О несовершенстве собственного мнения

Опубликовано: 28 июля 2016 г.
Рубрики:

Гражданин Окорочков не имел собственного мнения. И легко без него обходился. Подумаешь, мнение. Это же не счет в офшоре и не яхта со стеклянной палубой, когда под тобой все красоты подводного мира, включая рыбок-мандаринок и инструкторшу по дайвингу. Но как это часто бывает – всё когда-либо начинается…

Вот действительно, подарят, например, какому-нибудь гражданину в день рождения щенка терьера. Гражданин в подарке души не чает, холит собачку и лелеет, самые лучшие куски мяса ей отдаёт, а кости да мослы себе оставляет. А вырастит со временем из этого чудесного представителя собачьего сообщества помесь лайки с бульдогом, да такая злобная, что и всех котов во дворе облает, и случайному прохожему в пакет с сосисками вцепится, и соседку в подъезде заставит в лифт запрыгнуть, хотя квартира у той на первом этаже расположена. И сделать ничего нельзя – такой уж пёс получился. Не сдавать же его за это на живодёрню.

Вот и Окорочкова угораздило однажды собственное мнение завести, словно собаку. Стоял он в районной поликлинике в очереди за талончиком к врачу. Час стоял, два… И тут какой-то коллега по очереди возьми, да и ляпни: «Что же это за безобразие такое! И страховой полис у меня есть. И все налоги я плачу исправно. А вот талончик к врачу взять не могу. Что ж это за медицина, которая меня за пациента признать не хочет, а наоборот, видно, надеется, что пока моя очередь дойдёт, я возьму да окочурюсь прямо в этой самой очереди».

Задумался Окорочков над словами товарища по стоянию, и где-то в глубине души его зашевелилось маленькое, пока ещё едва заметное, собственное на этот счёт мнение. Дальше – больше. Мнение потихоньку крепло и развивалось. Окорочков его, словно щенка терьера, холил и лелеял, и лучшие куски в миску подкладывал. Только не мяса, а разной информации, из которой явственно вырисовывалась нелицеприятная картина окружающей Окорочкова действительности. И так это самое собственное мнение вымахало, что удерживать его на поводке уже не стало никакой возможности. Того и гляди, сорвётся и перекусает, то есть выскажет себя всем, кто на пути попадётся. Уже Окорочков на улице хама «хамом» назвал. Уже одиночный пикет провёл на Площади Конституции с табличкой на груди: «Конституция и площадь её имени – не одно и то же. Можно топтать одно, но ни в коем случае другое». Пикет оказался недолгим, и Окорочкова забрали сотрудники полиции. Они почему-то решили, что Окорочков хочет помешать пешеходам ходить через площадь. Странные люди! А когда Окорочков поместил на своём блоге в Фейсбуке воззвание к чиновникам: «Плохой дороге нужен кран, а не потоки в ваш карман», за ним пришли прямо домой. Двое в штатском и семеро в масках и с автоматами.

- Гражданин Окорочков? – спросил штатский номер один.

- Вероятно, - осторожно ответил Окорочков, придерживая собственное мнение за холку, чтобы оно не рычало на незнакомцев.

- Ай-пи-адрес сто тридцать два, двести восемь, ноль, три? – уточнил номер второй.

- Примерно, - ещё осторожней сказал Окорочков, натягивая поводок.

- Руки за голову! – заорали остальные семеро, и Окорочкова препроводили в машину с решётками на окнах. А мнению дали хорошенького пинка, чтобы оно не вертелось под ногами.

- Вас что, порядки наши не устраивают? – орали все девять в машине.

Окорочков хотел сказать, что его, вероятно, не так поняли, что тут какая-то ошибка, но рассвирепевшее от такого обращения собственное мнение опередило.

- Не устраивают! - гордо заявило мнение. – Ваши порядки, больше похожи на беспорядки.

- А может, вам и власть наша не нравится? – дуэтом спросили штатские.

- Именно так, - услышал Окорочков голос собственного мнения - и похолодел от страха. – От вашей власти тошнит отчасти.

- Экстремизм! – в этот же день вынес приговор судья и стукнул молотком по столу. – Виновен!

В камере предварительного заключения сосед по нарам спросил:

- За что сидишь?

- За наличие собственного мнения, - уныло признался Окорочков.

- Надо же! – обрадовался сокамерник. – А я – наоборот, за его отсутствие.

- Как это? – удивился Окорочков.

-А так. Трое пошли на дело. У двоих было мнение, что после завершения мероприятия, они улучшат своё материальное положение. А у третьего, у меня, то есть, никакого собственного мнения на этот счёт не было. Я просто так пошёл, от нечего делать. Дело оказалось тухлым, попались все трое. Вот и получается, что я сижу из-за отсутствия собственного мнения.

- Получается, что так, - согласился Окорочков. – У нас в стране сидят и те, у кого есть собственное мнение, и те, у кого его нет. Вот и спрашивается, зачем лишние хлопоты, если результат один и тот же?

С тех пор Окорочков никаких собственных мнений не заводил.