Страничка юмора от Ильи Криштула - О, боги, о, люди…

Опубликовано: 19 ноября 2015 г.
Рубрики:

Анекдоты

Иисус Христос умер и подошёл к Вратам Рая. Апостол Пётр его, конечно, узнал и попросил постоять пять минут у Ворот вместо него. Отлучиться надо было Апостолу. Христос согласился, встал, стоит. Видит – к Воротам подходит пожилой мужчина.

Христос:

- Вы куда, добрый человек?

Мужчина:

- Как куда? В Рай!

Христос:

- А что вы сделали хорошего в жизни, чтоб попасть в Рай?

Мужчина:

- Что я сделал? Да у меня есть сын, который знаком каждому с детства! Он покорил весь белый свет, его повсюду узнают! Он доброй сказкой входит в каждый дом и его везде ждут! Он научил людей верить в чудеса!

Христос (вглядываясь в мужчину):

- Отец?

Мужчина (вглядываясь в Христа):

- Буратино?

* * *

В купе поезда едут еврей и католический ксендз. Познакомились, завязался разговор.

Ксендз:

- Вот всё-таки плохо, что у вас в иудаизме нет никакой иерархии у священнослужителей. Раввин – и всё! Никакой карьеры!

Еврей:

- А зачем это нам?

Ксендз:

- Ну как зачем? Вот я, к примеру, скромный католический священник, но если все удачно сложится, то с Божьей помощью я смогу стать епископом.

Еврей:

- И что это вам даст?

Ксендз:

- Ну как что? У меня будет более красивое одеяние, на голове такая фиолетовая шапочка…

Еврей:

- А-а… Ну а дальше?

Ксендз:

- Дальше? Ну, может быть, если Господь сподобит, я смогу стать кардиналом.

Еврей:

- А это что даст?

Ксендз:

- Ну… У меня будет ещё более красивое одеяние, на голове такая красная шапочка…

Еврей:

- Понятно. Ну а дальше?

Ксендз:

- Ну... Я, конечно, не смею мечтать, но, возможно, мне окажут великую честь - и я стану Римским Папой...

Еврей:

- А это что даёт?

Ксендз:

- Великолепное одеяние, на голове белая шапочка…

Еврей:

- Ну а дальше что?

Ксендз:

- А что дальше? Я же не могу стать Богом!

Еврей:

- А у нас один стал...

Интервью

Писателя Хвостогривова, автора популярных воспоминаний о своих встречах со знаменитыми людьми, трудно застать дома, в тиши рабочего кабинета. Вот и на этот раз наш корреспондент наткнулся на него в подмосковной Балашихе, на презентации точки по торговле бахчевыми. Г-н Хвостогривов с радостью согласился ответить на несколько вопросов, заметив при этом, что вообще-то он прессу не жалует.

Корр.: Г-н Хвостогривов, вы известны читающей публике прежде всего как автор замечательных мемуаров. Вы действительно общались со всеми людьми, о которых пишете?

Х.: Я не общался. Я с ними дружил. И с Иосифом, и с Никитой, и с Лёней... Мы были одна компания, вместе выпивали, дрались, играли в футбол, ухаживали за девушками - тогда это было модно. Я и писать начал только для того, чтобы оградить этих людей от так называемых "друзей", от тех, кто делает деньги на святых именах. В книге "Мой Высоцкий" я много пишу об... не знаю, как их и назвать-то. Например, некто Влади. Да она с Высоцким не была даже знакома, мне Володька сам говорил! Он очень любил меня, ведь я - сейчас об этом уже можно говорить - автор почти всех его песен. И "Баньку", и "Охоту", и... и другие его песни написал я, Володя просто перепел их, я ему разрешил. Он очень тогда нуждался в деньгах. Так же, как и Леннон, об этом я написал в книге "Мой Леннон". Я, кстати, был женат на его сестре.

Корр.: Почему же вы скрывали это?

Х.: Причины я раскрыл в книге "Мой Есенин". Сейчас об этом уже можно говорить - я ведь очень много стихов подарил Серёжке, и про пальцы в рот и чего-то там, про живую старушку и... и другие его стихи. Он очень тогда нуждался в деньгах. Молодые мы были...

Корр.: Но ваше имя практически не известно широкой публике...

Х.: Недавно я написал книгу "Мой Ленин", там я как раз размышляю над этим. Ильич многое дал мне, но, в первую очередь, он научил меня скромности. Я в долгу не остался и - сейчас об этом уже можно говорить – ещё в марте надиктовал ему "Апрельские тезисы". Он очень тогда нуждался в деньгах. Нас познакомила Крупская, я в то время был женат на её сестре.

Корр.: С кем ещё вы были знакомы?

Х.: В книге "Мой Пушкин" я пишу об этом. Ван Гог, Чайковский, Булгаков, Шаляпин, Кеннеди, Фишер... Мы были одна компания, вместе выпивали, дрались, играли в футбол, ухаживали за девушками – тогда это было модно. Петька Чайковский, правда, этого не знал и ухаживал за мальчиками, сейчас об этом уже можно говорить. А в футбол лучше всех играл Ван Гог, однажды в пылу борьбы ему даже оторвали ухо... Помню, как я учил Фишера играть в шашки – он потом, и это известный факт, стал чемпионом мира… А как гениально Шаляпин пел сочинённые мной романсы - и "Баньку", и про пальцы в рот, и... и другие мои романсы. Он очень тогда нуждался в деньгах. Я, помнится, в то время был влюблён, посвятил любимой девушке стихотворение "Я встретил Вас...", Сашка Пушкин увидел, выпросил... Молодые мы были...

Корр.: А много книг вы написали?

Х.: Да, и об этом я рассказал в своей книге "Мой Наполеон". Мы ведь дружили с Боней с детских лет, много разговаривали, спорили... Помню, как я отговаривал его идти войной на Россию, сейчас об этом уже можно говорить... Чем закончился этот поход, можно узнать из моей книги "Мой Кутузов". Наполеон, кстати, всегда нуждался в деньгах. Я был женат на его сестре.

Корр.: С Кутузовым вы тоже встречались?

Х.: Да, с Мишкой мы были как в поговорке - "не разлей водка". Сейчас об этом уже можно говорить. Помню, я звал его "адмирал Нельсон", уже не знаю почему. Когда я рассказал об этом самому Нельсону, он очень смеялся, хотя постоянно нуждался в деньгах. Молодые мы были...

Корр.: А сколько раз вы были женаты?

Х.: Много. Об этом я пишу в своей книге "Моя д'Арк". У нас была огромная, всепоглощающая любовь, но она - сейчас об этом уже можно говорить - трагично оборвалась, сгорела... Я не виню Жанну, это были счастливые годы, но, мне кажется, она больше нуждалась в деньгах, чем во мне. В книге "Моя Клеопатра" я более глубоко раскрываю тему женского непостоянства. Кстати, после смерти Клёпы я женился на её сестре.

Корр. И последний вопрос – ваши планы...

Х.: Я заканчиваю новую книгу воспоминаний под названием "Мой Христос".

Корр.: Вы...

Х.: Да. Сейчас об этом уже можно говорить - я был женат на его сестре. Молодые мы были…