Десять лет в строю. Юбилейное

Опубликовано: 22 сентября 2016 г.
Рубрики:

 «Журнал «Кругозор» – это интернет-издание

 о самых резонансных событиях...» -

 – из колонки редактора.

  ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

 Когда-то граф Игнатьев Алексей Алексеевич, ставший советским военачальником, назвал свои мемуры «Пятьдесят лет в строю», выпустил их в 80-х г.г. Воениздат. А «Кругозор»... так и подмывает скаламбурить – назвать эти заметки «Десять лет - в струю», да и издатель его Александр Болясный, догадываюсь, вовсе не военный.

 Почему 10 лет – понятно... А то, что «в струю» - так высказываются, когда и если удалось оказаться в гуще событий, и использованы они были с пользой для дела. Вот и словарь Ожегова объясняет: «попасть в струю» означает приспособиться к главному направлению какого-то движения, деятельности», а «Толковый словарь русского языка» добавляет - «...соответствовать ситуации, направлению в развитии какой-то деятельности».Всё это можно отнести к«Кругозору» – он, журнал, приспособился и соответствует.

 Это я не к тому, что «Кругозор» уже наступает графу на пятки – журналу еще «топать и топать»... но и эти 10 лет что-то значат: cотни авторов выбравших себе трибуной именно «Кругозор» из множества популярных и не очень интернетных журналов, добавлю - порой самодеятельных, «на коленях» изготовленных. Но это всем им, вставшим на неширокую и непростую тропу издателя «чего-нибудь русского», благодарны авторы, вдохновленные возможностью заявить о себе – да и как еще обратиться пишущему со своими творениями к читательской аудитории?.. И где она сегодня? – да там, в интернете.

 За спиной у большинства будущих лауреатов престижных литературных премий поначалу несколько приятелей... ну, еще участники местных кружков любителей литературы, с уважением выслушивающих автора, им первым представившего своё творение. Но есть ведь «всемирная сеть» - вот бы где проявитЬся! А это - уж как получится: если ты не блогер – не сам себе издатель, то всё зависимо от вкуса и опыта редактора интернетного издания, от его возможностей, и еще Бог знает от чего... От таланта автора? – наверное и это, хотя не всегда. Нет – даже совсем не всегда.

 Численность же интернетной аудитории чаще всего неопределима – хотя иногда, ссылаясь на «проведенные опросы», называют смелые цифры, которые и выговорить не просто – иди проверь! А тем временем печатные издания закрывались одно за другим, уступая место «непечатным» (бывает же и буквально такое...), но в этом контексте следует понимать - интернетным. Редчайшие из их числа, единицы, умеют не просто выстоять, но сохранить обе ипостаси: и «всемирная паутина», и бумага - чему наша Калифорнийская «Панорама» есть успешный пример... Но таких-то раз-два и обчёлся - они возвышаются, как утесы в интернетном море, и как материки - в печатном...

 ***

 Всё это общие размышления, а «Кругозор», конечно же - название не случайное. Как не вспомнить здесь его тёзку - популярнейший в СССР звуковой журнал "Кругозор", издававшийся с 1964 года самим Комитетом по радиовещанию и телевидению, и не каким-то, а «...при Совете Министров СССР», потому что «ИДЕОЛОГИЯ»! Формат у журнала был необычный: квадратные страницы, цветная печать, множество фотографий. Но самое главное - это гибкие пластинки, от 6 до 8 вложенных в каждый журнал.

 Слушая тот "Кругозор", вполне можно представить и сегодня, что передавалось в 60-х - 80-х по радио, услышать голоса политических деятелей и первых космонавтов, известных персон и совершенно обычных трудяг. Всю свою жизнь "Кругозор" старался идти в ногу со временем, а самый его первый номер открывался песенкой «Нежность» в исполнении Майи Кристалинской - «Опустела без тебя земля…». Последний выпуск журнала был датирован 92-м годом... Но свои-то 28 лет он успешно прожил!

 Только земля без него вовсе «не опустела». Время течет, с ним, со временем, пришли новые технические возможности, вот и естественна эволюция, даже – революция в периодике: печатные издания дублируются в интернете - это, например, «Панорама» у нас в Штатах, или «Новая газета» в России, – я назвал только те, что мне близки и каждое по-своему дорого.

 А техника издания, выбранный способ - можно идти и встречным направлением – от только интернетного выпуска к добавленному бумажному. Изначально печатный, журнал «Чайка» тому хороший пример: стараниями его нынешнего редактора Ирины Чайковской он продлил свою жизнь в интернете, а теперь возродился и в периодическом бумажном «Альманахе», включающем в себя лучшие из предшествовавших ему интернетных публикаций. Не забудем и о схожей судьбе ежеквартального, поначалу печатного (1994-2007) литературного журнала Союза писателей Москвы «Кольцо А», а с 2008-го по сегодняшний день существующего как ежемесячное сетевое издание на сайте Союза писателей Москвы. К 20-летию «Кольца А» (2014) – был выпущен юбилейный однотомник, собравший на пятистах страницах самое достойное, по мнению редакции, из более чем 80-ти номеров.

 ***

 Я, конечно, знал о журнале «Кругозор», но вот появился повод ознакомиться с ним подробнее. Прежде всего, мне показалось очевидным такое: не все, но многие материалы в нем ориентированы на людей в таком возрасте, когда становится затруднительно путешествовать часами по бескрайнему океану «русского» интернета. Хотя, наверное, и других категорий читателей, не обязательно технически «продвинутых», с интернетом остающихся «на Вы» - их благодарственные письма в редакцию говорят за себя.

 Да и вообще, обращен журнал к аудитории, представляющей читателей всех возрастов и профессий - тех, прежде всего, кому не безразличны судьбы людей, остающихся в странах исхода: тут всё подобрано, одно к одному – и Россия, и Литва, и Украина... Конечно, не забыта и злободневная Сирия. Вот он, настоящий кругозор - в смысловом выражении. А редакция – это редактор, и он же издатель Александр Болясный и ещё несколько энтузиастов, сделавших возможными эти 10 лет, снимем сегодня перед ними шляпы.

 Ну да, есть в Штатах и другие, более «местные» интернетные и не только, издания - выпускают их наши землячества в Бостоне, Сакраменто, Филадельфии, Майами, Чикаго... – почти везде, где сегодня есть мы, говорящие по-русски. Замечу при этом, эти издания вовсе не конкурируют, (как их бумажные предтечи, делившие тесный прилавок магазинчика с краковской, пошехонским и другой ностальгической снедью), но дополняют друг друга - не прекрасно ли это! Я уже не говорю здесь о самых «наработанных» и популярных изданиях: например, читатель не успевший познакомиться со стихами замечательной Татьяны Кузовлевой, или с новым рассказом – историей, поведанным Яковом Фрейдиным, найдет их в «Кругозоре», в «Чайке», а бывает - и на страницах «Панорамы».

 И, продолжая об авторах «Кругозора», я бы привел, кроме названных выше, ещё Лотовского Якова – это с ним одновременно в далеком 1976-м мы оказались «в подаче» в ожидании заветного «разрешения» ОВИРА - он в Киеве, а я - в Москве, годы спустя, мы обнялсь с ним уже здесь, в Америке. И как ни назвать Виктора Топалера, автора и ведущего популярнейших телепрограмм – нет у меня «русского» телевидения дома, значит пока и не будет: «Кругозор» знакомит с произнесенными им текстами. Чего больше!

 И отдельно - о «Кинозале» журнала: в юбилейном выпуске он предлагает читателю и американские сюжеты – пусть художественно переосмысленные, как в нынешнем, сентябрьском выпуске. Но и этим он, в какой-то степени, компенсирует, как мне показалось, недостаточность в журнале самой Америки, – вот бы, подумалось мне, за счет чего расширить его кругозор: живем-то мы здесь, в стране, где издается журнал и где, наверное, обитают его читатели, – не на луне же!

 А вообще-то, я не думаю, что интернет способен - а тем более должен - полностью заменить печатные издания, хотя аудитория у него гораздо многочисленнее. Да я и не хотел бы такого, не желал бы нашим наследникам оказаться начисто лишенными радости следовать за шелестом страниц свежего «сделанного из бумаги» журнала – не обязательно русского. Ведь это здорово - перелистывать настоящие страницы на ночь, словами этого чувства не объяснить и не передать.

 И здесь, наверное, самое время пожелать «Кругозору» такой судьбы, когда его интернетные выпуски будут сопровождаться печатными, и пусть его читателей не убудет еще не одно десятилетие, – как говорится, в час ему, его создателям, добрый!