Кто ещё хочет понять русскую душу?..

Опубликовано: 15 июня 2014 г.
Рубрики:

Театр им Вахтангова в Нью-Йорке

Московский театр имени Вахтангова приехал в Нью-Йорк со спектаклем «Евгений Онегин». Краткосрочные гастроли проходили в рамках ежегодного фестиваля русского искусства «Вишнёвый сад». Спектакль был показан на сцене нью-йоркского Сити-центра и шёл с английскими субтитрами. Впрочем, как мне показалось, зал был заполнен процентов на 90 русскоязычными зрителями, эмигрантами из России и других стран бывшего СССР.

Первым разочарованием был вкладыш в театральной программке. Сообщалось, что роль старшего Евгения Онегина будет играть артист Алексей Гуськов, а не артист Сергей Маковецкий, которому, по состоянию его здоровья, врачи запретили лететь самолётом. О том, что Маковецкий не играет, устроители гастролей явно знали заранее, но публику держали в неведении. А часть публики купила билеты в расчете увидеть именно Маковецкого.

Пушкинский роман в стихах «Евгений Онегин» на драматической сцене — явление редкое и, надо сказать, рискованное. Но главный режиссёр театра Римас Туминас пошёл на риск, написав инсценировку и театрализовав знаменитое произведение. Постановка была признана лучшей в театральном сезоне и получила премии «Хрустальная Турандот», «Золотая маска», «Гвоздь сезона». Критики в России с восторгом писали, что «Спектакль Римаса Туминаса разрушает стереотипы, он, как всегда, авторский... «Ещё цитата: «Своим спектаклем он разрушаем «хлам воспоминаний» ранее увиденного и прочитанного. Он открывает новый смысл в характере и сюжете. Кто герой этого романа — Онегин? Конечно же Татьяна, «Татьяна — русская душою...”. Её русскость в органичном слиянии с природой, обычаями, искренней задушевности, простодушном бесстрашии”.

А, мол, этот европеизированный Онегин не разглядел, не понял русской души Татьяны. Как сегодня не понимает этой души Европа, не говоря уж об Америке.

На нью-йоркской пресс-конференции, посвящённой гастролям, актёр Алексей Гуськов выразил уверенность, что американцы придут на вахтанговского «Онегина» из интереса к «русской душе», к русской «удивительной культуре и нации”.

Надо сразу сказать, что спектакль Туминаса не привлёк американского зрителя. Хотя рецензии в американской прессе были положительные.

Театр привёз 45 артистов! Это очень дорого. Впрочем, на окупаемость гастролей вряд ли кто-то рассчитывал. Видимо, перед театром была поставлена иная задача. В нью-йоркской программке стояла такая фраза: US Tour is supported by the Ministry of Culture of the Russian Federation. Перевод вряд ли требуется.

А теперь — о своих собственных впечатлениях. Могло показаться, что постановка в чём-то соответствует стилистике «Принцессы Турандот» — много музыки, много красивостей. Но «Онегин» не Турандот, а Пушкин не Карло Гоцци. Могло также показаться, что в режиссёрской трактовке Туминаса герои пушкинского романа в стихах — это тени прошлого, привидения, и подтверждение этого — девушки в белых одеяниях, изломанно танцующие, как тряпичные привидения, украшающие американские дома во время Хэллоуина. А может быть это марионетки, которыми управляет некий кукольник? Подождите, но ведь это уже было у того же Туминаса в его постановки пьесы Чехова «Дядя Ваня» в том же театре Вахтангова!.. Если у него Пушкин и Чехов решены в одном ключе, значит, видимо, режиссёр хочет раскрыть не автора, а показать себя. Но если режиссёр хочет раскрыть своё «Я», для этого не обязательно брать Пушкина. Потому что в Пушкине надо раскрывать Пушкина, а не себя, «Пушкина в себе, а не себя в Пушкине», перефразируя известное высказывание Станиславского. Если режиссёр хочет разрушать, то зачем же Пушкина? Есть авторы, более достойные разрушений. Осовременивание классики? Язык Пушкина уже настолько осовременили, что русских, грамотно говорящих на родном языке, можно теперь найти разве что в дальнем зарубежье. Актёры часто «грузят» фразу, играют слова, в одной фразе делают несколько слов главными, из-за чего мысль теряется, но появляется излишняя театральность. Впрочем, когда Людмила Максакова произносит текст по-французски, это не так заметно. Ей бы с её трубным голосом вообще всегда говорить только по-французски!..

Из этого хора приятно выделялся Алексей Кузнецов, игравший отца семейства Лариных. Его речь была чистой, московской, ясной, с сохранением ритма пушкинского стиха. К достоинствам постановки можно отнести декорации художника Адомаса Яцовкиса. Надо отметить и то, что режиссёр верно передал ироничность, насмешливость Пушкина. Но и в этом есть перехлёст в мимических сценах, в которых режиссёр уже не иронизирует, а комикует. Краски слишком жирные: много масла, а хотелось бы акварели...

И всё же Туминас вместе с театром добился главного: захотелось поскорее уйти со спектакля, найти дома в электронной онлайновой библиотеке или в книжном шкафу Пушкина и перечитать «Евгения Онегина».