Это безумная, безумная, безумная свобода

Опубликовано: 16 сентября 2005 г.
Рубрики:

Из глухого, не особо известного своими достижениями в области киноиндустрии штата Юта на широкий американский экран шагнул документальный фильм, о котором многие обозреватели уже высказались в превосходной степени. Один из них назвал ленту буквально “микрокосмом национального разделения по политическому признаку”. Двадцатипятилетний режиссер Стивен Гринстрит снял фильм с соответствующим правде жизни названием — “Разделенный штат”.

На университетском митинге

На этой земле живут богобоязненные мормоны, проповедующие такие старомодные ценности, как надежный семейный очаг, мир и любовь к ближнему, ратующие за исправное хождение в церковь, верность звездно-полосатому флагу и республиканское правление. И надо же было такому случиться, что молодые люди из органов студенческого самоуправления штатного университета Юты в городке Орем решили пригласить для дискуссии скандально известного режиссера Майкла Мура. Казалось бы, что за беда: Мур так Мур, пусть себе ораторствует в своей бейсбольной кепочке, эпатирует юнцов всласть — у нас, благодарение богу и конституции, свобода слова. Однако не все так просто, ибо порцию этой свободы питомцы университета должны были получить аккурат перед выборами президента, в сентябре 2004-го года...

Буквально за сутки всколыхнулся весь божий штат, традиционная “вотчина Буша”. На учебное заведение, вмиг объявленное рассадником вольномыслия, обрушилась пресса, лидеры местной общины, религиозные деятели. Самые грозные потрясали перстами, выкрикивали пророческие слова из священного Писания и сравнивали грядущий визит нечестивца с Апокалипсисом. На двух симпатичных парней, которые абсолютно без злого умысла, из чисто идеалистических побуждений затеяли это харакири с приглашением, посыпался град подметных писем и обвинений в измене священным идеалам мормонизма. Прозвучали и неприкрытые угрозы физической расправы. Во главе антимуровской кампании встал местный олигарх Кей Андерсон, учитель воскресной школы и лидер-самозванец, который во время общественного форума, посвященного обсуждению визита “толстого дьявола”, в открытую предложил университету двадцать пять тысяч долларов отступных. Маловато, если учесть, что мистер Мур запросил за выступление сорок, но все же солидно! Тут дрогнули даже местные консерваторы: взятка с законом божьим как-то не вяжется. В газетах замелькали соответствующие заголовки...

Тем временем администрация взбудораженного колледжа в целях установления политического равновесия решила пригласить для выступления обозревателя Fox News Шона Хэннити. Он приехал, красиво отказался от гонорара (хотя само его прибытие на частном самолете стоило университету пятьдесят тысяч), достаточно убедительно и аргументированно выступил — но это мало чему помогло. Друг народа прибыл — грянула буря!

У Стивена Гринстрита лицо типичного студента-бунтаря, хотя студенческую скамью, равно как и приличную работу редактора видеоклипов он добровольно оставил — именно для того, чтобы целиком посвятить себя фильму о визите Майкла Мура в штат Юта. Итогом четырех месяцев работы восемнадцати членов комнады с девятью камерами наизготовку (пахали на износ, интервьюировали десятки студентов и преподавателей, снимали дискуссии, митинги, каждое событие, имеющее мало-мальское отношение к теме...) явились шестьдесят семь часов чернового экранного материала, который предстояло смонтировать и урезать до восьмидесяти восьми минут. За это предельно сжатое время режиссер хотел ответить на простой, но упорно не разрешающийся вопрос: отчего визит Майкла Мура — личности, безусловно, скандальной, любящей простой народ как-то слишком напоказ, но все же не преступника, не растлителя какого, а режиссера с именем! — явился для местной общины таким тяжким оскорблением. Запечатленный на экране первоначальный протест университетских консерваторов — дескать, использовать студенческие фонды для подобного приглашения незаконно — прозвучал крайне неубедительно.

“Вы объясните, в чем дело! — темпераментно требует с экрана горячий профессор-латиноамериканец Алекс Калдейро. — И оставьте про деньги!” И вот тут омерзительный карикатурный богач Кей Андерсон, что называется, колется: “Это идеология! Этот человек не олицетворяет ценностей нашей общины!” Откровение просто страшное, иначе зритель бы долго и мучительно догадывался...

При всей своей левацкой прямолинейности фильм сделан честно: перед камерой выступают и те, и эти. А уж подлинной колоритности, без режиссерских сверхзадач и грима, персонажам не занимать. Чего стоит совершенно неожиданная фигура Кена Брауна — местного студента и абсолютного близнеца Майкла Мура: та же комплекция, бородка, те же очочки, кепарь и весь остальной прикид, вплоть до теннисных туфель! Кажется, вот сейчас он войдет в ажитацию и станет вещать в традиционно муровском стиле — ан нет, молодой человек говорит со спокойным достоинством, являет себя — полная неожиданность — твердокаменным республиканцем — и операторы снимают его монолог полностью, без купюр. Он считает, что Мур имеет полное право выступить перед студенческой молодежью. Пострадать от собратьев-республиканцев Кен может в любой момент, настолько разительно сходство — и у него хватает иронии: “Слава богу, тухлыми яйцами пока не закидали!”

Телеведущий-республиканец Шон Хэннити, при всей его любви к комфортным дорогим путешествиям, выглядит на экране достаточно симпатично. Кей Андерсен препакостен — но человек явно таков, что называется, по жизни: никакая тенденциозность демократов-недоброжелателей подобного монстра не создаст. Кстати, он попортил съемочной группе немало крови: вначале с готовностью голосил в микрофон во время съемок, а потом отменил официально им подписанное разрешение на использование кадров с его участием. Команда наемных юристов Андерсона была готова ринуться в бой — но тут сыграла свою неожиданную роль местная печать, разоблачившая Андерсена как наглого взяточника. Состоялся суд общественного мнения — и магнат вынужден был объявить недействительным свой запрет. Однако призрак судебного преследования все еще маячит над Стивеном и его командой.

Отыскав “The Divided State” в ближайшем к вам кинотеатре, вы сможете лично посмотреть, как истово юный документалист пытается убедить сограждан не навешивать друг на друга ярлыков, не предавать идеалов и бороться за свои взгляды, сохраняя при этом лицо и гражданское достоинство. Блажен кто верует... Визит скандального гостя все-таки состоялся — и для части особо вовлеченных дело кончилось отставками, обращениями в суд, друзья потеряли друзей.

Как видим, в Юте на этот раз со свободой, любовью и миром не очень получилось...