Эй, цыган! (окончание)

Опубликовано: 6 мая 2005 г.
Рубрики:

[Окончание. Начало в № 08 (43) от 22 апреля 2005].

Лучше сорок раз по разу

Цыганский мир и остальное человечество, как вода с маслом, соприкасаются, но не смешиваются. В какой-то степени ромов можно уподобить амишам, для которых есть unser satt Leit — “наш сорт людей” и anner satt Leit — “не наш сорт”. Только амиши свою самобытность сохраняют за счет минимального общения с внешним миром, цыгане, наоборот, активно в него вторгаются, умудряясь оставаться самими собой.

Для цыган внешний мир — гадже (gaje). Запомните это важное слово. Цыганское мировоззрение по отношению к гадже сродни философии крестьянина к барану или чукчи к оленю — они могут любить конкретное животное, но не забывают состричь с него шерсть, снять шкуру и скушать. Гадже для цыган — естественный природный кормилец, но так как он не хочет это делать добровольно, для того и существуют наработанные веками способы отъема “положенного”.

Нельзя сказать, что цыгане враждебны к не цыганам, но относятся к ним, как белые к племенам аборигенов, с чувством снисходительности и превосходства. Обман — естественное состояние цыгана. В тех случаях, когда цыган говорит правду, он клянется жизнью родителей, умершими бабушками-дедушками. Это только для своих. С не цыганами можно безнаказанно клясться чем угодно. Не обманешь — не проживешь, поэтому обман гадже считается не пороком, а добродетелью, а наиболее виртуозные случаи обведения вокруг пальца становятся предметом всеобщего восхищения и подражания. Популярный в свое время фильм о благородном, честном и справедливом цыгане Будулае не более, чем киносказка, “клюква” советского “Голливуда”.

Водораздел между цыганами и гадже касается всех сфер жизни. Главное неприятие: гадже “нечистые” существа. Для того чтобы понять тяжесть этого “обвинения”, надо знать, насколько важное место в жизни ромов играет чистота, не столько в бытовом плане, сколько в метафизическом. Главные разносчики “заразы” — женщины и не цыгане. “Нечистота” цыганок не считается чем-то предосудительным, просто в связи с их физиологическими особенностями: менструациями, беременностями, родами. На сей счет существует целый катехизис, что можно, что нельзя в эти периоды. Например, готовить, мыть посуду. Нашим бы женщинам такие порядки! Когда у девочки наступает первая менструация, с этой поры ее одежда и белье стираются отдельно от детской и мужской.

Мужчины считаются чистыми созданиями, но только наполовину — все, что ниже пояса — “тело второго сорта”. То же самое у женщин. Отсюда у цыган культ чистоты после туалета, чтобы избежать “заражения”. Опять же не в медицинском смысле, а культовом. Другое дело, от “облучения” потом начинаются настоящие болезни. Дети считаются полностью чистыми, поэтому им позволено ходить в коротеньких платьицах и шортах, с достижением половой зрелости эта вольность упраздняется. Мужчины носят только брюки, женщины юбки до пят. В отличие от Джаннет Джексон, цыганка может прилюдно обнажить грудь, и это не считается чем-то эротическим и зазорным, но показ ног — верх бесстыдства.

Самое страшное оскорбление для цыгана, если цыганке удастся махнуть ему по лицу подолом. Он ходит в “чумных”, и ему надо пройти целый комплекс мер по “дезактивации”. Цыгане стремятся снимать жилье, чтобы над ними никого не было. Наверху может жить женщина, и “зараза” от нее будет сыпаться с потолка на несчастные головы всей семьи.

В отличие от цыган, гадже любого пола и возраста нечисты абсолютно, без каких-либо исключений. Поэтому ромы относятся к ним с брезгливостью, но так как без гадже не проживешь, приходится соблюдать технику безопасности. Снимая квартиру или дом, цыгане первым делом красят стены или клеят новые обои, драят углы, особой “дезинфекции” подвергается пол, как главный накопитель заразы. В кафе и рестораны идут, только когда нет выхода. Просят пластиковую посуду. Если одноразовых приборов нет, едят руками. Не моются в городских банях, не купаются в бассейнах и на пляжах, стараются избегать общественных туалетов, безопасней свернуть за угол. После каждого контакта с гадже тщательно моют руки.

Можно подумать, что цыгане такие же чистюли в своем доме. Отнюдь не всегда. Могут бросать объедки на пол вместе с окурками, затем все сметают и выбрасывают на заднем дворе. Им совершенно безразлично, что будет за пределами жилища.

При всей экзотике философии чистоты, реально она является одним из элементов, цементирующих цыганское сообщество и заставляющее держаться друг друга. “Зацикленность” на чистоте диктует свои императивы поведения во множестве ситуаций. Например, чем дольше цыган оторван от своих, тем большую дозу загрязнения он получает и тем труднее ему потом снова влиться в дружный коллектив. Поэтому цыганки рожают дома. Если приходится в госпитале, то мать и ребенок проходят тщательную “санобработку”. Естественно, все личные вещи остаются в больнице, чтобы не принести “грязь” с собой.

Самое страшное для цыгана получить тюремный срок. Опасна не столько сама тюрьма, сколько полное погружение на годы в нечистый мир гадже. При весьма рискованном образе жизни цыган постоянно ходит на грани фола с законом, но и тут ромы нашли выход. Они не совершают крупных преступлений, не убивают, не грабят, специализируясь на мелких правонарушениях, за которые редко грозит тюрьма. Как поется, лучше сорок раз по разу... Но если случается что-то серьезное, на выручку “пострадавшего” община не жалеет ни усилий, ни денег.

Для нормального цыгана есть только две причины для контактов с гадже: экономическая или вынужденная необходимость. Всякое сближение на личной почве осуждается, включая даже школьную дружбу. Гадже для ромов — абсолютный антипод. Любовные отношения с “нечистыми” и брак заканчиваются высшей мерой цыганского наказания: мариме (marime) — временным или пожизненным отлучением.

При всей консервативности уклада цыганские законы допускают различные трактовки и послабления. Например, цыган может жениться на не цыганке, но при всем желании и старании жена до конца жизни будет в общине парией. Если девушка забеременела “на стороне”, родители стремятся, чтобы она оставила ребенка в больнице. Всему этому вполне “разумное”, с точки цыган, объяснение: гадже под боком все равно, что домашний Чернобыль, — источник постоянного загрязнения. В свете этого, смешными кажутся мифы о краже детей цыганами. Зачем им грязные гадже, когда своих чистых не сосчитать!

Цыгане ведут с властями постоянную игру в кошки-мышки. У большинства ромов нет свидетельств о рождении, или наоборот, несколько. В зависимости как это будет выгодно, все имеют минимум два имени и несколько дат рождения. И вообще, чем меньше информации о себе, тем спокойней сон.

Любая работа, когда цыганом командует не цыган, исключается автоматически. Поэтому ромы никогда не работают в одиночку, а только группами, все распоряжения работодатель передает через старшого. Цыган нанимается на работу только в случае необходимости, и только временно. Максимум трудового стажа на одном месте два-три месяца. Ром никогда не работает у рома, наживаться на сородиче противоречит цыганской морали.

По сравнению с цыганами великий комбинатор был жалким недоучкой со своими четырьмястами способами честного отъема денег... У цыган их тысячи. Кроме стандартных магазинных и личных краж, в неизменном ходу гадание и попрошайничество, в сельской местности воровство овощей и фруктов, экспроприация “заблудившихся” кур и гусей... Цыгане на время снимают квартиры, но “забывают” оплачивать счета за телефон и коммунальные услуги. Так же задарма летают. Например, заказывают по новой или украденной кредитной карте билеты на весь кагал из Сан-Франциско на Гавайи. Доставка билетов указывается на временный адрес. Как только билеты получены, цыгане выбрасывают “меченую” кредитку и мчатся в аэропорт. Пока авиакомпании и кредитные компании начнут разбираться в афере, цыгане уже на Гавайях. Так же с машинами. Вносят небольшой первоначальный взнос за новый “Кадиллак”, затем меняют номера и исчезают вместе с автомобилем в светлых далях. Малограмотные цыгане умело находят лазейки в законодательстве, договорах страховых, кредитных, медицинских компаний, в бюрократических лабиринтах госучреждений. Эх, этим людям да образование, цены бы им не было!

 

Ах, свобода моя ненаглядная

Еще один миф о свободолюбивой, вольной и гордой натуре цыган. Это не более, чем внешний антураж: живу, как хочу; делаю, что хочу; еду, куда хочу. На самом деле, в цыганской общине “голос единицы тоньше писка”. Цыган с рождения до смерти повязан со своей общиной тысячью нитей и без нее не может сделать ни шагу. Цыган вообще не бывает один, все время среди родственников и сородичей. Дома, в кочевьях, на приработках, в горе и радости. Оставаться одному для него дико, необычно и экстремально. Цыган — полностью социальное существо.

Вся цыганская жизнь расписана по нотам. Главная партитура — Romania (“путь цыган”) — неписаная конституция, свод моральных правил и норм поведения, высший закон, интерпретируемый старейшинами и цыганскими баронами. Знание Romania — один из весомых аргументов при выдвижении в лидеры общины.

Поскольку цыганская жизнь протекает на виду, и каждый повязан со всеми, общественное мнение является мощным социальным фактором. Цыгане чутко реагируют на сплетни и слухи, моментально мотая негатив на ус и делая выводы. Простые споры внутри фамилии или кумпании обычно разрешают старейшины или цыганские бароны, посложней — на совете “аксакалов” (diwanya), серьезные или криминальные — на цыганском трибунале (kris). Судебные процессы — открытые, приговоры окончательные и обжалованию не подлежат. Неисполнение грозит общественным остракизмом, поэтому никто не рискует игнорировать решения “судебных инстанций”.

Кроме того, виновная сторона оплачивает “судебные издержки”: аренду помещения, путевые расходы (в случае споров между двумя “кумпаниями”), выпивку и закуску для судей, угощение для публики. Набор наказаний невелик: либо денежные компенсации, либо временное или постоянное исключение из общины мариме. Для цыгана страшнее зверя нет, отлученный становится на одну доску с гадже, высший позор для рома. Мало того, что он выбрасывается из общины “без выплаты выходного пособия”, его личный позор ложится еще на семью, порой на несколько поколений вперед. Сталинская формула “сын за отца не отвечает” в цыганских общинах не работает.

Как и во всей цыганской психологии, их отношения с религией и Богом трудно поддаются четкому определению. Приблизительно религию ромов можно назвать христианской, но с цыганскими фокусами. Цыгане верят, что их предки жили в Израиле с незапамятных времен. В “доказательство” приводится популярная легенда. Когда римляне решили распять Христа, то приказали цыгану-кузнецу отковать для казни пять больших гвоздей — четыре для рук-ног, пятый — для сердца. Цыган пытался отказаться, но его под кнутами заставили выполнить работу. Когда Христа стали казнить, кузнец незаметно проглотил пятый гвоздь. За этот подвиг Бог возлюбил цыган и покровительствует им до сих пор.

Так как большая часть цыганской истории прошла в католических странах, ромы считают себя католиками. Но католики они малость странные — с еврейскими прибамбасами. В сексуальной жизни они следуют еврейским ортодоксальным правилам. Секс разрешается только через семь дней после менструации и до начала следующей, в остальное время супруги спят врозь. Как и евреи, цыгане монотеисты, делают обрезания, негативно относятся к охоте как к убийству животных не из необходимости, а ради развлечения. Этот императив переносится и на людей. Наверное поэтому, несмотря на приписываемую им вспыльчивость и необузданность, ромы очень редко замешаны в убийствах, и за всю историю ни разу не воевали.

Цыгане носят кресты, в домах висят распятия, картинки с Иисусом и девой Марией, но в церковь ходят редко, в основном, по большим праздникам. И даже попадая в собор, не молятся, не причащаются, и вообще, минут через пять норовят улизнуть со службы. К монахам и ксендзам относятся с подозрением, поскольку те соблюдают целибат, что противоречит природе человека.

Вместе с тем у цыган в особом почете православный св. Георгий. И вообще, они обожают праздники, не брезгуя ни католическими, ни православными, Рождество и Пасху отмечают по двум календарям. Светские день Благодарения и Новый год у них почему-то считаются религиозными.

Все это присущий ромам камуфляж. Настоящая религия цыган близка к языческой — вера в духи предков и привидения. Духи ведут цыган по жизни, направляя на добрые дела и удерживая от дурных. Естественно, в цыганском понимании. Особенно ярко языческие корни проявляются на похоронах. На процессию приходят сотни людей. Каждый визитер персонально “прощает” умершего — это поможет тому войти в загробный мир умиротворенным. А чтобы переход из одного мира в другой был не столь трудным, кандидату в будущие духи кладут в гроб деньги (только новыми купюрами — не дай Бог, гадже испачкали!), сигареты, виски, женщинам — украшения и драгоценности.

 

Снился мне сад в подвенечном уборе

Таких отношений между полами, как у цыган, нет ни у одного народа мира. В системе цыганского мироустройства женщина, пожалуй, самый важный элемент. Цыганка живет в системе парадоксов. С одной стороны, все держится на ее плечах; с другой, в силу своей физиологии, она особое существо с массой ограничений в семье и общине. Цыганка сравнивается с мужчиной только к старости.

До подросткового возраста у детей нет никаких ограничений. Мальчики и девочки играют вместе, хороводят компании, дерутся и дружат. Одеваются как их американские сверстники: майки, шорты, кроссовки. Как и все в фамилии или кумпании, рано начинают зарабатывать. Цыганки любят брать детей “на дело”. Они вертче и шустрее взрослых при кражах и, главное, неподсудны в силу возраста. Хороший детский бизнес — нищенство. Порой дети-попрошайки “зарабатывают” больше взрослых. Правда, денег они не видят, все идет в общий котел семьи. Цыганский ребенок, не умеющий лгать, быть изворотливым и хитрым, считается тупым и безнадежным.

С первой менструацией у девочек заканчивается детство, у мальчиков чуть позже. С этого момента жизнь подростков разделяется и движется параллельно. Девочки живут в женском мире, мальчики — в мужском. Для девочек переход особенно болезненный: вчера была почти полная свобода, сегодня масса ограничений. В одежде, внешнем виде, поведении. Вопреки легендам цыганская личная жизнь очень целомудренна, как и мифы о безумных цыганских страстях.

Таковые пресекаются на корню ранними браками. Браки — прерогатива родителей, и вопрос о женитьбе-замужестве сыновей-дочерей встает одновременно с их половым взрослением. Средний возраст брачующихся 15-17 лет, но не редкость еще более ранние браки, порой в 11-12 лет. Женихов-невест приглядывают у себя в таборе или едут в другие кумпании. В первую очередь принимается во внимание принадлежность к “приличной” витса или кумпании, состоятельность семьи, ее репутация (цыганский беспроволочный телеграф работает безотказно), сплетни и слухи о кандидате.

Особые требования к девушкам, но достойная невеста и хороших денег стоит. От пяти до пятидесяти и больше тысяч. Суммы большие, и порой деньги на калым копятся чуть ли не с рождения будущего жениха и всей семьей. Можно себе представить ситуацию, когда растут 4-5 сыновей! Размер калыма зависит от многих составляющих: богатства родителей жениха, возраста и здоровья невесты, ее шустрости. В цене — агрессивные крикливые девушки, женщина — главный добытчик в цыганской семье, и нерасторопная жена-тихоня будет держать мужа и детей в черном теле. Девственница стоит дороже, особые надбавки за красоту или необычность во внешности, например, светлые волосы или голубые глаза. Как только родители ударяют по рукам, всем сообщается о состоявшемся сватовстве, а там и свадьба не за горами.

О пресловутой цыганской романтике при звездах и луне не может быть и речи. Начиная с подросткового возраста, юноши и девушки общаются между собой только группами, о любовных свиданиях знают только из фильмов. У цыган таковых просто нет. Да они просто и не успевают пройти через любовные страдания — едва возникший интерес к противоположному полу завершается ранним браком. Минус цыганских марьяжей — примерно половина союзов приходится на родственные браки, главным образом, между кузенами-кузинами, дядьями-племянницами.

Однако при выборе женихов-невест родителями дети не остаются совсем безучастными. Они имеют право три раза отказаться, либо сделать прозрачный намек на желательную кандидатуру, но на четвертый их уже никто не будет спрашивать. Свадьба проходит три дня, без священников и официальной регистрации ввиду несовершеннолетия брачующихся. Первые две ночи молодые спят раздельно и только на третью вместе. Как и в старых русских деревнях простыни выставляют на всеобщее обозрение. Если невеста окажется не девственницей, ее не выгоняют из дома, но отношения с родителями мужа будут непростыми. Особенно со свекровью, с которой ей надо будет не только жить, но и добывать хлеб насущный. Старые и молодые цыганки из одной семьи обычно работают, гадают и воруют вместе. И вообще, положение молодой женщины в доме мужа незавидно. Она должна обеспечивать семью, услуживать всем, ей никто. Медового месяца у цыган не бывает, и сразу после свадьбы начинается обычная жизнь.

Подчиненность невестки продолжается, пока она не нарожает три-пять детишек, тогда молодые могут думать о самостоятельности. С каждым новым ребенком рейтинг невестки повышается. Бездетная женщина вправе рассчитывать на усыновление пары детишек от своей сестры или сестры мужа. Супружеские измены редкость, так как жизнь на виду. Разводы не приветствуются, но и не слишком осуждаются. В случае развода по вине мужа, он должен возместить семье жены компенсацию за ее “амортизацию” и потерянную невинность. Если виновна жена, возвращается калым — полностью или частично. Статус разведенной вовсе не означает обретения цыганкой личной свободы. Просто из-под контроля семьи мужа она возвращается под контроль родителей.

Цыганка — кормилица семьи. Женщина, неспособная обеспечить семье достойный уровень жизни, считается плохой женой. Главное занятие цыганок — гадание. Ему учат с малых лет, но цыганки никогда не гадают друг другу. Секреты профессии в наблюдательности. Цыганки — прекрасные психологи, и мгновенно оценивают социальное положение клиента, семейный статус, черты характера и умело на этом играют. Кроме ворожбы, основные занятия — продажа цветов, сувениров, цыганских поделок, спекуляция, аферы, мелкие кражи. Не исключается и честный труд на каком-нибудь подряде, будь это конвейер или плантация. Как и мужчины, цыганки никогда не работают в одиночку и только с женщинами.

Хотя муж — глава дома, но его экономическая роль вспомогательная. Даже вэлфер ему выбивает жена. Это не означает, что цыганские мужчины отпетые тунеядцы. По большей части они зазывалы и “промоутеры” своих жен и дочерей, и в перерывах между подвернувшимися “халтурами” нередко присматривают за малолетними детьми и внуками. Из рабочих профессий цыгане предпочитают кузнечные, медные, смолят крыши или кладут асфальт.

Сильная, агрессивная, выносливая жена — главное богатство цыгана, которое он не слишком ценит. На празднествах за столом могут сидеть только мужчины, женщины стоят и довольствуются тем, что перепадет со стола. Мужчины редко говорят с женщиной дольше нескольких минут, это унижает их достоинство. Женщина достигает полного равноправия только к старости, к которой у цыган почтительное и трепетное отношение. Власть стариков огромна, и даже 30-40-летние дети не смеют перечить старшим. Дети и внуки — цыганская пенсионная система и гарантия обеспеченной старости. У цыган вообще нет понятия пенсии. Каждый член семьи, пока в состоянии, выполняет посильные возрасту и здоровью обязанности.

...Цыганская социальная система взаимовыручки, принципа “все за одного”, философия изоляции от остального мира, жизнерадостность, динамичность, приспособляемость, изобретательность помогла этому удивительному, яркому и не похожему ни на кого народу прожить на Земле двенадцать столетий. И как ни относись к ромам, Бог наверное знал, зачем создавал цыган, и не нам с ним спорить.