На темы урагана Ирма

Опубликовано: 25 октября 2017 г.
Рубрики:

Больше месяца прошло как ураган Ирма в очередной раз напомнил, что человек, может быть и не совсем царь природы. Друзья не-флоридцы, звоня по скайпу или в фейсбуке, все еще продолжают расспрашивать как оно было. И честно пытаясь восстановить ощущение безнадежного ожидания приближающегося страшного и общей какой-то сосредоточенной паники, я почему-то вспоминаю, скорее, нелепое и смешное, чем ужасное. И это, похоже, не самый худший защитный механизм из оставшихся в распоряжении низложенного «царя природы».

Итак, сначала исчез керосин. То есть, технически правильное слово будет бензин, а по-английски вообще «gas», что в моем воображении рисует картину сугубо футуристическую - заполненные летучим газом машины, как воздушные шарики, парят над мостовой; так вот он и исчез. Это уж оно так всегда, такая старинная флоридская примета: исчезает керосин, значит будет ураган. Хотя, как исчез... он бы не исчез, если ли бы не человеческая оголтелость и метафизический страх перед будущим, замеченные еще Гоббсом а также Бердяевым. Которые философы и оказались правы.

Такая глубокая мысль внедрилась в мой мозг поздним вечером четверга и сильно свирбила. У нас ведь как – нет бензина нет и жизни, ты обездвижен и отрезан практически от всего. Пешком по Южной Флориде передвигаются только пенсионеры и туристы. Пришлось пристроиться в относительно недлинный, всего квартала на полтора, хвост очереди на заправку, которая все еще не была обнесена желто-черными ленточками, знаком полной бензиновой ханы. Пока стояла в очереди, я предавалась философии и расчетам: Апокалипсис ожидается примерно в субботу, и заполненного бака, при строгой экономии, до субботы хватит. А дальше? На чем будем ездить после Ирмы, если, конечно, останется куда ездить?

В критические минуты человеческий мозг страшно активизируется и толкает на экстремальные решения. Не очень понимая зачем, я выскочила из своей криво стоящей машины, ураганным вихрем пронеслась вдоль автомобильной очереди, влетела в магазинчик при заправке и в бессознательном состоянии схватила два пластиковых галлона с ядовито-химическим как бы пуншем одиноко стоящим на уже вполне пустых полках. Заплатив крайне удивленному кассиру за эту экстравагантную покупку (у него на лице читалось – тут ураган идет, и зачем вам малопригодный для употребления внутрь даже в лучшие времена сиреневый пунш?), я с усилим поволокла ее к своей машине.

Очередь тихонечко продвигалась вперед, но время тикало и надо было спешить. Обшарив глазами окружающий ландшафт, я нашла газон с кустами подальше от уличных фонарей. Галлоны оттягивали руки до примерно подколенных суставов, но несмотря на это, вышеизложенный страх перед будущим подталкивал меня пониже спины и дотолкал-таки до кустов. Сливая приторно-благоухающий пунш куда-то во тьму, я очень опасалась что это мощное бульканье привлечет внимание очереди и обезумевшие водители, решив что это булькает как раз именно бензин, ринутся к моим кустам и затопчут меня вместе с моими пластиковыми галлонами.

Завершив операцию, я едва успела вскочить в машину позади которой вовсю гудели измученные ожиданием водители, призывая эту застрявшую у всех на пути идиотку доехать уже до освободившейся помпы. И через двадцать минут я рулила в сторону дома, гордая за свою изобретательность: как-никак, а наше послеураганное будущее теперь было обеспечено двумя галлонами транспортного счастья.

Счастье распространяло очень сильный запах, внутри которого не хотелось проводить оставшееся до урагана время, и я отправила галлоны на балкон – пусть уж лучше моим соседям снится близость к нефтеперегонному заводу. А наутро я решила порадовать сына своей феноменальной запасливостью.

 - Мама, ты что, налила бензин в этот дохлый пластик из-под пунша?!

 - Ну да. А что?

 - И это стоит у тебя на балконе?

 - Да, чтобы не так пахло.

Интонация сына была до такой степени далека от восхищения и благодарности, что я обиделась – стараешься на благо семьи, а она, семья то есть, совершенно не ценит!

 - Слушай, тебе надо срочно избавиться от этого добра – продолжал этот бездушный представитель интернет-поколения, - пока бензин не разъел пластик! А он это обязательно сделает. И тогда можеше себе представить что будет?

Я представила. Воображение у меня вообще развито гораздо сильнее других когнитивных способностей. Получалась матрешка, русский народный промысел: мини-апокалипсис внутри большого Апокалипсиса.

Теперь передо мной стояла прямо противоположная задача – как поскорее избавиться от бензина, который по моим подозрениям еще и был несколько осквернен остатками сладкого пунша. Пришлось опять дожидаться ночи. В этот раз газон явно не годился: все то же разгулявшееся воображение рисовало кадры из разнообразных триллеров где фигурирует разлитый бензин и брошенная сигарета. Пара водостоков посреди парковки выглядела более приемлемо. И я опять потащила свои галлоны к точке слива, хотя и с совсем другим настроением.

Только я собралась опустошить первую емкость, как вся окрестность осветилась фарами и кто-то запарковался в трех метрах от меня. Пришлось оставить галлон и принять непринужденный вид: ну подумашь, просто вышла ночью полюбоваться на звезды, стою себе посреди парковки с мечтательным выражением лица. Из машины доносилась музычка и неторопливый разговор по телефону. Я постояла еще чуть-чуть. Этот, в машине, явно никуда не торопился, а так нагло выливать драгоценный нынче бензин на глазах у кого бы то ни было не хотелось, памятуя про суд линча имеющийся в американском анамнезе. Так что я подхватила свою ношу и очень независимо побрела в ночь, пристально глядя под ноги. Где ты, решеточка водостока? Звезды уже затянулись облаками, и ветер стал яростнее шуршать в пальмах, когда обогнув два дома я наткнулась на искомое и провернула, наконец, свое дурно пахнущее мероприятие. И не могу вам описать какое облегчение я испытала, отправив в никуда столь вожделенные вчера стратегические запасы топлива!

 Ну а дальше пришла Ирма. Наутро в понедельник, пробираясь слаломным методом к дому из нашего временного пристанища, я насчитала три работающих бензоколонки без какой бы то ни было очереди. В квартире все было цело, имелось электричество, работал интернет, но через открытую балконную дверь дул все еще крепкий северо-бензиновый ветер.