Уроки сопротивления литовцев советской оккупации Литвы

Опубликовано: 2 декабря 2014 г.
Рубрики:

В нью-йоркском кинотеатре "Синема Вилледж" прошла прьемьера полнометражного документального фильма "Невидимый фронт" (The Invisible Front). В фильме с помощью документов, кадров кинохроники и интервью рассказано о вооружённой борьбе литовцев за независимость своей страны с 1940-го до 50-х годов. Авторы фильма - Джонас Оман и Винкас Сруогинис. Продюсер - Марк Джонстон. Как пишут американские рецензенты, фильм привлёк особое внимание в связи с нынешней ситуацией на Украине. На Западе, в частности, в США история литовского сопротивления советской оккупации мало известна.

В 1940-м-41 годах литовцы оказали очень слабое сопротивление вошедшим на их территорию советским войскам. Но немецких солдат встречали в Литве как освободителей. Однако Германия не признала Литву независимой, включила её в состав Третьего Рейха, и отношение к литовцам было не такое, как к латышам и эстонцам, которых Германия считала арийцами. Литовцы же были слишком близки к Польше, и они были не протестантами, а католиками.

Когда в 1944 году Красная армия вернулась в Литву, там было организовано довольно серьёзное сопротивление - сначала открытое, а затем партизанское. Отряды сопротивления вошли в историю как "Лесные братья", против которых Советская власть проводила карательные операции под кодовым названием "Невидимый фронт" или "Незримый фронт". Одним из руководителей литовского сопротивления был архитектор Юозас Лукша. В 1947-48 году он бежал в Париж, вошёл в контакт с французской разведкой и ЦРУ. Позднее написал мемуары под названием "Борцы за свободу". Вскоре после женитьбы на участнице литовского сопротивления Нийоле Бразенайте, ему пришлось вернуться на родину для продолжения борьбы. Его выдали свои, литовцы, и он был расстрелян. История этого человека легла в основу фильма, в котором использованы материалы из его книг, письма к жене, воспоминания вдовы и участников или свидетелей сопротивления, а также историков, членов правительств, сотрудников ЦРУ.

- С одной стороны можно понять литовцев, которые стремились к независимости. Но средства достижения этой цели, порой, были слишком похожими на карательные операции германских и советских органов. "Лесные братья" уничтожали своих земляков-литовцев, которых обоснованно или не обоснованно подозревали в сотрудничестве с советской властью. Жертвами становились не только партийные работники, председатели колхозов, милиционеры, но также учителя, врачи и члены их семьи, даже маленькие дети. Можно ли это оправдать? - спросил я у режиссёра Джонаса Омана, родившегося в Швеции и живущего ныне в Вильнюсе.

- Партизанская война очень сложная. И очень грязная, - ответил Джонас Оман. - Фильм касается очень сложной истории литовского сопротивления после 2 мировой войны. Там и идеализм, и предстельство, и желание выжить, и множество ошибок, и геноцид, в результате которого погибло более 10% 3-миллионого народа. Главная мысль картины - большая цена, какую малые народы всегда были вынуждены платить за своё выживание, за свою независимость. И ещё. При советской власти лесных братьев рисовали только как бандитов, террористов. Сейчас наоборот: они только герои. Мы же старались показать и светлые, и тёмные стороны этого сопротивления.

Сорежиссёр фильма, родившийся в Америке и живущий в Нью-Йорке внук бывшего посла Ливы в ООН Винцас Сруогинис:

- Да, мы изначально задались целью никого не обелять и не очернять. Мы хотели спровоцировать открытую дискуссию с помощью очевидцев и участников событий. У каждого из этих людей был свой взгляд, своя правда и своя оценка прошлого.

В интервью создатели фильма прамо указывали на параллели с Украиной.

- Россия, - говорит Джонас, - всегда пыталась контролировать соседние государства и народы. Так это было с республиками Прибалтики, так это сейчас с Украиной. Сначала литовцы очень рассчитывали на помощь Запада. Но Запад не помог. Тогда литовцы стали бороться самостоятельно. Война продолжалась целое десятилетие. В 1990-м году Литва вновь стала независимым государством.

Работа над фильмом длилась 6 лет. Были подняты архивы в Москве и в Вашингтоне, съёмки велись в этих городах, а также в Нью-Йорке, в Литве, Латвии и в Эстонии.

Продюсер картины Марк Джонстон, родившийся в Швеции и живущий в Калифрнии:

- Я не знал истории сопротивления в Литве, пока не приехал в эту страну в качестве туриста. В Вильнюсе я побывал в потрясающем музее, где узнал о геноциде литовского народа в период советской оккупации, о движении сопротивления. За 6 лет работы над фильмом мы стали единой семьёй. Так что картина стала плодом нашей общей работы, в которой стёрлись границы между продюсером, сценаристом, режиссёрами, операторами, редакторами... Когда мы сочли, что картина получилась, мы выпустили её на американский экран.

Режиссёр Винцас Сруогинис:

- В Америке живут немало литовцев. Им наш фильм будет наверняка интересен. Впрочем, как и выходцам из Латвии, Эстонии, а также из России, Беларуси, Украины и других республик бывшего СССР, мечтавших о независимости. Интерес есть и у американцев, что ясно из рецензий в газетах "Нью-Йорк Таймс", "Голливуд Репортер" и других. Этому интересу способствуют нынешний российско-украинский конфликт и внимание всего мира к ситуации в Восточной Европе.

- Винцас, история вашей семьи связана с событиями, о которых рассказывается в фильме?

- Да. Но у меня были только общие знания. Во время работы над фильмом я узнавал интереснейшие детали. Но главное - я познакомился с непосредственными участниками тех событий и, благодаря общению с ними, многое понял.

- Вы считаете, что и те, кто сопротивлялись советской оккупации, и те, кто просто хотели выжить и потому работали на власть, были жервами того исторического периода?

Продюсер Марк Джонстон:

- Если мы имеем дело с населением, которое недовольно происходящим, долг правительства, советского, российского, любого другого, признать этот факт, услышать голос своего народа. Если правительство злоупотребляет своей властью и прибегает к насильственным методам против недовольного населения, то это население восстаёт. Вот что произошло в Литве, начиная с 1944 года, вот что произошло в Киеве на Майдане, вот что может произойти в Москве. Это типично для любой страны: люди пытаются высказать своё мнение более радикально, если правительство не хочет его слушать.

Джонас Оман:

- История повторяется, история живая. То, что сейчас происходит на Украине, в Грузии и так далее, это результат российских империалистических амбиций, которые вспыхнули с новой силой. Для Литвы и других малых независимых государств, которые граничат с Россией, или которые входили в состав Российской империи, а потом Советского Союза, проблема сохранения независимости остаётся очень актуальной. Им приходится постоянно доказывать своё право на существование. Пример - Украина. Мы, литовцы, боимся за свою страну, поэтому поддерживаем Украину в её борьбе за независимость. Я сам был несколько раз на Украине. Люди в Литве спрашивают меня: "Почему ты занимаешься Украиной?" Я отвечаю: "Вы сами меня учили своим примером, своим сопротивлением во время революции 1990-91-го года, когда показали, что мы - народ, готовый бороться за свою свободу. Теперь это показывает народ Украины. Как же ему не помочь?" Если бы в своё время литовскому сопротивлению помогли соседние страны, помог Запад, десятки тысяч жизней удалось бы сохранить. Наученные горьким опытом прошлого, мы должны помогать тем, кто подвергается внешней агрессии. Наш фильм не только о Литве, не только о Прибалтике. Это больше фильм о человеческом характере и о праве выбора.

Продюсер Марк Джонстон:

- Надо стараться решать проблемы мирным путём, но когда совершаются преступления против человечности, наш долг противостоять этому. Мы, кинематографисты-документалисты, должны раскрывать малоизвестные факты истории, а зрители должны находить параллели с современной жизнью и делать свой выбор. Надо знать историю и извлекать из неё уроки.

...После премьеры в Нью-Йорке фильм "Невидимый фронт" вышел в Чикаго, а затем в Лос-Анжелесе.