Демократия и свобода в России и прилегающих странах

Опубликовано: 1 июля 2014 г.
Рубрики:

Интервью с Арчем Паддингтоном

12-го июня одна из ведущих в мире правозащитных организаций Freedom House опубликовала свой очередной ежегодный отчет о состоянии демократических свобод в 29-ти странах Центральной Европы, Балканского полуострова и бывших республиках Советского Союза. Арч Паддингтон, заместитель директора Freedom House, руководивший работой авторского коллектива, подготовившего отчет, ответил на несколько наших вопросов.

— Если взглянуть на ваш отчет, то создается впечатление, что Россия не только сама теряет очки как демократия, но и тянет вниз демократический рейтинг своих соседей. Верно ли это?

— Да, абсолютно верно. Мы наблюдаем убывание демократических показателей по всему периметру границ России: в Казахстане, Беларуси, Украине — происшедшие в Киеве события ноября-декабря 2013 года лишь частично были отражены в отчете, — в Азербайджане, Центральной Азии. Единственным исключением на постсоветском пространстве последние несколько лет была Грузия. И мы видим, как соседи России вдохновенно перенимают ее новации, направленные на ограничение политических свобод граждан. Это, например, законы о НКО как «иностранных агентах» или нашумевшие антигейские постановления, принятые или рассматриваемые в пророссийской Киргизии и в прозападных Молдове и Латвии.

— Freedom House аттестует Россию по абсолютной шкале, по которой вы аттестуете любую другую страну, претендующую на то, чтобы называться демократической. Такими «уцененными» категориями, как «управляемая» или «суверенная» демократия, вы не пользуетесь, правильно?

— Мы не причисляем Россию вообще ни к каким демократиям. Демократия, как минимум, должна проводить честные выборы, чего в России нет, ибо серьезным конкурентам власть, так или иначе, перекрывает кислород. И демократия не может сужать поле свободы слова и политического самовыражения. Этот зажим сейчас охватил и ресурсы интернета, если они хоть в какой-то степени настроены критически к режиму.

— Какие еще слагаемые образуют составляемый Freedom House демократический рейтинг стран мира?

— Это уровень коррупции, который, кстати, высок не только в СНГ, но и в посткоммунистической Центральной Европе и на Балканах, хотя в России и в ряде других государств Евразии он достигает критического размаха. Мы оцениваем демократии также по таким критериям, как прозрачность центральных, региональных и местных органов власти, честность выборов.

— Вы называете Владимира Путина изобретателем новых орудий авторитарного правления. Что вы имеете в виду?

— Возьмем, к примеру, свободу политического самовыражения. В советские времена государство напрямую владело всеми СМИ и контролировало их содержание посредством цензуры. В современной России формы собственности СМИ номинально разные, но Путин благодаря административному ресурсу сумел поставить все основные средства информации, не принадлежащие государству, под контроль своих олигархов. Следует признать это своего рода политическим новшеством по сравнению с классической тоталитарной моделью. Чего Путин добился, сохранив многие СМИ в частных руках, это профессионально более высокого качества контента и увлекательной манеры подачи. Что, в свою очередь, резко повысило авторитет проправительственных источников информации в народе, который в последние годы советской власти полностью утратил доверие к скучнейшей официозной пропаганде. Я бы также сказал, что Путин — один из первых современных правителей, который, не прибегая к физическому насилию, а только с помощью юридических и финансовых мер, показал, как нейтрализовать влияние на общество альтернативных структур в лице неправительственных организаций и лишить их возможности заниматься политической работой.

Е. Аронов: И эти умения и навыки позволили Путину укрепить и приумножать свою власть и престиж, упрочить стабильность режима, не возрождая при этом практику массовых репрессий. Они снискали ему большое уважение среди автократов Евразии, желающих выглядеть хотя бы минимально приемлемыми в глазах западных коллег. Они сделали путинскую Россию в их цеху образцом для подражания, что, естественно, привело к падению демократического рейтинга стран региона, — подчеркивает Арч Паддингтон.

— А насколько низко скатилась сама Россия в демократической табели о рангах, составляемой Freedom House? До уровня Туркмении или Узбекистана?

— Нет, ситуация не настолько катастрофическая. Россия находится примерно на том же уровне, что Казахстан, может быть, Азербайджан. Чуть выше Беларуси и выше Узбекистана. Этот процесс убывания демократического рейтинга начался в первый же год прихода Путина к власти и протекал планомерно, без форсажа, первые 12 лет его правления. С началом третьего срока президентства Путина откат России от демократии ускорился. И точно такая же тенденция просматривается в Казахстане, Беларуси, Азербайджане и так далее.

Е. Аронов: Из охваченных исследованием 29-ти стран Центральной Европы, Балкан и бывших советских республик 16 в прошлом году растеряли демократические баллы, 8 сохранили прежний рейтинг и только 5 улучшили свои показатели.