У олигархов теперь есть свои армии

Опубликовано: 1 июля 2014 г.
Рубрики:

Министерство обороны нашего ОАО предупреждает...

Сиюля 2014 года в России вступает в силу закон № 75-ФЗ, разрешающий «Газпрому» и «Транснефти» создавать батальоны и полки ведомственной охраны.

Все произошло тихо, практически незаметно. Совсем не так, как 6 лет назад, когда кипели страсти, бурные протесты.

Тогда, под видом поправок в закон «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» и в закон «Об оружии», охранникам «Газпрома» и «Транснефти» разрешили «использовать и применять служебное оружие и спецсредства для обеспечения сохранности продукции, поставляемой для федеральных государственных нужд».

Многие депутаты возмутились.

«Происходит нечто страшное — создаются частные армии, подконтрольные только хозяевам компаний. А если хозяевами компаний станут иностранцы? Против кого будут нацелены эти вооруженные формирования? Эти армии не подчиняются государству, численность не регламентируется, про ограничение на их вооружение ничего не известно. Налицо создание новых полицейских структур», — говорил депутат Анатолий Локоть (КПРФ).

Его поддержал депутат от «Справедливой России» Геннадий Гудков: «Если идти по предложенному пути, то мы скоро получим десяток армий — Сбербанка, РАО ЕЭС, РЖД и других не менее авторитетных и денежных структур... Теперь Госдума — это не только канцелярия правительства, но и организация, обслуживающая интересы «Транснефти» и «Газпрома».

На их сторону впоследствии, при обсуждении в Совете Федерации, встал и тогдашний глава верхней палаты Сергей Миронов: «Все стратегические компании начнут создавать свои вооруженные формирования, а в условиях криминальной России это крайне опасно, кончится тем, что начнут разрешать пушки. Достаточно только лазейки в законе».

Однако поправки приняли большинством голосов «Единой России» и ЛДПР.

А сейчас уже никто против не выступил. Присутствовало 426 депутатов. «Против» — 0. Между тем принят принципиальный законопроект о наделении служб безопасности двух частных корпораций правами ведомственной охраны.

До сих пор создавать ведомственную охрану имели право только федеральные органы исполнительной власти. В специальном законе перечислены 15 ведомств. От министерства обороны и МЧС до «Росатома» и «Ростехнологии».

А теперь — еще и две частные компании.

Чем отличаются права сотрудника службы безопасности частной компании от прав сотрудника ведомственной охраны при системе исполнительной государственной власти? Об этом откровенно доложил заместитель министра энергетики Юрий Сентюрин — ведь законопроект предложило само правительство, исполнительная власть. Так сказать, радетели, лоббисты. Понятно, выйди главы компаний Миллер или Токарев — не тот эффект, «частники», а здесь — правительство! Вроде как государственное дело.

«При приобретении ими статуса работников ведомственной охраны полномочия работников расширяются, в частности, за счет получения ими следующих прав: проверять документы, производить личный досмотр и досмотр транспортных средств, осуществлять административное задержание лиц», — говорил замминистра.

А содокладчик Павел Завальный, фракция «Единая Россия», добавил: «Также необходимо законодательно закрепить за охранниками комплекс прав и обязанностей, связанных с использованием ими оружия и специальных средств».

То есть частники получат права государственных силовых структур: использование оружия и спецсредств, проверка документов, личный досмотр, обыск машин. А как это будет юридически оформляться? Ведь при обыске-досмотре должны быть понятые-свидетели: вдруг вам что-нибудь подложат. Кто составит протокол обыска? И какой статус будет иметь в суде бумага, написанная, по сути, частными охранниками? Такую же доказательную силу, как протокол обыска прокуратуры, МВД, СК, ФСБ?

Депутаты таких конкретных вопросов не задавали. Но интересовались общими положениями.

Анатолий Локоть: «Как будет обеспечиваться контроль за применением этого оружия, за действиями этих структур и о каком количестве вот этих, ну, назовем их условно, охранников идет речь?»

Ему ответили: всего 35 тысяч, и контролировать их будет закон и только закон.

Илья Пономарев, фракция «Справедливая Россия»:

«Газпром» наполовину принадлежит иностранным гражданам, и вы предлагаете этим законом создать в том числе и иностранную армию на территории Российской Федерации. Не целесообразнее было бы укрепить обычные полицейские силы, обычную вневедомственную охрану для того, чтобы они осуществляли эти функции?»

Ему ответили: это позволит значительно повысить эффективность защиты стратегических объектов производственно-технологического назначения, и все будет контролироваться законом.

Депутат Олег Нилов, «Справедливая Россия»:

«Две полноценные дивизии получают статус, получают оружие, получают полномочия осуществлять административное задержание и так далее, а подчиняются эти дивизии кому? И будут ли они подчиняться не только руководству «Газпрома»»?

Ему ответили: прежде всего они подчиняются и должны подчиняться законам, которые регламентируют их деятельность.

Любознательные депутаты удовлетворились ответами. И проголосовали единогласно «за».

82 года назад, 7 августа 1932 года, в СССР был принят Закон об охране государственного имущества, который в народе называли «законом о колосках». По нему за хищение государственной собственности полагался расстрел с конфискацией имущества либо 10 лет лагерей.

Цитата из спецсводки НКВД по Краснодарскому краю. «В колхозе «Пролетарская диктатура» группа объездчиков обнаружила в поле 5 женщин, срезавших колосья пшеницы. При попытке к задержанию женщины побежали в разные стороны. Охрана дважды выстрелила из дробовиков. Одна из бежавших колхозниц тяжело ранена (умерла через несколько часов), вторая, единоличница, получила легкое ранение».

Только за пять месяцев 1932 года расстреляли 2 тысячи 100 человек и 52 тысячи 900 бросили в тюрьмы.

Так государство защищало свое имущество. В хрущевские и тем более брежневские годы «за колоски» не сажали. Но по советскому уголовному кодексу, принятому в 1961 году, кара за хищение «социалистической собственности» была суровее, чем за убийство частного лица. Последним эхом стал расстрел директора московского Елисеевского гастронома в декабре 1984 года — в правление генсека Черненко.

Сейчас государство с таким пылом не защищает свою собственность. А охрану собственности крупных корпораций передоверяет тем, кому отдало-подарило народное имущество.

Можно предположить, что где-то в сибирских краях злоумышленники врежут кран в нефтяную трубу. Их застанут на месте преступления. Они побегут, как те женщины, что 82 года назад срезали колоски на полях колхоза «Пролетарская диктатура». И что, газпромовские «объездчики» откроют огонь? И кого-то убьют?

Сравнение вроде бы хромает на обе ноги. Разве можно сопоставлять голодающих людей с потенциальными похитителями нефтепродуктов, хорошо организованными, оснащенными техникой и транспортом, попросту говоря — бандитами-грабителями? Но, но, но...

Суть внутреннего протеста в том, что мы признаём только право государства на законное насилие, вплоть до убийства. Но не право охранников из акционерных обществ господина Миллера и господина Токарева. А завтра к ним присоединятся другие. Чем они хуже?

К чему приведет появление десятков, а там, глядишь, сотен тысяч вооруженных людей, имеющих право применять оружие? Оно ведь, это право, пьянит.

Представим: идут по таежным просторам туристы. Чувствуют себя робинзонами. Их останавливает охрана, заподозрив, что в рюкзаках взрывчатка. Как развернутся события? Ребята грамотные, но о тихо принятом законе даже они не слышали. И говорят, что требовать документы имеют право только представители государственных силовых структур, да и то в исключительных случаях, как прописано в законе о милиции. А уж личный досмотр! Во что выльется конфликт?

Можно сказать, что государство расписывается в своем бессилии. Полиция, внутренние войска и другие внутренние силовые структуры — сколько у нас там миллионов вооруженных мужчин? И еще вневедомственная охрана — структурное подразделение МВД, 350 тысяч вооруженных бойцов.

Но вполне возможно, что я не прав. Может, это вовсе не признание государства в своем бессилии. А совершенно новое явление. Продукт слияния государства и бизнеса. Когда чиновник хочет иметь олигархические деньги (чем он хуже, почему он должен сидеть на зарплате, держа в руках ресурсы страны?), а олигархи хотят иметь государственную власть. Вот они и делятся друг с другом полномочиями и ресурсами.

Типа ЗАО — Закрытое акционерное общество в масштабах нашей страны.