Кинообозрение от Элеоноры Мандалян. The Promise – наследие магната-филантропа

Опубликовано: 11 апреля 2017 г.
Рубрики:

В мире кино на подходе не совсем обычный голливудский фильм – как минимум, политически проблемный. Имя ему The Promise («Обещание»), и путь его к зрителю из-за этой самой его проблемности основательно затянулся. Приуроченный к столетию Геноцида армян – 24 апреля 2015 года, – он был завершен в срок, но выпустить на экраны его не рискнули. Лишь в сентябре 2016 года в Торонто, на 41 Международном кинофестивале (TIFF) состоялся его внеплановый показ, завершившийся пятиминутной овацией в зале.
После того, как уже в этом году был брошен двухдневный пробный камень предварительного показа в США, на фильм градом посыпались резко отрицательные отзывы, что заставило прокатчиков заволноваться и снова придержать выпуск «заведомо провальной картины».

«70 000 человек оставили отрицательные отзывы на IMDb после первого просмотра, - с возмущением объявил Майк Медавой, один из продюсеров фильма. И добавил: – Такое физически невозможно. В кинозале просто не бывает столько мест».

Всего же после трех публичных просмотров было получено более 86 000 негативных отзывов – по количеству больше, чем на полноценный прокат самого кассового фильма года «Finding Dory». Отзывы сопровождались оценкой фильма в одну-две звездочки, то есть самым низким рейтингом.
Проведенное своего рода расследование выявило, что отзывы эти были намеренно сфальсифицированы представителями турецко-азербайджанской аудитории, яростно выступающей, как известно, против самого факта существования геноцида армян, а потому стремящейся умышленно занизить рейтинг «Обещания», дабы он не дошел до широкого зрителя. То было вполне ожидаемое и далеко не первое давление в замаскированной форме, осуществленное через интернет, в частности – на Twitter и в IMDb – крупнейшей в мире базе данных о кинематографе.

Но продюсерская компания Open Road Films не побоялась приобрести права на прокат Promise в США. «Мы с гордостью добавляем к нашему 2017 году эту эпическую историю любви на фоне переломного периода в мировой истории, - сказал ее исполнительный директор Том Ортенберг. – Promise отличается первоклассными актерами и первоклассным кинопроизводством, и мы с нетерпением ждем возможности поделиться этим престижным фильмом со зрителями всей страны».

The Promise стал осуществленной мечтой (увы, посмертно), исполненным «обещанием», данным самому себе и своему народу удивительнейшим человеком – Кирком Керкоряном, крупнейшим меценатом и филантропом. Имя его общеизвестно. И уж тем более оно известно каждому армянину.

Миллиардер, магнат, изощренный финансовый игрок (на пике взлета – в 2007-м, его состояние оценивалось в $18 млрд), создавший за свою долгую жизнь мощную финансовую империю, в которую вошла чуть ли не половина всех отелей и казино, построенных им в игорном раю Невады, за что его величали «Отцом Лас-Вегаса», «Королем Лас-Вегаса», «Бароном Лас-Вегаса». А когда «короля» не стало, Лас-Вегас, прощаясь с ним, украсился портретами своего кумира, каждый – во всю высоту отелей-небоскребов. (Зрелище – шоку подобное.) Еще при жизни он превратился в «живую легенду мирового бизнеса», в эталон порядочности и успеха.

Керкорян умел не только лучше других делать деньги, но и щедро делиться ими, оставаясь при этом в тени и не принимая никакой благодарности. Несмотря на то, что он родился и прожил всю жизнь в Америке, каждой клеточкой своего естества он был армянином, стремившимся принимать самое активное участие в развитии своей исторической Родины. Но советские власти ему в этом отказывали. Зато после того, как Армения стала независимой республикой, остро нуждающейся в помощи, и особенно – после разрушительного Спитакского землетрясения, для Кирка открылось широкое поле деятельности.

На перечисленные им сотни миллионов долларов были отремонтированы и построены новые автотрассы, горные туннели, целые улицы многоэтажных домов, культурные объекты. Он стремился жертвовать деньги анонимно, чтобы те, кому он помогает, даже не знали его имени. Сколько его ни просили власти Армении, он не позволил ни один построенный на его деньги объект назвать в его честь.

С 1969 года Керкорян начал свое внедрение в голливудское кинопроизводство, скупая акции MGM (Metro-Goldwyn-Mayer). А к 1996-му добавил к ней United Artists, Columbia Pictures и 20 Century Fox.
Как подлинный сын своего народа, Керкорян не мог смириться с исторической несправедливостью – с тем, что потомки Османской империи, загубившей жизни полутора миллионов армян и заставившей полмиллиона чудом выживших рассеяться по свету, упорно не желают признавать сам факт широкомасштабного и жесточайшего преступления. Керкорян давно вынашивал идею в наглядной форме – через художественный фильм – рассказать ярко, эмоционально, языком искусства о геноциде, о выносливости и неистребимости человеческого духа, о том, через что довелось пройти его народу в те страшные 1915-1923 годы.

И он не только вынашивал, но и сделал все, чтобы его идея осуществилась. С этой целью через свою корпорацию Tracinda он основал производственную кинокомпанию Survival Pictures (с логотипом в виде цветка незабудки, где пять лепестков символизируют части света, по которым разбросало бежавших от геноцида армян) и перевел на нее 100 миллионов долларов. Таким образом, The Promise стал самым дорогим фильмом в истории кинематографа, профинансированным частным лицом.

Кирк Керкорян успел запустить фильм в производство, принимал активное участие в подготовительном периоде и подборе актеров. Будучи глубоким старцем, он дожил-таки до назначенного срока выхода фильма. Только вот фильм так и не был показан. 15 июня 2015-го. За два года до своего столетия и нынешней премьеры, великий меценат скончался.

По просьбе Керкоряна, Survival Pictures возглавили два преданных ему человека – Эрик Исраелян и Энтони Мандекич. Исраелян к миру кино вроде бы отношения прежде не имел. Он – врач с тройным медицинским образованием, работающий в UCLA и являющийся членом Медицинского совета Калифорнии. Но как армянин по крови и по духу и как близкий друг Кирка он не только принял его предложение, но и пожелал стать одним из продюсеров «Обещания». Продюсеров, помимо Керкоряна и Исраеляна, у фильма несколько: Майк Медавой, Уильям Хорберг, Дениз О'Делл, Ральф Уинтер.

Mike Medavoy – опытнейший американский кинопродюсер 76 лет, родившийся в Шанхае. Корни родителей-евреев уходят в Одессу. Лауреат премии «Оскар» (за фильм «Чёрный лебедь»), Medavoy работал со Стивеном Спилбергом и Фрэнсисом Фордом Коппола и был в составе многих съемочных групп, выпускавших всемирные блокбастеры, начиная с такого фильма, как «Пролетая над гнездом кукушки». О том, что Медавого живо волнует право человека на жизнь, говорит уже тот факт, что он принимал участие в создании шестичасового мини-сериала, а затем и художественного фильма по роману «Проклятое фортепьяно» - о преследуемых евреях из оккупированной фашистами Европы, ищущих в Китае убежища.

Щедрейший благотворитель и меценат, Керкорян всю жизнь был необычайно скромен во всем, что касалось его лично. И в этом последнем, заключительном проекте, которому он придавал огромное значение, он снова пожелал остаться «за кадром», согласившись после долгих препирательств с друзьями-продюсерами на упоминание своего имени в фильме лишь в самом конце титров, мелким шрифтом.

«The Promise – фильм, посвященный армянскому народу, – подчеркивает в своем интервью Патрисия Глейзер, одна из исполнительных продюсеров фильма, бывшая бессменным адвокатом и представителем Кирка многие годы. – Все мы, кому г-н Керкорян поручил создание этого фильма, чувствовали огромную ответственность перед ним, перед всем армянским народом и человечеством в целом, сознавая, что должны на самом высоком уровне во всеуслышание заявить о содеянном, о необходимости защиты прав человека».

The Promisе – полнометражный (продолжительностью 2 часа с четвертью) художественный фильм, в котором задействованы голливудские и иностранные актеры первой величины, отмеченные самыми высокими кинонаградами.

Главных героев в фильме три: оскароносные Кристиан Бейл, сыгравший американского фотокорреспондента Криса Майерса, и Оскар Айзек, в роли турецкого армянина-студента Майкла Погосяна, и канадская актриса и фотомодель из Монреаля, Шарлотта Ле Бон – в роли армянской художницы из Парижа, Аны.

Кристиан Бейл (The Fighter, American Hustle, The Dark Knight) – англо-американский актёр с широким диапазоном ролей, от Art house до высокобюджетных голливудских блокбастеров. Наиболее хорошо известен как исполнитель роли Бэтмена в трилогии Кристофера Нолана (2005-2012).

Оскар Айзек, он же Оскар Исаак – американо-гватемальский актёр и певец («Внутри Льюина Дэвиса», «Самый жестокий год», «Из машины», «Люди Икс: Апокалипсис», «Звёздные войны: Пробуждение силы»).
Для полного интернационала добавим к ним таких актеров, как Джеймс Кромвелл (США), Марван Кензари (Голландия-Тунис), Жан Рено (Франция), Шохрех Агдашлу (США-Иран), Анджела Сарафян (США-Армения).
Не отстают от актеров по части наград, известности и национального разнообразия и члены съемочной группы. Автор картины – Теренс «Терри» Джордж (Terry George) – ирландский сценарист и режиссер, обладатель Оскара при трех номинациях (Hotel Rwanda, Reservation Road, The Shore). Сценарий к «Обещанию» Терри Джордж писал в соавторстве с Robin Swicord, американской сценаристкой, известной по фильмам: «Мемуары гейши», «Маленькие женщины», «Практическая магия», «Жизнь по Джейн Остин», «Загадочная история Бенджамина Баттона» и т.д.

Снимал фильм Хавьер Агирресаробе, многоопытный испанский кинооператор, последнее время сотрудничащий с Голливудом, обладатель шести премий «Гойя». А музыкальное сопровождение обеспечивал композитор Габриэль Яред, бейрутский еврей, автор музыки для европейских и американских кинофильмов, для балетов, радио и телевидения; обладатель одного Оскара при трех номинациях.

Внесли свой вклад в саундтрек The Promise и музыканты Крис Корнелл и Серж Танкян. Корнелл, известный американский гитарист, композитор и вокалист, написал, в частности, для фильма песню, объясняющую его название. В ней есть такая строфа: No matter the price, a promise to survive, persevere and thrive and dare to rise once more. («Обещание выжить, неважно, какой ценой, выстоять и процветать, и, презрев опасность, возродиться вновь»). Правда, в официальном трейлере закадровый голос заканчивает презентацию фильма в ином ключе: «Обещание: Мы отомстим, оставшись в живых». Не знаю, кто придумал эту фразу, а только армяне никому мстить не собирались. Не в их это натуре.

Надо сказать, что The Promise – совместное производство США и Испании; фильм снимался в Южной Европе, включая Португалию и Канарские острова.

Ну и традиционно о сюжете. Фотокорреспондент Associated Press Крис Майерс (Кристиан Бейл) прибывает в османскую Турцию из Парижа с заданием освещать в прессе геополитические проблемы находящейся на грани распада империи. Вместе с ним в Константинополь приезжает Ана (Шарлотта Ле Бон) – талантливая художница- армянка, много лет жившая в Париже. Крис влюблен в эту очаровательную, утонченную девушку.

Микаэл (Майкл) Погосян (Оскар Айзек) – молодой сельский аптекарь. В его селе Сирун («Красивое»), на юге Турции, некогда являвшемся частью исторической Армении, турецкие мусульмане и армянские христиане жили бок о бок веками. Через быт села героя и Константинополь зрителям ненавязчиво демонстрируется мирное сосуществование религиозных и этнических меньшинств в Османской империи – здоровая конкуренция между турками и армянами в мелком бизнесе, минареты и конические купола древних армянских церквей соседствуют в ландшафте...

Майкл приезжает в Константинополь учиться на врача, чтобы обогатить свое село новейшими методами медицины. Он останавливается у двоюродного брата отца, местного торговца. И практически тут же судьба сводит его с Аной, которая согласилась учить рисованию дочь дяди.
Взаимное притяжение вспыхивает между ними с первого взгляда. Оба мужчины, Майкл и Крис, оказываются соперниками... Это, так сказать, мирная составляющая сюжета. Но очень скоро всем троим станет не до романтических переживаний. Судьбы троих героев разворачиваются на фоне масштабных событий Первой Мировой Войны и внутреннего кризиса Османской империи, задумавшей раз и навсегда покончить с этническими и религиозными меньшинствами в своей стране, с армянами – в первую очередь. 1914 год. Константинополь, космополитический центр Ближнего Востока, яркий и древний город на берегах Босфора, вот-вот будет ввергнут в хаос.

Майкла как студента призывают на военную службу, но ему удается уклониться от мобилизации. Обманчивое спокойствие в начале фильма меняется взрывоподобо. Майкл, Крис и Ана волею судьбы не только становятся очевидцами кровавых зверств, но и вынуждены бороться за собственные жизни.

Майкл попадает в лагеря за то, что попытался вызволить из тюрьмы своего дядю. Сбежав из лагерей, он добирается до своего села, чтобы помочь близким укрыться от резни и депортации. Они прячутся в лесах. Турецкие солдаты убивают его семью и всю деревню. В живых чудом остается только его мать.
Соблюдая историческую справедливость, в фильме показаны и положительные персонажи с турецкой стороны, дружелюбно настроенные к своим друзьям-армянам и пытающиеся помочь им уцелеть во время разгула геноцида.
Погромы распространяются по всей стране. Жестокость, кровь, беспредел. Целые деревни убитых и замученных. Трупы, сбрасываемые в реку. Массовые казни.

Бредущие неизвестно куда сироты. Насильственная депортация мирных жителей. Причем понятие «депортация» для Османской империи имело совсем иной, коварный смысл. «Депортируемых» не выдворяли из страны – их сгоняли в длинные вереницы и под конвоем гнали как скот в пустыню, на верную смерть по дороге или в конце пути – от истощения, избиений и надругательств.

Движимый праведным гневом, Крис стремится запечатлеть на пленке зверства, творящиеся вокруг, и переправить фотоматериалы в Associated Press, чтобы там, в Америке, могли увидеть происходящее в Турции.
Так, через призму восприятия героев фильма, оказавшихся в гуще роковых событий, авторы перелистывают самые страшные, самые скорбные страницы не только армянской, но и всей мировой истории, – геноцид в Османской империи. Все это должно заставить зрителя содрогнуться, осознать весь ужас человеческой жестокости, сделать для себя вывод, что такое не должно повториться нигде и никогда, ни с каким народом.

А дальше Оборона горы Муса-Даг – главная и практически единственная попытка армян оказать вооруженное сопротивление османским палачам. Муса-Даг, высокая гора у Средиземного моря на юге Турции, некогда была частью Киликийской Армении. В том страшном 1915-м жители шести близлежащих деревень, не подчинившись приказу властей о лжедепортации, взобрались на эту гору и дали героический отпор турецким войскам, продержавшись 53 дня. Но силы их и боеприпасы были на исходе. От полного истребления их спасли военные суда (четыре французских и одно английское), заметившие с моря вывешенный на горе флаг. Благодаря им 4048 выживших армян были эвакуированы в египетский город Порт-Саид.
Дабы не обойти стороной эту важную веху истории, авторы фильма вплели в нее судьбы своих героев. Майкл и Ана с большой группой повстанцев отбиваются от османской армии на горе Муса-Даг, а французский флот уже спешит им на помощь...

«Обещание» – далеко не первая и не единственная попытка рассказать средствами кинематографа о геноциде в Османской империи. Самым удачным и самым известным считается фильм «Майрик» («Мама» по-армянски), французского кинорежиссёра армянского происхождения Анри Вернойя, (Франция, 1991), в котором снялись Омар Шариф, Клаудиа Кардинале и Ришар Берри. Кстати, за участие в фильме Турция запретила Омару Шарифу въезд в свою страну.

В 1970-х MGM приобрела права на экранизацию знаменитого исторического романа австрийского писателя еврейского происхождения, Франца Верфеля, «Сорок дней Муса-Дага», переведенного на 38 языков. Но турецкое правительство пригрозило MGM начать всемирную кампанию травли, если фильм выйдет на экраны. Крупные кинокомпании, такие как MGM, получающие основную прибыль от мирового проката, не могут позволить себе проигнорировать подобного рода угрозы. И производство фильма было остановлено.
В 1982 году по роману Верфеля одноименный фильм («Сорок дней Муса-Дага») снял американский режиссер Саркис Мурадян, армянин из Ливана. Увы, фильм почти тут же сгинул.

Другой армянин, на сей раз из Каира, канадский кинорежиссёр, сценарист и продюсер Атом Эгоян, в 2002 году выпустил двухчасовой художественный фильм о геноциде. Фильм был назван по имени библейской армянской горы: «Арарат». Естественно, турки предприняли все меры, чтобы воспрепятствовать его показу на Каннском кинофестивале и провалить в прокате. Пострадавшим оказался не только режиссер картины, но и ее дистрибьютор – Miramax. Под шквалом негативных писем его веб-сайт рухнул. Несмотря на то, что «Арарат» получил массу наград в Канаде и в других странах, он тоже был предан забвению.
Был еще фильм «Гнездо жаворонка» (Италия, Франция, Болгария, Испания, Великобритания, 2007), снятый братьями Паоло и Витторио Тавиани. Турция и ее премьер Эрдоган напрямую вмешались в производство фильма, используя угрозы и «настоятельные рекомендации». В результате фильм получился беззубый, слащавый, с реверансами в адрес Турции и «сглаженный», вплоть до искажений исторической правды, что вызвало протесты у армян всего мира.

В Голливуде Мел Гибсон и Сильвестр Сталлоне, независимо друг от друга, вынашивали идею снять фильм о кровавой резне, учиненной Османской империей над своим христианским населением, но, как сообщалось в прессе, под давлением турецких лоббистов, так и не реализовали свой замысел.
Остается надеяться, что «Обещание» избежит печальной участи своих предшественников. Историческая кинодрама Кирка Керкоряна должна появиться в кинотеатрах США 21 апреля, а в мировом прокате 28 апреля. Уже в самих этих датах прослеживается некая скрытая тенденция «не дразнить быков» – не 24 апреля, а рядом, чуть «до» и чуть «после».