Два рассказа «из области юмора»

Опубликовано: 22 февраля 2016 г.
Рубрики:

Лишь бы не было войны

Под летним солнышком люди ожидали открытия с обеда продуктового магазина. Среди ожидающих стояли две бабульки, две подружки-соседки, Петровна и Михайловна. Они рассуждали о преступности, поминая при этом войну.

- Главное - лишь бы не было войны,- утверждала Петровна.- А вообще, в нашей стране жить можно. Да и не девяностые нынче на дворе. Вон что в других странах творится! Ты телевизор-то смотришь, Михайловна?

- Ага, смотрю. Смотрю, Петровна. В нашей стране, действительно, жить можно,- соглашалась с подружкой Михайловна,- да и не девяностые, действительно, нынче. А в других странах, действительно, что творится - ужас!. Верно говоришь, Петровна, главное - лишь бы не было войны.

Вдруг прогремел взрыв. Это закрытый на перерыв павильон, что находился в ста метрах от бабулек, разлетелся на куски. Видать кто-то чем-то с кем-то не поделился. Следя за полётом "кусков", граждане застыли как вкопанные, а потом все, словно по команде, рванули кто куда. Кто куда, а две подружки-соседки рванули к другому продуктовому магазину.

- Да уж хватит бежать,- перешла на шаг Петровна.- Чего мы боимся, ведь не война же.

- Ага. Не война же,- неуверенно, но всё же согласилась Михайловна и тоже перешла на шаг.

И они пошли размеренным шагом, и даже немного развеселились.

- А хорошо всё-таки, что войны нет! - радовалась жизни Петровна.

- Хорошо-хорошо,- соглашалась Михайловна.

- И в нашей стране жить можно. Да и не девяностые нынче в конце концов!- дышала оптимизмом первая Петровна.

- Ага, действительно, ага, - соглашалась Михайловна.

Бабульки начали переходить дорогу и тут, откуда ни возьмись, налетели машины: мерседесы и прочие мицубиси. И как давай из этих машин мужики друг в дружку бабахать из пистолетов, автоматов и прочих базук.

Бабки залегли. К счастью, пули и осколки стёкол не задели их. Мужики настрелялись всласть и разъехались. Бабки вскочили и снова побежали. Молчали вплоть до самого магазина. И в магазине молчали . Только когда вышли из него с покупками, оправились и разулыбались - им досталось подешевле молоко и чёрный хлеб оказался мягким.

- Главное - лишь бы не было войны,- поучительно сказала Петровна.

- Понятное дело,- не возражала Михайловна..

Однако в более-менее приподнятом настроении подружки-соседки находились недолго. Возле самого подъезда их дома на них напали хулиганы. Они выпили у старушек молоко и съели хлеб.

Наконец, подружки-соседки добрались до своих квартир

Отключив сигнализацию, Петровна набрала код и повернула огромное колесо на двери своей квартиры, та со скрипом сдвинулась с места.

- А всё-таки главное, что войны нет,- на прощанье сказала Петровна и добавила. - А так жить у нас можно.

- Да пошла ты!- в ответ вдруг огрызнулась Михайловна. Она поправила табличку с надписью "ЗАМИНИРОВАНО" и демонстративно хлопнула дверью своей квартиры, от чего табличку снова перекосило.

Лево руля! Право руля!

А кругом были мины. Мины были кругом: враги расположили их так, что, казалось, взрыва не миновать. Но бравый капитан был очень бравым. Выпитые им полбутылки крепчайшего рома у кого другого нарушили бы реакцию, но нашему капитану выпитое спиртное наоборот придавало ясную понятливость не простой ситуации. Посасывая дымную трубку, весело, озорно, но в тоже время чётко и весомо он отдавал приказы:

- Лево руля! Право руля!

Мины одна за другой оставались позади.

- Да сколько же вас, акулы вам в дышло!- ворчал со злым смешком бравый капитан.

А была ранняя весна, и стояла такая темень. Бравый капитан слегка щурился от дыма, щурился и хитро улыбался. Эта страшная игра была ему по нраву, ох как по нраву.

- Лево руля! Право руля!

Наконец, мины закончились.

- Стоп машина!- скомандовал бравый капитан. Он набил трубку по-новой душистым табаком, закурил и произнёс значимо:

- Да-а, теперь я понимаю какого было в войну моему капитану.

Конечно, - это он пошутил.

Весенним вечерком шёл от своего друга-фронтовика, возвращался домой наш бравый капитан - капитан первого ранга военно-морского флота в запасе, ветеран Великой Отечественной войны, в которую он служил юнгой на боевом корабле. А мины... минами ему представлялись открытые колодцы и канавы, вырытые деятелями ЖКХа, и как всегда - ни ограждений, ни предупредительных знаков, ни освещения.

В подъезде, кстати, тоже не горели лампочки. А бомжей развелось...

- Лево руля! Право руля!