Кинообозрение от Элеоноры Мандалян. Величайший шоумен мира

Опубликовано: 23 декабря 2017 г.
Рубрики:

Яркий, зрелищный фильм The Greatest Showman – «Величайший шоумен» (в полном варианте: The Greatest Showman on Earth), стал для американцев рождественским подарком Голливуда, он  вышел на экраны 20 декабря (билеты на него начали продавать уже за месяц), а для россиян – подарком на новогодние каникулы – с 4 января. 

 

По жанру фильм историко-биографический. Он посвящен зарождению цирка в Америке и его создателю Финеасу Тейлору Барнуму, основоположнику мирового шоу-бизнеса. Русскоязычные кинопропагандисты упорно называют «Величайшего шоумена» мюзиклом (что, в нашем понимании, эквивалентно оперетте), хотя в фильме просто много танцуют и поют – американской прессой он заявлен как музыкальная феерия. 

Насколько удачно осуществлена задумка, много лет вынашиваемая студией 20th Century Fox, сказать затруднительно, поскольку не очень внушает доверие режиссер фильма – австралиец Майкл Грейси, по части большого кино абсолютный новичок. Практически о нем еще почти ничего неизвестно, даже – сколько ему лет. Следы его первых работ, в качестве коммерческого директора и художника по визуальным эффектам в коммерческих рекламных роликах Австралии, прослеживаются с 2005 года.

Однажды он был объявлен режиссером фильма Rocketman («Человек-ракета») – автобиографической музыкальной кинофантазии Элтона Джона, который сам выбрал Грейси, потому что ему особенно хорошо удаются танцевльные и музыкальные элементы рекламы, удостоенные нескольких наград. Британская студия, на которой этот фильм должен был сниматься, называется соответственно – Rocket Pictures. Элтон Джон основал ее для кино- и телепроектов о себе самом. Rocketman, анонсированный еще в 2011 году, должен был стать режиссерским дебютом Грейси, но поскольку его так и не сняли, то дебют автоматически пришелся на «Величайшего шоумена». А нам, кинозрителям, предлагается посмотреть, что у Грейси-дебютанта получилось.

Впрочем, беспроигрышной гарантией его успеха должен стать крепкий, надежный состав съемочно-актерской команды. Над сценарием, в частности, работали опытные знатоки своего дела – оскароносный Билл Кондон (мюзикл «Чикаго», «Красавица и чудовище», «Боги и монстры»); Майкл Арндт («Звездные войны: Пробуждение силы»); и одна дама – Дженни Бикс («Секс в большом городе»).

За музыку отвечал калифорниец из Глендейла, Джон Дебни, один из самых популярных композиторов и дирижёров Голливуда, автор саундтреков к девяти десяткам фильмов, номинированный на «Оскар» за музыкальное сопровождение к фильму Мела Гибсона «Страсти Христовы». 

В «Шоумене» звучат авторские песни молодых, но уже оскароносных поэтов-песенников Бенджа Пасека и Джастина Пола, работающих вместе и известных, как «Пасек и Пол». (Свой «Оскар» они получили за «лучшую песню» в нашумевшем музыкальном фильме 2016 года La La Land, собравшем невообразимое количество номинаций и наград.) 

Что касается исполнителей, то их в фильме великое множество, включая артистов цирка. На основных ролях задействованы такие звезды, как Хью Джекман, воплотивший на экране «величайшего шоумена» Барнума; Мишель Уильямс (Чарити Барнум), Зак Эфрон – в роли преуспевающего театрального продюсера Филиппа Карлайла, партнера и ближайшего друга Барнума; Зендея (циркачка и возлюбленная Филиппа), Ребекка Фергюсон (шведская певица Женни Линд); актеры Дайэнн Кэррол, Пол Спаркс, Кила Сеттл и др. 

Любопытно, что существуют две Ребекки Фергюсон, одна – британская певица (контральто), другая – шведская актриса. Обе красивые, молодые и почти однолетки. Вполне можно было бы предположить, что певицу воплотит на экране певица. Но шведку сыграла шведка. (О том, кто такая Женни Линд и какое влияние она оказала на Америку, речь пойдет в разделе «Линдомания».) 

Ребекка-актриса с 13 лет работала моделью в журналах и снималась в рекламе. Потом было участие в телесериалах, с главными ролями, с плавным переходом на большой шведский экран. А оттуда уже мостик перекинулся через океан – в Голливуд, где Ребекке Фергюсон доверили одну из главных ролей в фильме «Миссия невыполнима: Племя изгоев», с Томом Крузом, что сразу высоко подняло ее планку. И теперь вот новая голливудская роль – в «Шоумене». 

Зак Эфрон – американский актер, вызывающий большой интерес в основном у несовершеннолетних поклонниц как «красавчик и сердцеед» (с чем совершеннолетний зритель мог бы и поспорить). Звездой Голливуда он стал после участия в фильме «Классный мюзикл», продемонстрировав не только свой актерский талант, но и умение хорошо петь и танцевать – так хорошо, что теперь уже продюсерам он ставит условия: снимусь в мюзикле, если сам буду петь. И они соглашаются. Заку 30 лет. На его счету уже пять мюзиклов с его участием, включая Бродвейский – «Лак для волос», и, в общей сложности – десятка четыре сыгранных ролей. Попутно он успел попасть в список Forbes Celebrity 100, и переболеть «звездной болезнью», пройдя курс лечения от алкоголизма и токсикомании.

Мишель Уильямс, сыгравшая первую любовь и жену Барнума – 37-летняя американская актриса норвежских кровей, четырехкратная претендентка на Оскар. Среди многих созданных ею образов особенно запомнились: Мэрилин Монро в фильме «7 дней и ночей с Мэрилин»; доброй волшебницы Глинды в фильме «Оз: Великий и Ужасный»; умершей жены маршала США Эндрю Леддиса (Леонардо Ди Каприо) в фильме Скорсезе «Остров проклятых». 

 

 От мутанта до шоумена

 

О Хью Джекмане хочется поговорить побольше. Хью – личность весьма активная, сгусток энергии, можно сказать. Он много снимается в кино, причем в главных ролях, играет в театре, озвучивает мультипликационные персонажи. Мюзиклы – в кино и на сцене – его стихия. Причем поет везде сам. Особенно ему удалась роль Жана Вальжана в фильме-мюзикле «Отверженные», за которую он был номинирован на Оскар. Хью стал единственным в истории нью-йоркского театра актером, получившим в один сезон «тройную корону Бродвея» (все театральные премии сразу – «Тони», Drama Desk и Outer Critics Circle). И конечно же, он – звезда Голливуда, что запечатлено на Аллее Славы.

Hugh Michael Jackman родом из Австралии, там же и начиналась его карьера – в театре, в кино, на телевидении. Он родился в семье британских эмигрантов. Когда ему было восемь, родители развелись, поделив между собой пятерых детей – мать вернулась в Лондон, забрав дочерей, а сыновья остались с отцом, в Сиднее. 

Хью был тщедушным долговязым подростком, над которым подтрунивали однолетки и учителя. Но ради актерской карьеры он, можно сказать, заново сотворил себя, буквально вылепив свое тело с помощью тяжелой атлетики, многочасовых тренировок и йоги (включая трансцендентальную медитацию). Ему уже почти 50, а на его, будто отлитом из бронзы теле легко просматривается каждый мускул. Будучи левшой, он научился стрелять правой. Он играет на пианино, скрипке и гитаре, с удовольствием танцует и поет, владеет несколькими видами спорта, в том числе – прыгает с высоты, занимается винд-серфингом, ходит на каноэ. Может жонглировать сразу пятью мячами и много чего еще. 

Хью – прекрасный актер и по-настоящему славный малый. В среде богемной публики Голивуда его считают редким однолюбом. Он образцовый семьянин, верный однажды выбранной жене (актрисе Деборре-Ли Фёрнесс, которая на 13 лет его старше) и двум детям, усыновленным новорожденными. Последние несколько лет у Хью Джекмана нешуточные проблемы со здоровьем – он перенес уже шесть операций на лице в связи с раком кожи. Но не унывает. По-крайней мере, не подает вида. А ведь лицо для актера – его визитная карточка и его «основной инструмент». 

За свой долгий актерский путь Джекман сыграл множество ролей. Но одна – супергероя-мутанта Росомахи, у которого в нужный момент вырастают из кистей рук длиннющие ножи, так прочно к нему прилипла, что с первого же взгляда на него ассоциация неизбежна. Вот уже 17 лет симпатяга Хью снимается в серии фантастических фильмов под общим названием «Люди Икс» (о мутантах, наделенных невероятными сверхспособностями), что принесло ему мировую известность и миллионные гонорары. 

«Логан», финал Росомахи (2017) – очередной фильм серии, получивший «звание» лучшего супергеройского фильма всех времен ($612 млн в прокате), для Хью, видимо, станет последним. Быть бессменным Росомахой он больше не хочет, но поскольку этот образ стал как бы его вторым лицом, жаждет узнать своего «преемника».

Своего экранного перевоплощения из мутанта в величайшего шоумена Хью ждал с 2009 года. Его ожидания увенчались успехом. «Этот фильм имеет для меня особое значение, – говорит он. – У нас ушло семь лет на его производство.» А на подходе уже следующий биографический фильм и следующее перевоплощение – в основателя автомобильного концерна Ferraro, итальянского автогонщика, конструктора и предпринимателя, Энцо Феррари, в фильме Майкла Манна. 

 

 Гениальный мистификатор

 

Рассказывать сюжет музыкального фильма «Величайший шоумен», думаю, не имеет смысла. Но вспомнить биографию человека, которому он посвящен, стоит. Хотя бы для того, чтобы понять, чем он так отличился, что потомки наделяют его исключительно превосходными степенями, а сам он провозгласил свой цирк «величайшим шоу в мире».

 

Phineas Taylor Barnum (1810-1891) родился в Америке, в штате Коннектикут. (Согласно некоторым данным, его предки, по линии матери, были выходцами из Российской империи.) Свой долгий путь к успеху Барнум начинал подростком с торговой лавки, с лотереи (как бизнеса), затем – с редактора им же открытой газеты («Глашатай свободы»), на которой и погорел – после нескольких судебных исков, поданных на него и его газетенку за клевету, ему пришлось отсидеть два года. Выйдя на свободу, он подался в Нью-Йорк, где снова открыл бакалейную лавку. Поняв, что на этом «далеко не уедешь», начал искать иные пути к богатству и славе, о которых мечтал с детства. Наверное, правильнее будет сказать – начал, наконец, реализовывать заложенную в нем программу, свое истинное призвание. 

Барнум рано обнаружил в себе способности ловко манипулировать сознанием людей. Он интуитивно чувствовал, как и чем можно подогревать их интерес, разжигать любопытство. К примеру – продавал снадобье, якобы способное человека с черной кожей превращать в белого. А потом ему подфартило купить древнюю, слепую, разбитую параличом негритянку-рабыню, выложив за нее, аж, тысячу долларов (ради этого ему пришлось продать партнёру свою долю в бакалейном бизнесе). Зачем!? – удивится иной, непредприимчивый читатель. 

Барнум знал, что делает. Он начал возить старушку по городам Америки, выдавая ее за 160-летнюю няню «отца-основателя», первого президента США, Джорджа Вашингтона, и демонстрировать публике за соответствующую плату. Почувствовав, что его лжереликвия вызывает у многих сомнения, он распустил слухи (теперь это называется рекламой), что старушка, на самом деле – искусно выполненная кукла-робот, и приток любопытствующих ему снова был обеспечен. А когда та отдала Богу душу, нашел весьма замысловатые способы еще какое-то время продолжать кормиться за ее счет. 

Следующим экспонатом стал одиннадцатидюймовый лилипут Чарльз Страттон, которого, благодаря изобретательности Барнума, вскоре узнала не только Америка, но и Европа. Считается, что небывалый успех этого номера и заложил основы мирового шоу-бизнеса как явления. Барнум научил своего лилипута петь, танцевать и смешить публику, заказал для него генеральский мундир и дал ему сценическое имя: General Tom Thumb (американский вариант «мальчика с пальчика»). 

Фантазия Барнума продолжала работать – он устроил свадьбу двух лилипутов, предварительно широко ее разрекламировав – не свадьбу, а грандиозное массовое шоу с огромным количеством зрителей (или зевак). Затем в ход пошли сиамские близнецы Чанг и Энг, индейская танцовщица, дочь вождя племени, женщина-гигант, русский парень (Федор Евтищев) с лицом, сплошь заросшим волосами, которому – для пущего колорита – он не позволял на сцене говорить. Бедняга только выл и лаял. 

Диковинных живых экспонатов становилось все больше. Уникальное «шоу уродцев» превратилось в бродячий цирк, с которым Барнум разъезжал повсюду – по городам Америки и Канады, по странам Европы, предвосхищая свое появление изощренной рекламой, настолько хитроумной, что в двух словах о ней и рассказать-то невозможно. Заранее подогретая публика – от самой бедной до самой богатой – жаждала увидеть собственными глазами живые чудеса Барнума. Не устояла перед соблазном даже сама королева Великобритании, Виктория. Она пригласила американского циркача вместе со всей его труппой во дворец и после представления уговорила задержаться с гастролями в Лондоне на несколько месяцев.

 

 Линдомания

 

При всей своей невероятной популярности, Барнум был и оставался цирковым предпринимателем, делавшим ставку не на высокое театральное искусство, а на зрелищность, ориентированную на нетребовательного, массового зрителя. Однако именно этот человек познакомил Америку с настоящим оперным искусством, преподнеся ей величайшее сопрано Европы – шведскую певицу из Стокгольма, Jenny Lind. 

Сам Барнум впервые услышал – не её, а о ней – во время гастролей по Европе, в 1849-м. Женни (или Дженни) Линд, за свой божественный голос прозванная «шведским соловьём», с огромным успехом выступала в Лондоне. Шоумен тут же сделал стойку и, даже не дав себе труда послушать, как она поет, послал Линд неслыханное по тем временам предложение: 150-дневный тур по Америке с гарантированной оплатой в $1000 за каждое выступление. И певица согласилась. 

Еще до появления оперной дивы в Нью-Йорке, Барнуму удалось вызвать в нем такое ажиотажное ожидание, что в день прибытия ее корабля в порту собралось более 40 тысяч человек. Нюх не подвел Барнума – Женни Линд стала для Америки настоящей сенсацией. На протяжении года ажиотаж сопровождал, и даже опережал, их триумфальное продвижение по стране. Конечно же, дело было не столько в его рекламных ухищрениях, сколько в самой певице. Завораживающий любую аудиторию сладкоголосый «шведский соловей» был восхитителен. Любовь американцев к Линд достигла такого накала, что газетчики того времени окрестили это явление «линдоманией», а удачливый антрепренёр, вспомнив былую практику, начал распространять билеты через лотерею.

«Lindomania» продолжалась до 1852 года. Женни Линд дала 93 грандиозных концерта в Америке, после чего расторгла контракт с Барнумом и гастролировала самостоятельно. Даже после ее возвращения в Европу она долгие годы оставалась для американцев эталоном и символом красоты, женственности, таланта. 

 

 Добрый старый цирк-шапито 

 

Заработанные деньги не оседали в карманах циркача, ухватившего-таки свою птицу Феникс. Он основал прославившийся на весь мир бродячий (или передвижной) цирк Барнума, затем купил в Нью-Йорке, на Бродвее, здание и, переоборудовав его, открыл в нем «Американский музей Барнума». Музей дважды сгорал до тла, и дважды он его восстанавливал. 

В 1871-м Барнум организовал в Бруклине (вместе с компаньоном Уильямом Коупом) этакий развлекательный комплекс, в который вошли: музей, цирк, зверинец, «шоу уродцев» (freakshow), а позднее и театр, провозгласив все это «Величайшим шоу в мире» (The Greatest Show on Earth). Помимо музея-театра, Барнум построил в родном Коннектикуте, в Бриджпорте, четыре богато декорированных дворца, назвав их: Iranistan, Lindencroft, Waldemere и Marina. Только у всех у них почему-то была тенденция сгорать.

В 1880-м, объединившись со своим основным конкурентом Джеймсом Бейли, великий мистификатор создал цирк-шапито, за которым в конце концов закрепилось название Barnum & London Circus. Лондон повидимому представлял шеститонный африканский слон Джамбо, купленный в лондонском зоопарке и ставший в Америке всеобщим любимцем и символом цирка.

«Цирк Барнума и Лондона» был огромен – штат в полторы тысячи человек, сотни животных и колоссальное количество оборудования. Для транспортировки одного только циркового имущества требовалось как минимум 65 вагонов. По величию и грандиозности этот цирк-шапито, который и язык-то не повернется назвать «бродячим», не знал себе равных. 

Его прибытие в тот или иной город обставлялось как яркое незабываемое зрелище – с торжественным шествием по улицам, под жизнерадостную музыку, всей двуногой и четвероногой труппы. Слоны и два десятка верблюдов гордо несли на своих спинах цирковых актеров, за ними – красочные повозки, «Храм Юноны», клетки с хищниками и экзотическими животными. Шатры для представлений раскидывались на площади в несколько гектаров. Цирк гастролировал по Северной и Южной Америке, по странам Европы, добрался даже до Австралии и Новой Зеландии. Продолжая набирать силу, цирковое объединение превратилось в настоящий синдикат цирковой индустрии. 

 

 

 Циркач и политик

 

Барнум еще долго оставался для американцев «гением авантюры», «королем весёлого надувательства» («Prince of Humbugs»). Эти прозвища его ничуть не смущали, ведь он сам открыто признавал, что надувательство и мистификация вполне приемлемы для шоумена и циркача. По крайней мере, для него это было призванием. Он даже всем своим обликом олицетворял этакого типичного, комедийного хозяина бродячего цирка.

Однако, личностью Барнум был далеко не простой, щедро наделенной умом и талантами. Он несколько раз переиздавал свою автобиографию, используя ее, как саморекламу и постоянно в ней что-то меняя и дополняя. Были и еще три книги – «Обманщики мира», «Сражения и победы», «Искусство делать деньги» – выходившие огромными тиражами, по популярности, как сообщалось в прессе, уступавшие «разве что Библии». В них Барнум откровенно делился своими методами – как завлекать публику, чтобы добиться желаемого результата, как зарабатывать деньги с помощью эпатажа, мистификации (уловок, как он их называл), умело организованной рекламы и манипулирования человеческой психикой. Эти методы вошли в обиход, как «эффект Барнума». А сам Барнум был провозглашен потомками родоначальником шоубизнеса. Его «уловками» по сей день пользуются маркетологи и рекламные компании. 

С годами этот уникальный цирковой шоумен все больше перерастал в политического деятеля, в борца за отмену рабства, за равенство белых и черных. Он принимал участие в Гражданской войне. Он был щедрым, «практичным» меценатом. (То есть знал куда, как и когда жертвовать деньги с пользой для себя.) Два срока Барнум пробыл депутатом от республиканской партии города Фэрфилда, в родном Коннектикуте. Баллотировался в Конгресс США, и даже был мэром портового города Бриджпорта (в том же штате). Барнум дружил (без кавычек) с президентом страны Авраамом Линкольном и с писателем Марком Твеном.  

Цирк Барнума и Бейли, между тем, продолжал процветать, но уже без него. Через 15 лет после смерти Барнума, Бейли, перед самой своей кончиной, продал его братьям Ринглинг. Старейшее цирковое объединение просуществовало без малого полтора века как широко известный передвижной «Цирк братьев Ринглинг, Барнума и Бейли» (Ringling Bros. and Barnum & Bailey Circus). В мае текущего года, не выдержав конкуренции с телевидением и интернетом, под натиском непокрываемых расходов и организации защитников животных (Peta), его последние владельцы с болью в сердце вынуждены были закрыть семейный бизнес. Защитники животных приняли это известие, как свою победу, с ликованием объявив, что наконец-то «самое печальное для диких животных шоу на Земле» приказало долго жить. 

Конечно, Голливуд не обошел вниманием такое яркое, историческое явление, как зарождение легендарного цирка-шапито. В 1952 году Paramount Pictures выпустила художественный фильм с заимствованным у самого Барнума заглавием – «Величайшее шоу мира» (The Greatest Show on Earth). В нем приняли участие артисты и животные «Цирка братьев Ринглинг, Барнума и Бейли». Только в прокате по Америке он девятикратно окупил свой бюджет. Фильм выиграл два «Оскара» при пяти номинациях. Однако понравился он далеко не всем. Многие находили его скучным и непонятным, удивляясь, за что ему дали «Оскаров». 

Получается, что новый проект, своего рода, ремейк ленты 1952 года? Не совсем. Основные сюжетные различия обоих фильмов отражены уже в их слегка отличающихся друг от друга названиях – если ранний («Величайшее шоу мира») посвящен в основном самому цирку, то новый («Величайший шоумен мира») делает акцент на личности его создателя.