ПисАки. Два рассказа

Опубликовано: 29 марта 2016 г.
Рубрики:

 

 ПисАки

Использованная туалетная бумага была уложена в одноразовые мешки. С мойкой предметов, предназначенных для удобного отправления большой и малой нужды, также было покончено, они блестели идеальной чистотой и вкусно пахли. Оставалось выдраить кафельные стены и пол туалета. Но если пол являлся обычным грязным полом, то вот стены... Оглядев их, уборщица Матвеевна сокрушённо вздохнула.

- Вроде бы взрослые, серьёзные люди, а ведут себя хуже детей и прыщавой молодёжи,- выразила Матвеевна свою мысль вслух. Также вслух она прочитала некоторые надписи, писаные шариковыми ручками, маркерами и т.п:

Круглов - вор!

Ну и что?

Президент рулит!

Это где он рулит?

Завтра не спать, сони!!!

Критикуя, предлагай.

Тут?

А где ещё?

Ну вас. "Спартак" - чемпион!

Коля+Лия+Ция = коалиция...

- Эх,- ещё раз вздохнула Матвеевна и со знанием дела взялась за тряпку и пластмассовую бутыль с моющим средством...

Через час Матвеевна наконец вышла из мужского туалета и, гремя вёдрами, направилась по длинной красной дорожке. В полутёмных кулуарах огромного правительственного здания народных заседателей было тихо - рабочий день депутатов давно закончился.

 

Утро. Депутат Центов вошёл в один из мужских туалетов, он суетно заглянул в углы туалета, затем присел на корточки и посмотрел под дверки кабинок - никого. Депутат Центов вскочил на ноги и вытащил из внутреннего кармана пиджака чёрный маркер. Он снял с маркера колпачок, повернулся к кафельной стене и ахнул. Во всю стену мужского туалета депутатов Государственной Думы обычной женской помадой было выведено:

    "ЛУЧШЕ ПИШИТЕ ХОРОШИЕ ЗАКОНЫ, ПИСАКИ!"

    И подпись:

    "Уборщица Матвеевна."

     ***         

          

Подпишите

А на улице была весна, и пели птички, и падали сосульки с крыш. Очень метко падали.

Благодаря такой меткой сосульке, и оказался на больничной койке Иван Иванович Яблочкин.

Как только Иван Иванович пришёл в себя, он увидел троих, склонившихся над ним, мужчин, это были: лечащий врач, представитель жилконторы и адвокат.

- Как ваше самочувствие? - спросил лечащий врач.

- Боле-менее,- промямлил Яблочкин.

- Чудненько,- пропел доктор и, потирая свои ладони как-будто они у него замёрзли, упорхнул.

- А вы кто двое?

- Представитель жилконторы, которой вверен дом, с крыши которого упала сосулька на вашу буйну голову. Моя фамилия - Спивак.

- Адвокат Денежкин.

- А у меня есть адвокат?- удивился Иван Иванович.

- Теперь есть. Господин Яблочкин,- адвокат коснулся толстыми губами уха Ивана Ивановича, - мы из этого ЖеКа такое бабло вытрясем. Ухх! На вас ведь не сосулька упала,  к вам счастливый билет на башку приземлился.

- Больно приземлился.

- Так!- представитель жилконторы буквально отпихнул адвоката от Яблочкина.- Значит так, господин пострадавший! Наш ЖэК ни в чём не виноват. Солнце пекло, снег на крыше таял - законы природы. И вообще, может вы специально стояли под сосулькой и ждали, когда она упадёт вам на голову. Ни о какой денежной компенсации не может идти и речи!

- Как это не может идти и речи?!- на этот раз адвокат больно пихнул представителя ЖэКа.- Иван Иванович, вы должны подписать вот эти бумаги - и мы их. Ухх!

В слабой руке Яблочкина очутилась шариковая ручка, а на грудь легли несколько листков какого-то текста.

- Они должны сбивать с крыш сосульки, а они... раздолбаи. Подписывайте,- давил адвокат.

И тут представитель жилконторы - Спивак бухнулся на колени: «Не губии-ите!- он протянул руки к Иван Ивановичу Яблочкину.- Даже если вы что-то отсудите, эти деньги вычтут из зарплат наших работников. А у всех дети!»

Иван Иванович впал в замешательство.

- Судить этот ЖэК надо, господин Яблочкин, судить! - продолжлал давить адвокат Денежкин.

-Дети!- протягивал руки Спивак, продолжая стоять на коленях.

- Деньги! - давил адвокат.- Подписывайте!

- Не подписывайте!

- Хватит!!!- наконец не выдержал Яблочкин, чуть не сорвав голос.- Вот ваши бумаги, я их не подпишу. И вы идите с миром.

Как только испарился Спивак и нехотя удалился адвокат Денежкин, на грудь выздоравливающего Яблочкина легла другая стопка из нескольких листков. Их положил доктор, то бишь лечащий врач.

- Я, кстати, не представился. Кровопийцев - моя фамилия,- улыбнулся во все редкие зубы доктор.

- Это счета за лечение. Подпишите.

В слабой руке Яблочкина очутилась шариковая ручка.