающей горнолыжницы в организатора подпольных карточных игр, закончившихся федеральным расследованием.  

Соркин долго и тщательно подбирал двух исполнителей главных ролей, и, остановив свой выбор на Джессике Честейн и Идрисе Эльбе, талантливых, характерных актерах, своим выбором остался очень доволен. «Их альянс – мечта любого режиссера, – был уверен он, приступая к съемкам. – Это два величайших актера современности, которые впервые сыграют вместе, и химия между ними должна стать поистине электрической». 

Джессика Честейн – 40-летняя американская актриса и продюсер. Ее кинокарьера началась лет десять назад, выстрелив в 2011-м сразу шестью фильмами, два из которых – «Прислуга» и «Древо жизни» (в паре с Брэдом Питтом) имели международное признание. За роль Селии Фут в «Прислуге» Джессика получила множество номинаций в категории «Лучшая женская роль второго плана», в том числе – на «Оскар», «Золотой глобус», BAFTA, и премию Гильдии киноактёров США. 

Вторично актриса была номинирована на «Оскар» и на другие кинопремии за главную роль в триллере «Цель номер один» (где она сыграла сотрудницу ЦРУ), но выиграла только «Золотой глобус». Ее первым участием в крупнобюджетном проекте стал научно-фантастический фильм «Интерстеллар», собравший свыше $660 млн в прокате. Джессике вообще лучше всего удаются образы сильных, энергичных и волевых женщин. Поэтому ее, видимо, и пригласили на роль Молли Блум, которой она прекрасно соответствует не только внешностью, но и характером. 

Идрис Эльба (1972 г.р.) – чернокожий английский актер телевидения и кино, а также продюсер, музыкант, ди-джей (под псевдонимом DJ Big Driis), хип-хоп и соул-музыкант. В кино он известен тем, что сыграл Нельсона Манделу в биографическом фильме «Мандела: Долгий путь к свободе» (2013). Эльба имеет около пяти десятков номинаций на разные престижные премии, 15 из которых выиграл. 

Нельзя не упомянуть и обаятельного голливудского актера Кевина Костнера, любимого зрителем по многим ярким образам, созданным им в кино. Уже одно его участие – залог высокого уровня всего фильма. Здесь он сыграл эпизодическую роль отца Молли, Ларри Блума, психоаналитика, с которым у Молли сложные отношения.

Понятно, что никто из голливудских звезд – фигурантов этой покерной истории, играть самих себя в фильме не намеревался. Их собирательные образы воплотили другие известные актёры – Майкл Сера, Джереми Стронг, Крис О’Дауд, Дж.С. МакКензи, Брайан Д’Арси Джеймс, Билл Кэмп и т.д. 

Премьера Molly’s Game состоялась 8 сентября на Международном кинофестивале в Торонто – Toronto International Film Festival (TIFF), вызвав ажиотажный интерес – оба зала, где параллельно шел показ, были переполнены. Любопытная деталь: реальной Молли Блум, имевшей судимость, въезд в Канаду был запрещен. Но, поскольку на TIFF был представлен биографический фильм о ней, власти страны, в виде исключения, выдали ей разрешение на 48-часовое пребывание в Торонто – на время премьеры. 

В США фильм выйдет на большие экраны 5 января. А в российском прокате – с 11 января (ограниченный показ начался уже с 25 декабря).