Два предела веса

Опубликовано: 20 мая 2005 г.
Рубрики:

Предел верхний: проклятие веса

Каждый знает формулу нормального веса человека в килограммах. Рост в сантиметрах минус сто с коэффициентом поправки на пол и возраст. Но это не все. При росте 181 см я вешу 80 кг. Казалось бы, идеальный вес, однако family doctor похлопывает меня ниже ребер и выносит вердикт: “My friend, здесь ваш холестерольчик, ваш сахарок и все остальное тоже. Немедленно спортзал, бег, бассейн!” Обижает доктор, он что, настоящих животов не видел? Ладно, мне эта задачка скинуть пять-шесть килограммов пока по плечу, хотя в принципе, и с ними прожить можно, а каково тем, у кого в излишке пятьдесят-шестьдесят, а то и больше? Вопрос, конечно, интересный, да не у каждого спросишь, почему ты такой и почему не худеешь.

Да и в Америке нет такого слова “толстый”. В словарях, конечно, есть, но не в быту — оправданная и разумная деликатность. Лишний вес чаще беда, а не вина человека. Это только в литературе и кино Фальстафы и Гаргантюа живут в свое удовольствие, в реальной жизни им далеко непросто. Салоны машин, самолетов, каюты кораблей, купе поездов, кабинеты врачей, каталки “скорой помощи”, тысячи других бытовых удобств и приспособлений не рассчитаны на полных людей. К физическим неудобствам надо еще приплюсовать психологический дискомфорт.

Не только мы, но и коренные американцы бывают непредсказуемыми. То они за непробиваемой броней прайвеси, то вдруг готовы выставить на всеобщее обозрение свои проблемы и болячки. Из этого ряда — исповедь Стэнли Статтена, жителя города Лафайетт, штат Индиана, мужчины весом в 370 килограммов. То есть, четыре с половиной меня в нем одном.

Стэнли Статтен за компьютером

Стэнли 45 лет, родом из Теннеси. В Индиане всего три с половиной года. Долгий интернетный роман с Кейт закончился его переездом в Лафайетт. Правда, когда они встретились, Стенли был малость “постройней”, весил на 60 кг меньше. Его гёрлфренд 23 года, тоже женщина в теле. Оба счастливы, что нашли друг друга. Живут в доме матери Кейт. Собственно, этот дом и есть весь мир Стэнли. Он не может влезть в машину, пойти в кино, самостоятельно принять душ. Через несколько шагов начинается одышка. Последние два года вообще не был дальше своего двора. И даже не может попасть к доктору. США не СССР, врачи к больным не ходят.

“Ничего хорошего в моем положении нет”, — сетует бедняга. — “Надо что-то предпринимать, я не хочу умирать, я хочу жить”.

Стэнли мечтает об операции по сокращению желудка. И хотя он шесть лет на инвалидности и имеет Медикейд, эта социальная программа не покрывает подобные операции. Так как кроме самой стоимости в 25 тыс. долларов, еще часто требуется госпитализация на месяцы. По мнению д-ра Кевина Додта, авторитетного специалиста в этой области, для людей с весом более 220-230 кг операция пока единственный реальный шанс решить проблему. К тому же, есть юридические лазейки получить “добро” на операцию. Но для этого пациенту надо сначала документально подтвердить, что он не сидел, сложа руки, а боролся с избыточным весом. Например, проходил курсы похудания или целевой терапии, занимался в спортзале, находился под специальным наблюдением врача. При этом в последние восемь месяцев не должно быть никакого хирургического вмешательства с целью снижения веса. В итоге надо доказать, что избыточный вес является непосредственной угрозой для жизни соискателя операции.

По данным Американской ассоциации хирургии в США около 10 миллионов человек с так называемой “болезненной полнотой” и 300 тысяч ежегодно умирают от “болезней веса”. Красная черта между “здоровой” полнотой и тучностью как заболеванием определяется в 40-45 кг. выше нормального веса. В 2004 году 141 тысяча американцев отдали свои желудки под нож хирургов. В результате этой вивисекции желудки гигантов урезают до размеров куриного яйца.

То есть теоретически Стэнли может рассчитывать на операцию. На практике это не так просто. “Стандартные” претенденты на хирургическое вмешательство обычно не превышают 230 кг. С каждым дополнительным килограммом растет опасность возникновения послеоперационных осложнений: постоянные рвоты, поносы, депрессия. В недавней хирургической практике известен случай операции больного с весом 500 кг (для справки, самый тяжелый человек на Земле весил 635 кг). 42-летний Патрик Дюэл из Небраски провел в госпитале семь месяцев. Можете себе представить, во сколько обошелся он налогоплательщику, за счет которого существует Медикейд, если после операции на открытом сердце пациентов “выгоняют” домой на 4-5-й день! Трудно судить о конечном успехе операции, в результате сокращения объема желудка Патрик похудел “всего” на сто кг. При его-то полтонне, центнером больше, центнером меньше... Хотя врачам виднее.

В случае со Стэнли медики иного выхода не видят. Диеты бессильны. Физические упражнения противопоказаны: люди с супервесом имеют ужасные проблемы с бедренными костями, коленями и позвоночниками. Через каждые несколько шагов Стэнли вынужден ложиться в постель. Даже сидеть ему трудно. Он приспособился смотреть телевизор и работать с компьютером, лежа на животе. Спит с кислородной маской, иначе останавливается дыхание.

Д-р Кевин Додт говорит, что в фарватере избыточного веса идут дисбаланс сна, язва желудка, диабет, рак, инсульты и инфаркты. Сердцу требуется многоразовая нагрузка, чтобы доставить кровь во все уголки необъятного тела. Собственно так же на износ работают и остальные жизненно важные органы.

Полнота Стэнли не приобретенная, а генетическая. Он уже родился с ненормально большим весом, и врачи считали его не жильцом на этом свете. Однако Стэнли умудрился продержаться до 45-ти. Хотя хорошего в жизни почти ничего не было. Ровесники в школе вечно дразнили “быком” и никогда не дружили. От физкультуры и спортивных занятий освобождали. В общественных местах постоянно чувствовал на себе насмешливые или презрительные взгляды посторонних.

Пытаясь избавиться от жира, Стэнли записывался на многие занятия по контролю за весом, перепробовал десятки “чудо-диет” и голоданий. Максимум, что он мог потерять, пять-десять килограммов, потом наверстывал “свое” с лихвой. У Стэнли никогда не было женщин, он вел жизнь анахорета и затворника, сначала по застенчивости, потом по привычке. И если б не компьютер и интернет, так бы и жил до сих пор одиноким.

С появлением Кейт у Стэнли впервые возник интерес к жизни. Он хочет быть здоровым и сильным, опорой любимой женщине, мечтает после операции открыть компьютерный бизнес. Дай Бог, чтобы его мечты сбылись, но пока Стэнли Статтен, как былинный богатырь, сидит “на печи” под грузом и проклятием собственного веса. Его мать умерла на прошлое Рождество, отец месяц назад. Сын не смог поехать на похороны родителей...

P.S. В мире сложился стереотип американцев, как самой толстой нации мира. Увы или ах, не знаю, но это уже не факт, а миф. Сбылась вековая мечта Европы хоть в чем-то обогнать Америку. По данным международной коалиции исследователей и институтов по изучению полноты семь европейских стран обставили США по этому печальному показателю. Кипр, Чехия, Финляндия, Германия, Греция, Мальта и Словакия. Среднестатистический американец в живом весе на сегодня составляет несчастных 67% от киприота, чеха, финна... Далее, по списку.

Сколько весит привидение?

В то время как пол-Америки не знает, как избавиться от лишнего веса, в стране есть люди, мечтающие о нескольких дополнительных килограммах. Хотеть не вредно, только не разрешают: вес — одно из профессиональных требований для жокеев. Кто близко видел наездников, наверняка отмечал их маленький, почти карликовый, рост и тщедушные габариты. Но будь воля организаторов бегов, они бы “бараний” вес жокеев свели к “цыплячьему”.

В начале мая прошли очередные Кентуккские дерби — вот уже второе столетие самые популярные конные состязания в стране. Этот год, хотя и не високосный, в лошадином бомонде штата выдался нервным. Сначала был затяжной конфликт по поводу увеличения зарплаты жокеев. Затем в конюшнях, где квартировались копытные участники дерби, завелась инфекция, поражающая дыхательные пути животных. До искоренения заразы всех сивок со знаменитого луисвиллского ипподрома Churchill Downs этапировали “на 101-й километр” — в сельские конюшни. А потом возникла новая проблема — вес наездников.

Точнее, проблема старая. Всплыла она в связи с запросом Национальной гильдии жокеев к Беговой ассоциации штата Кентукки о смягчении весовых ограничений для наездников. Упрощая ситуацию, жокеи просит работодателей об улучшении условий труда. А вот пойдут ли лошадиные капиталисты навстречу лошадиным пролетариям — еще бабушка надвое сказала. У каждой из сторон свои интересы.

В союз пролетариата — Национальную гильдию — входят 1200 жокеев страны. В принципе, это не профсоюзная организация, но за неимением таковой, гильдии приходится по совместительству быть “школой копытного коммунизма” и защищать права тружеников седла и стремени. Конные толстосумы — владельцы лошадей, ипподромов, организаторы дерби — не объединены на национальном уровне, им и так хорошо. Поэтому гильдии приходится иметь дела с ассоциациями штатов. Каждая со своим уставом. Если соревнования проходят во Флориде, жокеям надо играть по флоридским правилам; в Пенсильвании по пенсильванским, в Техасе по техасским...

Один из самых хитрых уставных пунктов всех ассоциаций — вес наездника. Хитрый потому, что ни одна из них прямо и точно не указывает этот вес, но все стремятся свести его к минимуму. Верхняя планка веса жокеев отдана на откуп так называемым секретарям бегов. Каждый из них руководствуется своими идеалами физических совершенств ипподромных Апполонов, причем эти идеалы не отличаются постоянством. Секретарь перед сегодняшним состязанием может назначить один лимит веса, на завтрашнее — другой. Без всяких объяснений, здесь он царь и бог.

Профессия жокея разъездная — вроде артиста цирка — он все время в кочевьях. Чтобы заработать на жизнь, за год приходится участвовать в десятках соревнований. И переезжая из одного штата в другой, наездник никогда точно не знает, в каком весе через несколько дней надо быть. Нередко в пожарном порядке приходится сгонять по несколько килограммов. Было бы с чего! Средний вес американского жокея — 116 фунтов (52,5 килограмма). При почти нулевых жировых запасах сброс веса идет за счет насилия над организмом.

В ход идут экстремальные способы: запрещенные медикаменты, абсолютное голодание, искусственные рвоты; представитель гильдии Дэрелл Хэйр говорит, что 85% жокеев вынуждены прибегать именно к таким варварским методам. В результате у большинства наездников масса хронических заболеваний, главным образом, почечных. “Мы практически убиваем себя”, — говорит Дэрелл Хэйр. А вице-президент Альберт Фисс прогнозирует: если срочно не принять единые стандарты веса жокеев, редко кто из них доживет до профессиональной пенсии. От себя добавлю, теперь я догадываюсь, почему жокеи, как правило, выглядят намного старше реального возраста. Вынужденные “диеты” своего рода катализатор преждевременного старения.

Более-менее общепринятая цифра веса жокеев — 118 фунтов (53,5 кг.), плюс 10 фунтов — вес снаряжения. Гильдия ставит своей задачей добиться от ассоциаций штатов установления единого стандарта, на пять процентов выше практикуемого на деле. То есть, каких-то несчастных 2,5-3 кг.

Из всех ассоциаций на призыв пока откликнулась только калифорнийская. Похоже, пойдет навстречу нью-йоркская. Остальные, включая одну из самых влиятельных в стране кентуккскую, не испытывают энтузиазма. У жокеев своя правда, у бизнесменов своя. Они, конечно, сочувствуют ипподромным пролетариям, но еще больше своим лошадям. Неизвестно, сколько стоит жокей, во всяком случае, не больше нескольких десятков тысяч годовой зарплаты, зато хорошо известна цена элитных рысаков: от нескольких до десятков миллионов долларов каждый хвост...

Каждый “лишний” фунт веса жокея — дополнительная нагрузка на лошадь и, соотвественно, на ее результаты. А за ними опять маячат миллионы. Вообщем, сказка про белого бычка для богатых. В любом уважающем себя здании или сооружении в Америке старше ста лет обязательно должны водиться привидения. Луисвиллскому ипподрому Churchill Downs — родине Кентуккских дерби — аж 131! Естественно, как тут без привидений! И понятное дело, большей частью это привидения бывших жокеев. Иногда они выводят из конюшен приглянувшихся рысаков и устраивают между собой ночные скачки.

Эх, эти бы привидения да на настоящие дерби! С их опытом и, особенно, весом (точнее, отсутсвием такового), им не было б цены.