Ограбление

Опубликовано: 2 сентября 2005 г.
Рубрики:

Леониду Максимовичу Сперанскому, человеку мягкому и доброжелательному, исполнилось 72 года. Сперанский 5 лет тому назад вышел на пенсию. Жена была на 12 лет младше его и еще работала.

Сперанский любил длинные прогулки и часто по утрам уезжал в отдалённые места Нью-Йорка и разыскивал там какие-то малоизвестные памятники старины. В этот день он решил совершить небольшое путешествие в мало знакомый ему район Колумбийского университета.

— Пожалуйста, будь осторожен, — сказала жена, собираясь на работу. — Здесь так много плохих людей...

— Все люди изначально хорошие, — заверил Леонид Максимович.

— Тебя ничего не стоит обмануть. Ты всем веришь, — настаивала жена.

— Нельзя же всех подозревать в обмане, — возразил Сперанский.

Он доехал на сабвее до остановки “Columbia University” и долго гулял по улицам. Утомившись, он зашел в уединенный садик, чтобы отдохнуть.

— Как хорошо, — подумал он, садясь на скамейку, — что мэр Джулиани навел порядок в нашем городе. — Теперь можно, ничего не опасаясь, ходить по улицам.

Ход его мыслей прервал большой черный мужчина, который внезапно выскочил из кустов. В руках он держал пистолет.

— Отдашь деньги, — закричал он, — и я тебя не трону.

Сперанский сначала даже не особенно испугался. В конце концов, он выполнит все требования грабителя и тот его отпустит. Он не собирался сопротивляться. К этому призывали и сотрудники полиции, неоднократно выступавшие перед пенсионерами. “Интересно, знает ли незнакомец о той большой работе, которую проделал мэр города и его комиссар полиции?” — подумал он и вытащил из бумажника двадцатку.

— И это всё? — возмутился грабитель. — Гони деньги, а не то плохо будет.

— Больше у меня ничего нет, — сказал Леонид Максимович.

— Застрелю, — завопил страшный человек и нацелил пистолет на правый висок Сперанского.

— Пожалуйста, не надо, — взмолился Леонид Максимович. — Откуда же я возьму? Я не ношу с собой крупные суммы.

Но потом ему пришла в голову спасительная мысль, и он спросил:

— А кредитные карты вы не принимаете?

— Засунь их себе в задницу, — закричал грабитель.

— Ну, почему же? — возразил Сперанский, — я понимаю, что у вас очень стеснённые обстоятельства, раз вы прибегаете... к такому способу. Я согласен помочь.

— Заткнись — зарычал незнакомец и выхватил из рук Сперанского его бумажник.

Он вытащил оттуда несколько оставшихся долларов, швырнул бумажник на землю и направился к выходу.

Сперанский поднял бумажник и, не обнаружив в нем денег, побежал за грабителем.

— Постойте, — кричал он, — вы же не оставили мне ничего на сабвей.

Ф..к ю, — крикнул грабитель, прибавляя ходу.

Леонид Максимович скоро отстал. Он спустился в сабвей, объяснил сидящему в будке клерку, что с ним случилось, и его пропустили.

Через два дня ему позвонили из полиции и попросили приехать в 25-ое отделение, расположенное в районе Колумбийского университета. Полицейские задержали человека, подозреваемого в его ограблении. Сперанский должен был опознать грабителя.

В 25-ом отделении, в комнате ожидания сидел маленький старичок. Леонид Максимович сел рядом с ним.

— До сих пор не могу прийти в себя, — сказал старичок. — Он залез ко мне в квартиру. Через окно. С целью ограбления. Большой белый мужчина.

— Меня тоже ограбили, — сообщил Леонид Максимович.

— Я был один в квартире, представляете себе. А на вас где напали?

— В садике.

— Ну, это не страшно, — заметил старичок

— Почему же не страшно?

— Там люди ходят. И вы могли убежать.

— Как я мог убежать? — удивился Сперанский. — Я не чемпион по бегу, и этот мужчина был раза в два моложе меня.

— Какого же он был возраста, по-вашему?

— Около 40, наверное.

— А мой был лет на десять моложе. Самый опасный возраст. Он угрожал мне ножом. Я был на волоске от смерти.

— Мой целился в меня из пистолета, — сообщил Леонид Максимович.

— Из какого пистолета?

— Откуда я знаю из какого? Большой черный пистолет.

— Может быть, игрушечный, — предположил старичок.

— Послушайте, — возмутился Сперанский, — вы, что хотите сказать? Что мой грабитель лучше вашего? Я не стану спорить. Пожалуйста.

В этот момент девушка в окошке выкрикнула его фамилию, и Леонид Максимович направился в указанный ему кабинет.

Его встретил полицейский с нашивками сержанта.

— Следователь Питерсон, — представился он.

Посреди комнаты сидел в наручниках ограбивший его два дня тому назад большой чёрный мужчина.

— Здравствуйте, — сказал Сперанский, — вот уж не думал, что встречу вас опять.

Грабитель угрюмо смотрел в сторону и ничего не ответил

— Я вижу, вы знакомы, — радостно воскликнул сержант. — Расскажите где и как вы познакомились?

— Я зашел в садик на 113-ой улице и присёл на скамейку отдохнуть, — объяснил Сперанский. — Там ко мне подошел этот человек и попросил у меня денег.

— В каких же выражениях он попросил у вас денег?

— Он сказал: “Отдай деньги и я тебя не трону”. Он, видимо, был в очень стеснённых обстоятельствах.

— Настолько в стеснённых, что в этот день ограбил еще двоих, — сообщил следователь. — Он вас ударил?

— Нет, нет. Он меня не тронул, сержант.

— Не представить ли нам его к награде? — предложил следователь.

— Я отдал ему 20 долларов, — продолжал Сперанский, — но он сказал, что этого мало. Это действительно немного, но больше у меня не было.

— Чем же всё кончилось?

— Он выхватил у меня из рук кошелёк и забрал всю оставшуюся мелочь — два или три доллара. Я просил его оставить мне что-нибудь на сабвей, но он не согласился.

Подследственный оживился, наставил на Леонида Максимовича палец и закричал:

— Это он хотел меня ограбить, он бежал за мной и требовал денег.

— Очень неосмотрительно, — заметил следователь, укоризненно посмотрев на Сперанского. — В вашем возрасте напасть на молодого, да еще вооруженного человека.

— Да, да, — с готовностью подтвердил подследственный, — он напал на меня.

— Ну, хватит трепаться, — сказал сержант, — расскажешь все эти байки судье.

Грабителя увели, а Сперанский присёл к столу следователя, чтобы подписать протокол.

— Мне еще повезло, — заметил он, — я пострадал всего на 20 долларов.

— Не совсем так, — возразил следователь. — Когда грабитель вытащил из вашего кошелька оставшуюся там мелочь, он прихватил также вашу кредитную карту. С этой картой он направился в магазин и накупил там дорогой электроники на три тысячи долларов.

— Не может быть, — закричал Леонид Максимович. — Я должен заплатить три тысячи?

— К счастью, продавец заметил что-то неладное и позвонил нам. Вот тут-то мы его и прихватили.

Ошеломлённый Леонид Максимович вышел из кабинета следователя.

Старичок всё еще сидел на скамейке и ждал вызова. Он тут же набросился на Сперанского с вопросами:

— Ну, как ваш грабитель? Вы его опознали? Вы чем-то расстроены? Что случилось?

— Моя жена была права, — сказал Леонид Максимович. — Никому нельзя верить. Ведь он же утверждал, что не принимает кредитные карты.