«Личная идеология» Сильвана Томкинса

Опубликовано: 2 июня 2015 г.
Рубрики:

Психология личности

Существует как минимум три уровня идеологии: общественный, групповой, личный – персональный.

Личная, или персональная идеология (англ. personal ideology), – это ваша философия жизни, о которой вы всегда можете сказать: «Такова моя философия», «Я не сделаю этого никогда, потому что…», «Я поступлю именно так и только так, потому что…».

Впервые термин «личная идеология» был введен американским психологом Сильваном Соломоном Томкинсом (1911-1991).

Томкинс – один из тех пионеров-психологов, кто стал исследовать психологию эмоций. Без него не было бы Пола Экмана, его ученика. Метод Экмана известен российскому читателю по книгам «Психология лжи» и «Психология эмоций», а зрителю – по сериалу «Обмани меня» (или «Теория лжи») с Тимом Ротом в главной роли.

Томкинс в России почти неизвестен, хотя и упоминался в русскоязычной версии сериала «Элементарно», а именно в словах Шерлока Холмса, адресованных доктору Джоан Ватсон: «Ватсон, как говорил великий исследователь личности Сильван Томкинс, человеческое лицо - как пенис». Соответственно, в американской поп-культуре, а тем более в науке, Томкинс известен и уважаем. Конечно, Томкинс – не Фрейд и не Карл Роджерс. Почему? Потому что он, занимаясь прикладными исследованиями, сам их не практиковал в качестве психолога-консультанта. На эту стезю вступил упомянутый Экман.

Так или иначе, Томкинс был отличным исследователем и теоретиком. Более всего он знаменит теорией аффектов и теорией сценариев; и именно он ввел термин «личная идеология» в научный обиход.

Что такое личная идеология?

Личная идеология – это персональная философия; это сочетание биологических и социокультурных факторов, влияющих на ценности индивида. Личная идеология – это философия жизни конкретного человека. Это верно, но этого недостаточно. Это определение Томкинса требует дополнения.

Личная идеология, где она находится?

Очевидно, что личная идеология находится в личности, «внутри» человека. Но как и за счет чего она проявляется? Слово «идеология» является соединением таких понятий, как «идея» (прообраз) и «логос» (учение, разум, речь). Личная идеология – это единение разума и эмоций, а внутреннее общение - внутренние диалоги человека с самим собой.

Человек, теряющий контроль над внутренней речью, либо становится физически слаб, либо – в крайнем случае – сходит с ума. Вспомним патологические предбезумные размышления подпольного человека у Достоевского: «Свое собственное, вольное и свободное хотенье, свой собственный, хотя бы самый дикий каприз (курсив мой – А.В.), своя фантазия, раздраженная иногда хоть бы даже до сумасшествия, – вот это-то все и есть та самая, пропущенная, самая выгодная выгода, которая ни под какую классификацию не подходит и от которой все системы и теории постоянно разлетаются к черту. И с чего это взяли все эти мудрецы, что человеку надо какого-то нормального, какого-то добродетельного хотения? С чего это непременно вообразили они, что человеку надо непременно благоразумно выгодного хотенья? Человеку надо – одного только самостоятельного хотенья, чего бы эта самостоятельность ни стоила и к чему бы ни привела».

Выдающийся отечественный психолог Лев Семенович Выготский ввел в научный поле такой термин, как «внутренняя речь». По мнению ученого, внутренняя речь возникает из разговора ребенка с самим собой вслух во время игры. Постепенно, становясь старше, ребенок начинает проговаривать слова про себя. Следует подчеркнуть, что внутренняя речь – это речь не только про себя, но и для себя, для блага собственной души.

Внутренняя речь и личная идеология – термины означающие не одно и то же, однако они весьма близки по своему смысловому наполнению. В некотором смысле, личная идеология или личная философия – это более развитая форма внутренней речи. Идеология и философия говорят о ценностях. Внутренняя речь просто говорит.

Несколько слов о реальном и виртуальном одиночестве

В самых различных ситуациях, человек может оказаться наедине с собой. Это одиночество может быть как реальным, так и виртуальным. Реальное одиночество – это когда человек закрывается в комнате и обдумывает ключевое решение. Быть в коллективе, при этом погрузившись в себя, – это виртуальное одиночество, т.к. в физической реальности индивид не одинок, рядом присутствуют другие.

Вопросы, страхи, решения

Как в реальном и виртуальном одиночестве не зависнуть и не впасть в ступор? Как выдержать давление одиночества? Как погрузиться в «неведомую глубь» собственного сознания и подсознания, не заблудившись при этом? Как вынести страх от осознания своей ответственности, нагрузки от принятия жесткого решения? Уместно вспомнить экзистенциальную тоску человека в рассказе Андрея Платонова: «Альберт (на его месте может быть любой: Петр, Борис, Иван, Мария, кто угодно – А.В.) открыл глаза – сначала один глаз, потом другой – и увидел все в мире таким неопределенным и чужим, что взволновался сердцем, сморщился и заплакал, как в детском ужасающем сновидении, когда вдруг чувствуется, что матери нету нигде и вставшие мутные предметы враждебно двигаются на маленького зажмурившегося человечка». В этих ситуациях помогают внутренние диалоги, умение работать с собственными ценностями, управлять своей личной идеологией, персональной философией.

Личная идеология – это общество и культура в голове человека. Общественные ценности, нормы культуры и правила поведения в группе, находясь внутри человека трансформируются в нечто свое, интимно-личное, субъектное, человеческое, в то, что вы именуете «моя философия».

Счастье и несчастье

Не следует думать, что человек становится недвижимым существом во время разговора с собой. Он вполне активен, он движется, заряжаясь идеей. Заряд может быть позитивным или негативным. Вспомним трагикомичную историю чиновника Червякова, которую описывает Чехов. Жил да был чиновник Червяков, ходил в театры. Как-то раз довелось ему в театре чихнуть. Червякову показалось, что чихнул в лысину начальнику (генералу). Извинился. Много раз извинялся. Был прощен. Но решил, что извинился недостаточно. Извинился еще раз. Не один день извинялся. Так достал Червяков генерала, что тот молвил: «Да вы просто смеетесь, милостисдарь!» А чиновник про себя думает: «Какие же тут насмешки?.. Вовсе тут нет никаких насмешек! Генерал, а не может понять! Когда так, не стану же я больше извиняться перед этим фанфароном! Черт с ним! Напишу ему письмо, а ходить не стану! Ей–богу, не стану!»

Чехов показал нам выразительный пример того, как личная идеология разрывает, душит, разъедает маленького чиновника, а потом и доводит до смерти...