Страничка юмора от Ильи Криштула - Странный юмор на грани…

Опубликовано: 5 декабря 2017 г.
Рубрики:

Анекдоты

В детстве Лёша мечтал стать космонавтом, Ваня - спортсменом, а Серёжа - алкоголиком. В итоге первые два спились, а Серёжа всё-таки стал тем, кем хотел…

* * *

Блондинка спрашивает у служащего зоопарка:

- А почему ваш бегемот так плохо ест мороженое?

- Девушка, у нас запрещено кормить животных! Да и голова у бегемота с другой стороны…

* * *

Армянин и грузин собирают виноград.

Армянин спрашивает:

- Вано, а ты что с виноградом делать будешь?

Грузин:

- Отвезу своей прекрасной жене! Она меня накормит хинкали, нальёт чачи и мы ляжем в постель. А утром она принесёт мне кувшин вина и сделает вкусный завтрак… А ты что сделаешь?

Армянин:

- Я продать хотел… Но, наверное, тоже твоей жене отвезу…

* * *

Санкт-Петербург, зима, сумерки, всё серо и грязно... Около запорошенного снегом, продрогшего и слегка нетрезвого бомжа останавливается машина. Из неё выходит японец и говорит:

- Оясуминасай, сумимасэн, омавару-сан, доко-дэ ватаси-ва коно юкитоси-ни Кока-Кола но кан-о коубаймас-ка?

Бомж, на минуту задумавшись, отвечает:

- Извините, я не понял... Вы спрашиваете, где в этом печальном заснеженном городе купить... бутылочку чего?

* * *

Попал мужик на тот свет, встречает его дьявол:

— Ну что, мужик, в ад ты попал. Грешил, наверное, в жизни… Но ты сильно не переживай, у нас тут не так уж плохо! Вот ты в жизни курил?

- Курил…

- Ну, значит, по понедельникам мы курим, радуйся. Весь день сидим и курим и ничего не бойся, ты ведь уже умер. А выпивал?

- Выпивал…

- Хорошо. По вторникам мы пьём. Выбор огромный, пьём всё. А наркотиками баловался?

- Ну… Да…

- В среду у нас день наркомана. Колемся, нюхаем, курим… А как у тебя с женщинами?

- Отлично!

- В четверг у нас женщины. Их здесь – любых – навалом, выбирай и вперёд. А с мужиками как?

- Нет! Ни разу в жизни!

- Ну по пятницам тебе вначале тяжеловато будет…

* * *

В офис входит начальник с тремя спутниками-иностранцами и говорит секретарше:

— Так, Людочка, мне чай, а этим трем козлам — кофе…

Один из сопровождающих:

— Извините, двум. Двум козлам, я — переводчик.

* * *

К столетию революции.

Глубоко пожилая, даже престарелая пара. Бабушка-жена впала в депрессию, не встает с кровати, ничего не ест-не пьёт, чахнет, словом – собралась умирать... Дед-муж вызвал доктора. Доктор осмотрел бабушку, спрашивает:

- Дедуля, а вы давно с женой любовью занимались?

- Да ты что, сынок? Нам ведь за девяносто, если не больше…

- Хочешь, чтоб твоя бабулька поправилась? Вспомни молодость! Таблеток прими, витаминчиков, сейчас средств много продаётся...

- Ты что мне предлагаешь? Я коммунист! Я Сталина охранял! Я его перед смертью на руках с пола на диван перенёс! Я…

- Да нет, дедушка, я только предложил, решать тебе – хоронить бабульку или оживлять….

Дед собрался с силами, настойку лимонника выпил, «Виагру», плавники акулы, желчь амурского тигра, порошок из рога носорога… И всё у него получилось.

Утром просыпается, а бабуля по квартире бодренькая и нарядная бегает, что-то на кухне готовит, убирается... Дед задумчиво:

- Это что ж получается... Выходит, Иосифа Виссарионовича спасти можно было?

Про Бориса Львовича

Борис Львович работает кузнецом. Он не может, не куя. А, когда куёт, всё может, особенно выпить-покурить, так что куёт он редко, только если штопор сломается. Как штопор выкует, откроет им всё, что нужно, выпьет, домой поедет и снова не может, не куя. А ковать-то уже нечем, да и откуда в полиции кузня? Он всегда почему-то, как штопор выкует, в полиции оказывается. Его жена уже и к психиатрам водила, и к экстрасенсам с шаманами – никто не помог, даже доктор Малахов со своими шишечками-иголочками. Кузня – штопор – полиция, такой вот трафик. А после полиции домой придёт, грустный весь, похмельный, на диван ляжет и спорт смотрит. Очень он спорт любит смотреть. Волейбол, шахматы, хоккей на траве… Правда, хоккей отдельно, траву отдельно. А когда хоккей с травой заканчиваются, Борис Львович свою жизнь вспоминать начинает. Как он в детстве мороженое ел. Как в институт какой-то поступал. Как мечтал стать кузнецом, но сначала отцом стал. И как он однажды машину купил, за девять тысяч рублей, но она почему-то никуда не ехала. А холодильник дороже купил, за десять тысяч, вот он после хоккея на траве уехал. И никогда не вернулся до сих пор. Жена Лена очень тогда ругалась, Борис Львович даже бросить её хотел, но с дивана встать не смог. А смог бы, точно бы выбросил. Хотя, с другой стороны, жена вещь хорошая, выбрасывать жалко. И Бориса Львовича любит, понимает, что он талантлив во всём. Особенно, конечно, в водке, за что и страдает. Ну не любят на Руси талантливых людей, так издавна повелось. То в больницу какую-то смешную положат, то капельниц навтыкают, а иногда – самое плохое! – напитки прятать начинают. Это они ещё не знали, что Борис Львович малосольные огурцы выращивает под ванной. Не очень, правда, у него получается, но, как говорится, Житомир тоже не сразу строился. Что-то там уже зрело, но не очень малосольное и не очень огурцы. Через неделю выяснилось, что зрело там народное недовольство снизу. Переборщил немного Борис Львович с поливкой и все будущие огурцы на этаж вниз стекли и там уже взошли, наверное. Потому что соседи точно взошли и долго в дверь звонили, но Борис Львович с Леной затаились на два дня и даже телефоны не брали. Хотя Лена шепотом все эти дни громко ругалась. Говорила, что если Борис Львович не может, не куя, пусть едет в свою кузню и куёт там, а не огурцы малосольные выращивает, тем более под ванной. И что его надо сдать в одну знаменитую клинику с жёлтыми стенами, где из него сделают человека. Борис Львович на это отвечал, что человеком его сделали мама с папой около пятидесяти лет назад. Они, конечно, хотели как лучше, но получился Борис Львович. Они, родители, вообще потом признались, что о котёночке мечтали, поэтому и назвали Борисом. Но выращивать малосольные огурцы он больше не будет, если первый раз не получилось. Он вообще больше ничего выращивать не будет, потому что человек интеллигентный. Он ведь даже хама трамвайного к порядку призвать не может, только «Камасутру» цитирует. Хам на него матом, а Борис Львович в ответ на нефритовый жезл посылает. А если хам «Камасутру» не читал и не знает, где этот жезл находится, то Борис Львович и показать может, ему стесняться нечего, при его-то красоте.

Такая вот интересная личность мой бывший друг Борис Львович. Почему бывший? А он, как этот рассказик прочитал, сразу и меня на нефритовый жезл послал. Но я не обиделся. В России писателей всегда куда-то посылали, они от этого и умирали часто. Толстой уже умер, Чехов, Горький… А Борис Львович меня, надеюсь, простит и оградку мне потом скуёт. Или нож, рыбу резать. Он ведь не может, не куя…