Боль можно победить

Опубликовано: 16 марта 2017 г.
Рубрики:

                                                     

 С доктором Александром Зоншайном я познакомилась не в его медицинском офисе, а в ресторане «Аврора» в Филадельфии на юбилейном вечере моего друга. Мы разговорились. И, как водится, узнав, что Александр специалист по обезболиванию, я тут же посетовала на свои проблемы с позвоночником, рассказала о перенесенной операции и о болях, с которыми устала бороться. «Думаю, что смогу Вам помочь», - сказал Александр. В его словах прозвучали сочувствие, доброжелательность и врачебная уверенность. Мне сразу захотелось попасть к нему на приём. Его несколько удивило, что я приеду к нему из Вашингтона. Он стал меня уверять, что в столице и прилегающих районах много замечательных специалистов, известные университетские клиники, взять хотя бы университет имени Джона Хопкинса.

Его скромность и врачебная этика мне тоже пришлись по душе и еще больше обнадежили. «Всеми административными делами занимается моя жена Юлия, позвоните ей и запишитесь на прием».- в заключении сказал Александр. С Юлей я тоже познакомилась на том вечере. Мне сразу понравилась высокая брюнетка с располагающей улыбкой. Они много вместе танцевали. Красивая пара,- подумала я тогда. Спустя неделю я позвонила, а уже через два дня оказалась в медицинском офисе Александра Зоншайна.

 В просторной приемной я увидела большой стенд с множеством открыток и писем от благодарных пациентов на русском и английском языках. В окошке регистратуры меня приветствовала милая женщина Алла, которая работает здесь уже 13 лет, со дня открытия офиса. Жду своей очереди. Открывается дверь и входит полусогнутый джентельмен, лицо которого искажено болью. Моя очередь, но из сострадания пропускаю его вперед. Ждать пришлось около часа, но зато увидела результат обезболивающей процедуры доктора Зоншайна. Когда пациент вышел, было заметно, что ему гораздо лучше.

Да и час оказался не потерен. Он прошел в беседе с Юлией, которая мне много рассказала о методах работы Александра: «К нам, как правило, приходят больные, которые всё перепробовали и им ничего не помогло: ни операция , ни физиотерапия, ни массаж, ни иглоукалывание, ни лекарства. Александр делает всевозможные блокады, инъеции, такие сложные процедуры, как имплантация стимуляторов спинного мозга. Он устанавливает наркотические помпы людям, которым никакие виды лечения не приносят облегчения. Он использует всё новое, что появляется в ассоциации специалистов по обезболиванию. Он периодически ездит на курсы и конференции, читает специальную литературу, постоянно ищет, чем он может помочь человеку. Среди его пациентов много врачей. К нему посылают сложных больных его бывшие студенты-анастезиологи, к нему обращается множество разных людей».

 Меня пригласили в кабинет, обычный врачебный кабинет с дипломами и наградами, муляжами и рисунками опорно- двигательной системы. Доктор внимательно расспрашивал меня об операции, о степени боли. Он никуда не торопился, он изучал мою боль, стараясь мысленно найти точки её концентрации, чтобы инъекцию провести эффективно. Казалось бы четверть века Александр помогает людям избавляться от боли в спине, шее, суставах, но каждый новый пациент – это всегда загадка, это уравнение с множеством неизвестных, требующее от врача каждый раз особого рассмотрения.

Во время разговора я узнала, что Александр выпускник 2-го Московского медицинского института им. Пирогова, что он потомственный врач в третьем поколении. Врачами были дедушка и бабушка, папа и мама, родная тетя со стороны мамы и даже... тёща. Стало ясно, что в медицине он не случайный человек. Это быстро распознали еще в Италии, где проходили первые дни его эмиграции из Советского Союза. Еврейские организации, принимающие беженцев в Риме, взяли его врачом по оказанию экстренной помощи прибывшим, среди которых было немало стариков, детей и беременных женщин.

Следом за Италией, новым местом жительства для семьи Зоншайнов стала Канада. В этой стране открывались разные перспективы для профессионального роста, но Александр выбрал нелегкий путь к американскому диплому врача. После резидентуры в США ему посчастливилось проработать два года в двух крупнейших госпиталях Торонто в составе бригады кардио-анастезиологов и специалистов по обезболеванию. Этот опыт открыл ему возможность позже, уже в США, войти в бригаду врачей мирового уровня, которые начали первые операции по пересадке искуственного сердца.

Среди моих здешних знакомых много прекрасных врачей из Москвы, Санкт Петербурга, Вильнюса, Владимира, но далеко не всем удалось подтвердить свой российский диплом в США. Чтобы практиковать в Америке, необходимо отвечать всем требованиям, которые предъявляются выпускникам медицинских вузов. Это экзамены и тяжёлый многочасовой труд в госпиталях днем и ночью. В течении четырех лет он проходил резидентуру в Beth Israel Medical Center в Нью Йорке. Потом начал свою врачебную практику в Филадельфии. Эмиграция не нарушила профессиональной жизни Александра. Его день заполнен приемом многочисленных пациентов. Офис расположен в той части Филадельфии, где проживает большинство иммигрантов из России, Украины, Белоруссии и других бывших республик СССР. Например, через дорогу находися многоквартирный дом для пожилых людей. Многие из них предпочитают обращаться к доктору Зоншайну: и близко, и быстро. Не нужно долго ждать очереди в госпиталях. В офисе самое современное оборудование, включающее новейшую рентгеновскую установку, позволяющую ввести лекарство в болевую точку и проследить область его распространения. И после процедуры врач не выпускает больного из-под своего наблюдения. Рабочий день у него никогда не заканчивается. "Медицина - это любовь, которая, как и любовь к семье, друзьям, всегда живет в душе»,- считает Александр.

 В семье Зоншайнов трое сыновей. Старший Сэм родился в Канаде, пошел по стопам отца – сейчас проходит резидентуру, через четыре года станет ортопедом и сможет работать в одном офисе с Александром. Средний Дэвид какое-то время выбирал между медициной и бизнесом, в конце концов вернулся к занятиям в медицинскои университете, младший четырнадцатилетний Беня (Бенжамин) на отлично учится в школе, блестяще играет на пианино, участвует в школьных концертах и мечтает стать президентом США. Пока мальчики подрастали, семья много времени проводила вместе, ездили кататься на горных лыжах, ходили в турпоходы, причем Алексанрдр нес не только тяжелый рюкзак, но и лодку на голове. Гребля и плавание в семье любимы всеми. В бассейн Александр ходит каждое утро пять дней в неделю, несмотря на время года, погоду и занятость. Плавание дает ему заряд энергии на многочасовой рабочий день. В юности он выступал за подмосковную команду пловцов и занимал первые места, в студенческие годы он стал мастером спорта по плаванию, победителем студенческих соревнований.

 Работа и спорт очень объединяют семью Зоншайнов, но особо хочется сказать и о духовном единстве Еще в юности, в Москве, Александр постоянно посещал Главную московскую синагогу. На самом веселом еврейском празднике – Симхат Тора, когда синагога не могла вместить всех желающих, сотни молодых людей собирались на улице Архипова, устраивали хороводы, пели еврейские песни и танцевали. Таким образом еврейская молодежь Москвы поддерживала свою национальную идентичность и религиозную принадлежность. На одном из праздников Александр встретил Юлию - и влюбился с первого взгляда. Он уже закончил мединститут и работал на Скорой помощи, а она только начала учиться в институте. Оказалось, что у них много общих интересов, преданность еврейской традиции и цель – эмиграция. Они вместе изучали иврит, еврейскую философию, много общего было в истории их семей. Они встречались два года, поженились и стали готовиться к отъезду.
 Большая еврейская община Филадельфии помогает Зоншайнам придерживаться веры предков. По пятницам в семье зажигают свечи, по субботам они ходят в синагогу, соблюдают обряды и праздники. Мне стало известно, что Александр очень гостеприимный человек, любит готовить, поддерживает дружбу со своими однокурсниками по московскому мединституту. Некоторые из них тоже обосновались в США и Канаде, некоторые живут в Москве.

 В связи с его судьбой я вспомнила, что когда-то читала у А.П. Чехова о том, какими качествами, по его мнению, должен обладать доктор: «Это прежде всего профессионал, человек высокого интеллекта, уникальной работоспособности и заинтересованности своим делом, чья жизнь – самопожертвование во имя науки, это человек щедрой души и золотого сердца, это настоящий интеллигент». Именно такого человека увидела я в докторе Зоншайне. Казалось бы, другое время и другая страна, но совсем не меняются критерии в оценке врача. Я впервые пожалела, что не живу в Филадельфии, и уходила от доктора Зоншайна с чувством глубокой симпатии и багодарности за его помощь. Боль на самом деле ушла. Прощаясь, я улыбнулась, вспомнив, что помогая мне подняться после инъекции, Александр уверенным голосом сказал: «Встань и иди». Именно с такими словами обратился Иисус к исцеленному в Евангелии от Луки в Новом Завете. Из чего ясделала вывод, что доктор Зоншайн не только изучал Старый Завет, но читал и Новый.

С начала его Американской практики прошло уже почти четверть века. За это время он стал профессором в Hahnemann University Hospital, членом American Society of Anesthesiology и American Society of International Pain Physicians – крупнейших в США профессиональных объединений. Уже много лет Алксандр Зоншайн Associate Professor в Clinical Anesthesiology and Pain Management на медицинском факультете Drexel University. За годы преподавания он подготовил к самостоятельной работе около 300 резидентов-анастезиологов. Как лучший преподаватель он получил высшую медицинскую педагогическую награду - «Золотой ларингоскоп». Вот какого победителя боли довелось мне встретить в Филадельфии.