Тишина. Сказка

Опубликовано: 5 июня 2016 г.
Рубрики:

Победитель экспресс-конкурса журнала ЧАЙКА за 2016 год  "Здравствуй, лето!" 

Как он мечтал о тишине! Казалось бы за столько лет можно было и привыкнуть к неизменному городскому шуму, но его нежный слух не выносил рева моторов, воя сирен, мяукания сигнализации. Как ни пытался он вообразить, что вечный шелест автомбильных шин - это морской прибой, ни к чему, кроме раздражения, это не приводило. Его чуткие нервы болезненно реагировали на свистки паровозов и гудки грузовиков, лязгание металла и скрежет строительных машин, ухание механических кувалд и зубодробильную чечетку отбойных молотков.

Но самым несносным для его музыкальной натуры было радио. Как можно было называть музыкой эту непрерывную какофонию звуков, которую к тому же никто никогда не слушал! Но оно упорно продолжало разговаривать ни с кем, играть неразличимые мелодии, бестелесно петь и надрывно хрипеть, ни у кого не вызывая жалости.

Что оставалось бедному Старому Роялю? Смириться и терпеть эту бесконечную пытку, брюзжать тихонько в ответ дребезжащему трамваю и ждать, чтобы кто-нибудь случайно открыл его запыленную крышку и подарил хотя бы несколько минут Гармонии! Ведь когда-то давным-давно, когда город был намного тише, его клавиш часто касались то неуверенные детские пальчики, то сильные мужские, то нежные женские пальцы. И это была Музыка! Вокруг него собирались компании и отмечались праздники. Он всегда был в центре внимания и для него было высочайшим блаженством дарить окружающим божественные звуки.

Но это было так давно! Он покрылся толстым слоем пыли, струны растянулись, а деревянные молоточки рассохлись. Что поделаешь? Это так ужасно – быть никому не нужным. Но когда при этом тебе еще и не дают ни минуты покоя, ни мгновения тишины – это просто несносно.

И вот однажды Старый Рояль очнулся от непривычного ощущения. Было тихо. Слишком тихо. Казалось, из города исчезли все машины, остановились все моторы, прекратилось всякое движение. Даже радио замолчало! Старый Рояль наслаждался долгожданной тишиной. Он представлял себя то парящим в облаках, то погрузившимся на дно океана – ему не нужны были звуки, ничто больше на него не давило. Мир распахнулся и стал необъятным.

Долго-долго Старый Рояль упивался свободой воображения, но постепенно его восторг сменился недоумением – почему же ему все-таки выпало такое счастье. Может он просто оглох? Прислушавшись, он уловил легкое посвистывание ветра за окном, поскрипывание незакрытой форточки, шелест занавесок. Это было забавно – он давно не слышал этих звуков, их заглушали все прочие. Но почему-то не было слышно ни шагов, ни голосов. И это было странно. При всем воображении, ему не удавалось найти объяснение. А непонятное пугает.

Тишина длилась уже слишком долго. Ничего не менялось. Та же форточка, те же занавески. А птицы? Почему не слышео птиц? Даже среди городского шума можно было порой расслышать чириканье воробьев, щебетание ласточек, воркование голубей. Ведь птиц невозможно выключить как моторы! Куда же они делись?

Вдруг послышался слыбый низкий гул. «Ну вот, все возвращается на круги своя», - усмехнулся Старый Рояль. Но гул был очень странным, ни на что не похожим. Он постепенно усиливался, так что вскоре его можно было не только слышать, но и чувствать. Мелко задрожал пол, стала раскачиваться люстра, зазвенела посуда. С полок посыпались книжки. Со звоном разбилась ваза.

Старый Рояль ничего не понимал. Что происходило вокруг? Может старый дом решили поломать, как было с домом напротив, да забыли вынести вещи? А может дом сам стал разваливаться – ему ведь уже очень много лет! Жаль, с ним так много было связано! А теперь старые фотографии падают со стен и их засыпает битым стеклом и осыпающейся штукатуркой.

Дом раскачивался все сильнее. Мебель попадала, где-то лопнули трубы и потоки воды залили пол. Подняв клубы пыли, рухнула куда-то лестница. Невообразимый грохот сливался с треском ломающихся конструкций, падающих блоков и перекрытий.

И тут Старый Рояль увидел Небо. Сквозь дыру в проломленном потолке было видно пронзительно, невозможно синее Небо. Последний раз Старый Рояль видел его, когда рабочие вытаскивали его из огромного грузовика и тащили в этот дом. Оно было такое же прекрасное, недосягаемо высокое. И равнодушное.

Всего лишь несколько секунд ему удалось полюбоваться небом. Потеряв опору, потолок рухнул, придавив несчастный Рояль. Разом лопнули струны, корпус разлетелся в щепки, а останки провалились вслед за полом в черную бездну.

И Старый Рояль уже не слышал ни страшного подземного рева, ни ужасного урагана, сравнявшего остатки города с землей, ни наступившей после всего этого ТИШИНЫ.