Старая швабра

Опубликовано: 1 апреля 2017 г.
Рубрики:

 

  “Иду я раз однажды по улице и вдруг вижу, что женщины на меня не смотрят”. Примерно так написал когда-то известный писатель М.Зощенко, до глубины души поразив меня точностью своего наблюдения. Правда, не именно в тот момент поразил, когда я прочел фразу, а гораздо позднее, когда сам перестал замечать на себе взгляды представительниц прекрасного пола – барометра нашей мужской привлекательности.
Случилось это, когда я работал в школе учителем труда. Наши женщины, а их было подавляющее большинство, частенько захаживали в мастерскую, чтобы поговорить о поломанных швабрах, партах или просто об успеваемости любимых учеников. Последнее время они почему-то реже навещали меня – то ли детишки стали лучше учиться, то ли повысилось качество школьного инвентаря – кто их поймет?.

 В том году пришел в нашу школу новый учитель, специалист по столярному делу. Молодой парень, недавно окончивший пединститут, не проявлял никакого интереса к школьному инвентарю. Зато что-то произошло с нашими женщинами. Мастерская, особенно столярка, пропахла духами. Женщины проводили там много времени, живо интересовались технологией ремонта мебели, с нежностью рассматривали режущий столярный инструмент, а некоторые даже изъявляли желание построгать в свободное от уроков время.

 Однажды наш новенький заболел и мне пришлось проводить занятие с его учениками. В общем идет урок, пыль столбом, дым коромыслом. Вдруг открывается дверь столярки - и на пороге появляется молоденькая учительница, тоже новенькая в нашей школе. Что-то удивило её, потому что остановилась у порога и молча уставилась на меня своими очаровательными глазками.

 - А...э...где...э...тут такой...э...молодой и красивый? – произнесла она наконец.
 Вот те на! Как обухом по голове. Подходящей шутки по этому поводу не нашлось, да еще рот будто судорогой свело и кривая улыбка обнажила пустые места от недавно вырванных зубов. Все вместе взятое походило на отслужившую циркулярную пилу.

 - Этот комплимент, конечно не мне, - с большим усилием выдавила циркулярка. 

 - Под «молодой и красивый» я уже никак, да?

 - Нет, нет...Я ничего такого не хотела... Просто я не ожидала... А, кстати, где он? Обещал сделать новую швабру еще месяц назад. Он сделал?

 - Понятия не имею, - сказал я и прихвастнул, - зато у меня есть все, что вам нужно.
 - Неужели? Какой вы молодец! Но мне нужна только швабра. Наша уже такая старая...
 По её глазам было видно, что она ей так нужна, как мне болячка, но я вышел в подсобку и вынес две новенькие швабры, сделанные мной еще в прошлом году.

 - Выбирайте любую. Можно обе, на всякий случай.

 - Какой вы добрый. – Она бросила на меня свой безразличный к моей доброте взгляд.
 - Теперь вы видите? – сказал я, не замечая, что она меня не слушает. -“Молодость и красота” не очень большое преимущество в нашем деле.

 - Вы что, обиделись? Я же не хотела... Извините, ради Бога...- Она постояла немного и добавила. - Но, может, это не ваша работа? Может, это он их делает, а вы раздаёте... – и прихватив свое приобретение, гордо удалилась, даже не взглянув в мою сторону. 
 Я вдруг почувствовал себя старой, грязной шваброй, которую давно пора выбросить в мусорник. Вот когда мне по-настоящему стало ясно, дорогой товарищ М.Зощенко, что лучше быть молодым и красивым, чем старым, даже с полной подсобкой новеньких швабр и всякого ценного барахла, потому что в любом возрасте плохо мужчине, когда женщины на него не смотрят.