Папе

Опубликовано: 3 июня 2016 г.
Рубрики:

 

Иногда, спотыкаясь о запах вареного кофе,

Я попадаю в наше обычное утро.

Глушилка борется с радиостанцией «Немецкая Волна»,

Твой набитый портфель,

Темнота

За окном.

За обрывом подоконника косо летящая пудра

Снега. До дна

Обжигающий легкие морозный вздох. Пешком,

Торопливо догонять трамвай,

И успеть ввалиться, подтянувшись за поручень.

Стукнуться в расстояния между сумками

И прочими

Вещами. (В духоте толпы сразу теплее).

Варежкой отскрябанный край

Непрозрачных стекол в морозном рисунке.

И смотреть, смотреть как ночь становится посветлее.

 

На завтрак делались бутерброды

Иногда ленивые вареники

Со сливочным маслом.

Я входил в садик как в непогоду,

Съежившись от детской вражды, ожидая ненастья.

Глушилка хрипела «Голосом Америки».

Кофе прыснув,

Шипя, заливал конфорку.

И бесконечная жизнь не имела смысла.

 

Сейчас, когда взгляд упирается в переборку

Авиалайнера,

Летящего над Атлантикой,

Я понимаю тебя гораздо больше.

Мы жили в рамках, следуя правилам,

Глупым, как стало понятно намного позже.

Романтика

Оставалась уделом книжек,

Собранных в домашние библиотеки,

Так, что обоев на стенах было не видно.

Что-то все-таки из нас вышло.

При взгляде в прошлое, по крайней мере, не стыдно.

 

Мне, наверное, уже никуда не деться.

Не сойти с вектора, начатого морозной ночью.

Я прохожу площадью.

Я вкладываю записку в стену.

Калифорнийскому солнцу не озарить детства

Как на твою любовь не поставить цену.

 

05/03/16