Странный альянс

Опубликовано: 20 мая 2005 г.
Рубрики:

Восток — это восток, а запад — это запад, и нам известно то, что встретиться им никогда не суждено.
Р.Киплинг

Старый Киплинг был прав во многом, но вот тут он оказался неправ. Я точно знаю. Я живу недалеко от того места, где “запад” и “восток” умудрились встретиться. Более того, встретившись почти три десятилетия тому назад, они доказали и по сей день убедительно доказывают возможность их мирного и дружного сосуществования.

Место, о котором идет речь, — это Вест Голливуд. Первое знакомство состоялось приблизительно 30 лет тому назад. Тогда в южную Калифорнию начали приезжать первые иммигранты — евреи из Советского Союза, сумевшие чудом прорваться через “железный занавес”. Будучи не в состоянии позволить себе платить за жилье большие деньги, они практически сразу же стали селиться в Вест Голливуде. Им было невдомек, что по соседству с ними жили люди, у которых стиль жизни был, мягко говоря, совсем отличным от их привычных представлений, поскольку даже для тех, кто был знаком с английским языком, слово “gay” означало ничто иное, как “веселый”.

Истинное состояние дел не сразу дошло до вновь прибывших, поскольку они прибыли из страны, где мужской гомосексуализм был уголовно наказуем (лесбиянство не считалось преступлением, потому что официально не было признано так же, как и проституция: в условиях развитого социализма проституток быть не могло, их сажали за “иждивенчество”, “бродяжничество” или “спекуляцию”).

Первый культурным шоком для наших иммигрантов было вовсе не осознание “нетрадиционной сексуальной ориентации”, а их собственный кризис “национальной ориентации”. В Америке они вдруг стали “русскими”, т.е. теми, кем они никогда не могли бы быть в России! Их объяснения, что они не русские, а евреи, до американцев не доходили: “Да, мы знаем, какова ваша религия, но это ведь не имеет никакого отношения к тому, что вы — русские, правильно? “ И русские, которыми они остались и по сей день, до сих пор задаются вопросом, почему американцы никак не могут понять, что в России “еврей” — это национальность, точно такая же, как “украинец”, “армянин”, и, кстати, “русский”, и никакого отношения к религии национальность не имеет, поскольку религии в бывшем СССР тоже официально не существовало.

Я присоединился к борцам за свободную эмиграцию для советских евреев с 1969 года. Моим ближайшим соратником с самого начала стал бедный студент нашего университета (UCLA) с забавным именем Зев Ярославский, которого теперь все знают как супервайзора нашего Графства Лос-Анджелес.

Я, в отличие от Зева, в политику не пошел. Знание русского языка помогло мне приобрести много новых друзей, помочь русскоязычной общине войти в контакт с американскими и еврейскими лидерами, организовать Ассоциацию переживших Холокост из бывшего Советского Союза и т.д. Сразу признаюсь, что не обошлось и без личной выгоды: благодаря моему постоянному общению с русскоязычной общиной и дружбе с газетой “Панорама”, я нашел для себя хорошую жену из Москвы. Таким образом, судьба меня отблагодарила — за долгие годы моей жизни, посвященные борьбе под лозунгом “Спасите советских евреев”, — я получил в качестве премии свою собственную советскую еврейку.

Когда мы познакомились, она снимала квартиру в Вест Голливуде вместе со старенькой мамой и сыном-студентом.

В квартире над ними жили два очень славных молодых человека, которые всегда с готовностью помогали старой бабушке, подносили ей сумки с продуктами к лифту, помогали разобраться со стиральной и сушильной машинами и т.п.

Однажды, вернувшись с работы, моя жена нашла свою маму в очень возбужденном состоянии:

“Ты не поверишь, что я узнала! Закрой дверь, я не хочу, чтобы внук услышал, в 22 года от такого можно впасть в депрессию! Сядь, на всякий случай, а то еще в обморок упадешь! Ты просто не поверишь..”. И затем, на кульминационной ноте, театральным шепотом она выпалила: “Мне сегодня наш менеджер сказал, что наши милые ребятки сверху вовсе даже не братья, а сама понимаешь, кто!”!

Вест голливудский Пламмер Парк — территория, оккупированная “русскими”. Мой друг, американский адвокат, рассказал мне, что он был вынужден прекратить прогулки со своим двухлетним сыном в этом парке. “Мне русские бабушки проходу не давали. То мой Сэм слишком легко одет, то слишком тепло, то не так играет, то не так ест, отчего худоват и т.д. А ответить как следует я им не мог, ведь по-английски они не говорят”.

При всем при этом у меня есть много причин для гордости за наших “русских”. На каждом торжестве, на котором я присутствовал (а был я на многих свадьбах, бармицвах, днях рождения, поверьте), кто-то обязательно встает и поднимает бокал за Соединенные Штаты Америки, за эту замечательную, заботливую, сострадательную и приветливую страну.

А Вест Голливуд, вероятно, — единственный город в Америке, где в Пламмер Парке есть памятник погибшим в Бабьем Яру. И наверняка Вест Голливуд — единственный город в Америке, где на днях открыли еще один памятник: ветеранам Красной Армии, сражавшихся с нацистами, где в том же Пламмер Парке проводят парады в честь Дня Победы и митинги в память о Холокосте.

Хорошее место — город Вест Голливуд. Здесь дружно живут две совсем разных общины, которые научились принимать и уважать друг друга.