В МЧС зазвонил телефон. Два рассказа

Опубликовано: 7 апреля 2017 г.
Рубрики:

 

Дзинь…

- Оперативный дежурный МЧС слушает.

- Алло! Алло! У нас лес вокруг деревни горит!

- Спокойно. Без паники. Что за деревня?

- Невезухино. А я житель её, Зомбаченко Фёдор.

- А-а-а…, по вашей деревне мы в курсе. Не беспокойтесь, гражданин Зомбаченко. Ситуация под контролем.

- Под каким контролем? Небо от дыма не видать. Огонь к избам уже подбирается.

- Пускай подбирается. Главное – что мы о вас знаем. Смотрите первый канал. В ближайшем выпуске оперативной хроники пустим репортаж о вашей деревне.

- Да какой репортаж! Нам пожарные команды нужны. Авиация. По земле к нам уже никак не пробраться.

- С авиацией трудно. Лимит на неё в этом месяце исчерпан. Проведены две тренировки для прессы, показательное тушение пожара в Конго. Придётся подождать.

- Ничего не понимаю… Это МЧС?

- МЧС.

- Министерство по чрезвычайным ситуациям?

- Нет. У вас, гражданин Зомбаченко, устаревшие сведения. Почаще телевизор нужно смотреть. Мы теперь Министерство по чрезвычайной статистике.

- Ё-моё! Так что ж нам делать? Сгорим ведь заживо все. Срочно вода нужна.

- Воды, к сожалению, у нас для вас нет. Но вы… держитесь!

Пик. Пик. Пик.

Путевка в жизнь

 

Стажёр Жирафов лежал в засаде. Рядом лежал сержант Штыклов. Уже прошло порядочно времени с момента начала операции под кодовым названием «Воскресная дичь». Чесался нос, хотелось покурить и выпить пива, но сержант всякий раз свирепо посматривал на стажёра, и желание покурить и выпить тут же пропадало.

Неподалёку от засады, на лавочке, расположилась троица измождённых зелёнолицых людей неопределенного возраста и пола. Они достали шприцы и начали колоть друг друга в руки и шею.

- Наркоманы! – обомлел стажёр. – Среди бела дня, в общественном месте…

- Успокойся, - строго сказал сержант. – Мы тут не ловлей мартовских жуков пришли заниматься.

Наркоманы выбросили пустые шприцы и удалились.

На улице показался мрачный тип в натянутой на глаза шапочке. Поминутно оглядываясь, он спрятался под подозрительно неосвещённой аркой. Когда мимо арки проходила девушка, тип выхватил у неё сумочку и убежал.

- Ограбление! – ахнул стажёр.

- Лежать! – скомандовал сержант. – Помни! Мы ждём крупную дичь.

Появились две тёмные личности. Озираясь по сторонам, они вошли в ювелирный магазин. Вскоре раздались выстрелы и личности выскочили из магазина, отягощённые коробками и пистолетами с дымящимися стволами. Следом, шатаясь, выбрался охранник и свалился замертво на ступенях.

- Нападение! – выдохнул стажёр.

- Молчать! – ещё строже приказал сержант. – Нам нужна рыба ценных промысловых пород, а не любительская мелочь.

Тёмные личности прыгнули в подкатившую легковушку и уехали.

Забрезжило серое воскресное утро. На площади стали появляться интеллигентного вида юноши и девушки в очках и книжками под мышкой. Они оживлённо переговаривались друг с другом и смеялись.

- Студенты, - определил стажёр. – Наверное, на экзамен торопятся.

- Студенты, - передразнил сержант. – Сразу видно, не нюхал ты слезоточивого газа. Какие экзамены в воскресенье? Это ж и есть самые настоящие преступники. Только хорошо замаскированные. Запомни, стажёр, эти студентики поопасней будут, чем все наркоманы и грабители вместе взятые. Дубинки к бою!

На площади началась давка. На землю полетели разорванные книжки, разбитые очки, вырванные с корнем волосы.

Кто-то ругался. Кто-то пел песню про Магадан. Кто-то кричал: «Стреляй, Глеб Егорыч! Уйдут!».

Операция шла своим чередом.

На следующий день стажёр принимал торжественную присягу.

- Клянусь при осуществлении полномочий сотрудника органов внутренних дел уважать и защищать права и свободы человека и гражданина…

Стажер Жирафов поднял глаза и посмотрел на сержанта Штыклова.

Сержант показал большой палец и подмигнул: мол, не дрейфь, стажёр. Ты – лучший!

- Быть мужественным, честным и бдительным, не щадить своих сил в борьбе с преступностью…

Сержант скосил глаза на свою грудь, где сверкала новенькая медаль «За боевые заслуги».

- Достойно исполнять свой служебный долг и возложенные на меня обязанности…

Сержант украдкой показал листок приказа о премировании всех участников воскресной операции.

- Служу Закону, служу народу!

Как сержант ни крепился, но суровая мужская слеза гордости за подопечного не выдержала и поочерёдно выкатилась из усталых натруженных ночными бдениями глаз.

Путёвка в жизнь попала в надёжные руки.