Пренебрежение фактами

Опубликовано: 7 октября 2005 г.
Рубрики:

Сейчас уже всем разумным людям понятно, что благие намерения не обязательно приводят к хорошим результатам. Особенно, если эти благие намерения основаны на марксистских теориях, поскольку эти теории, воплощенные в реальность, всегда приводили к катастрофическим результатам: голоду, геноциду, гулагам, войнам, унизительной бедности и жестоким диктатурам горстки фанатиков, которые возложили на себя миссию усовершенствовать этот мир. Но очевидные факты не столь очевидны для миллионов интеллектуалов во всем мире, убежденных в том, что эти трагедии — просто искажение и извращение замечательных идей, которые принесли бы рай на нашу грешную землю, если бы не трагические ошибки введенных в заблуждение вождей. В университетах, в уважаемых и пользующихся широкой поддержкой организациях, на массовых демонстрациях они выступают под лозунгом: “Мы хотим только хорошего, значит мы правы!” И никакие факты не могут поколебать их убеждения.

В качестве классического примера полного пренебрежения фактами можно привести новогодние события в Мексике в 1994 году. Армада оборванцев из мексиканских джунглей восстала против капитализма и свободного рынка. Повстанцы утверждали, что представляют интересы мексиканских индейцев: из 100 миллионов жителей в Мексике около 10 миллионов индейцев. По отношению к остальным слоям населения они непропорционально бедны и неграмотны, живут в полной нищете, и традиционно считаются “голью перекатной”, т.е. гражданами второго сорта.

Мятежники требовали лучшего медицинского обслуживания для индейцев, перестройку структуры правительства по марксистским принципам (“каждая кухарка может и должна управлять государством”), региональной автономии, перераспределения земли и много другого, что немедленно привлекло внимание и сочувствие левой интеллигенции не только в Мексике, но и в Европе, и в США.

Они называли себя запатистами, по имени Эмилиана Запато, вождя крестьянских партизан во время мексиканской революции в 1920-х годах. Их лидером стал некий Маркос — колоритная личность с неизменной трубкой во рту, с лицом, закрытым черной лыжной маской. Он скромно называл себя “субкомманданте”, объясняя, что единственно истинный лидер — это само запатистское движение, а он, Маркос, всего-навсего, слуга этого движения.

Однако, согласно фактам, Маркос отнюдь не крестьянин. Он — бывший университетский профессор по имени Рафаэль Себастьян Гильен Висенте (Rafael Sebastiаn Guillеn Vicente). У него нет индейских корней, он происходит из мексиканской аристократии.

По словам Маркоса, “политические деятели Мексики предали интересы рабочих и крестьян во имя свободного рынка... Мексика стала страной, где люди рождаются, чтобы до самой смерти работать для обогащения иностранцев, преимущественно богатых gringos (американцев)”.

Запатисты заняли большую часть штата Чиапас (Chiapas) без особого сопротивления со стороны правительства и образовали там автономные анклавы. Маркос стал любимцем левой интеллигенции во всем мире. Подсчитано, что он получал по 15 миллионов долларов в год от своих поклонников из-за границы. Майки с его изображением — лицом, закрытом черной маской и неизменной трубкой в зубах — продавались почти с таким же успехом, как майки с изображением Че Гевары.

Однако факты о реальном состоянии дел в “освобожденной” области, управляемой запатистами, ускользнули от внимания очарованной интеллигенции.

Жизнь после десяти лет запатистской автономии стала не лучше, а хуже. Декрет запатистов, запрещающий использование субсидий от правительства Мексики, привел к полному исчезновению школ, поэтому большинство детей не умеет даже читать. Когда правительство предложило некоторым из крестьян, живущим в запатисткой автономии, перебраться в селения с электричеством, улицами и школами, они, не задумываясь, ухватились за эту возможность.

В районах, принадлежащих к запатистской автономии, живет около 250 тысяч местных жителей. Многие из них вынуждены жить в колхозах (коммунальных фермах), получивших название “новых населенных центров” и созданных из приблизительно 1700 конфискованных хозяйств штата Чиапас. В Альтамарино, цитадели запатистов, жители, умолявшие не упоминать их имена, сказали, что более 200 семей ушли из близлежащих колхозов, потому что они хотели владеть своей собственной землей и устали жить под диктаторским режимом запатистов. Крестьянам надоело сеять то, что им велят, нести жестокие наказания за нарушения и ждать до бесконечности выполнения несбыточных обещаний.

Вот откровение одного крестьянина, убежавшего из запатистского колхоза: “Когда началось их движение, они говорили о том, о чем мы раньше никогда и не слышали: о свободе, о земле, о социальной защищенности, о работе. Они сказали, что избавят нас от бедности, но прошло 10 лет и ничего не изменилось. Мы хотим производить то, что мы хотим. Мы хотим выращивать свиней, коз, цыплят, но они не позволяют. Те, кто, как мы, любят много работать, работают на тех, кто ничего не делает”.

Индейцы “голосуют ногами”: убегают в те районы Чиапас, где нет запатистов, надоевших им своей идеологией, коммунальным землевладением, милитаризмом и запрещением помощи от правительства. Многие все чаще и чаще иммигрируют в США. За последнее десятилетие по количеству денежных переводов от иммигрантов из США штат Чиапас переместился из конца списка на 11-ое место среди 31 мексиканских штатов.

Но субкомманданте Маркос по-прежнему популярен среди своих заграничных сторонников, преисполненных “благих намерений”. 28 августа этого года он вышел из своего укрытия в джунглях для встречи с представителями 280 сочувствующих групп, которые включали лесбиянок, защитников прав гомосексуалистов, анархистов, свободных художников, музыкантов-панков, студентов, “коллектив ведьм” и прочих профессиональных защитников прав человека.

Маркоса сопровождали 24 вооруженных мятежника, все в неизменных лыжных черных масках. В своей приветственной речи Маркос призвал “к созданию национальной левой антикапиталистической программы и новой конституции, которая явится основой нового законодательства для нового общества”.

Его выступление сопровождалось аплодисментами. А потом выступали гости. В своих длинных речах они обличали недостатки капитализма и хвалили социализм, коммунальное сельское хозяйство, органически выращенные продукты, однополые браки и верность правам человека.

“Это движение для меня является историческим, в нем есть моральная основа”, — сказал Артуро Гозман Гонзалес, спевший после этого свою песню протеста “Manifestarse”.

В таком ключе проходила вся встреча. Фактами, как оказалось, пренебрегать проще простого.