Стратегические партнеры США в Азии

Опубликовано: 15 мая 2014 г.
Рубрики:

Президент США Барак Обама совершил недавно поездку по четырем странам Азии. Она началась с Японии и Южной Кореи, а завершилась Малайзией и Филиппинами. Вояж Обамы расценивается как важный элемент декларируемой им стратегии поворота внешней политики Америки от Европы и Ближнего Востока в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Белый дом признает, что его декларации пока что далеки от реальности. Но помог ли нынешний визит сузить этот разрыв?

У визита Обамы три темы — военная, экономическая и гуманитарная. Последняя заключается в продвижении демократических институтов в странах региона, который, по расчетам Белого дома, станет вскоре важнейшим стратегическим партнером США, а потому должен отвечать высоким цивилизационным стандартам. Обама намеревался ехать в Азию еще осенью прошлого года, но этого не случилось из-за бюджетного секвестра, парализовавшего официальный Вашингтон. В исходный план вояжа входила Индонезия, на которую приходилась основная тяжесть гуманитарной составляющей президентской повестки. За истекшее время программа изменилась, Индонезия ныне охвачена предвыборной лихорадкой, а потому она была заменена на Малайзию, где лейтмотивом встреч Обамы с официальными лицами и представителями общественности тоже было демократическое строительство, гражданские свободы и права человека.

Из Малайзии Обама направился в Манилу; его визит на Филиппины являлся государственным. Обама и президент Бенигно Акино подписали договор об углублении сотрудничества в области обороны. В начале 90-х годов весь персонал американских военных баз на Филиппинах покинул страну по требованию националистически настроенных местных политиков. Однако угроза исламского терроризма и территориальные конфликты с КНР, обострившиеся до того, что китайские корабли в настоящее время блокирует филиппинский погранотряд на одном из спорных островов, вынудили действующую власть восстановить военные контакты с США.

Северная Корея намеревалась отметить прибытие Барака Обамы в южнокорейский Сеул четвертым по счету ядерным испытанием — как было заявлено, «нового типа». Возможно имелся в виду взрыв уранового, а не плутониевого заряда, который был задействован в первых трех испытаниях. Либо первое испытание миниатюризованного боеприпаса, которым Пхеньян пока что может оснастить свои межконтинентальные баллистические ракеты, чтобы они были способны поражать цели на американском континенте. И то, и другое явилось бы прорывом в ракетно-ядерных разработках КНДР. Однако пока президент был в Сеуле, ничего не произошло. Канонада, которая действительно предшествовала прилету американского гостя в Сеул, была конвенциональной: между Севером и Югом произошла интенсивная, хотя и бескровная, артиллерийская дуэль. В прошлом, не имея опоры в лице живого американского президента, Юг старался не отвечать силовым образом на вооруженные провокации Севера. Перед отлетом из страны Обама заявил: «Соединенные Штаты не используют свою военную мощь ради установления господства над другими странами, но применят ее, не колеблясь, чтобы защитить национальную безопасность Южной Кореи и наши общие ценности». Президент также обещал умножить усилия, направленные на то, чтобы не допустить превращения КНДР в ядерную державу.

Трехдневный государственный визит Обамы в Токио, несмотря на старания обеих сторон, не увенчался подписанием двустороннего торгового договора: Япония пока не готова снять все ограничения на американский сельскохозяйственный и рыбный экспорт, как Обама не решается на абсолютно бесквотовый ввоз в США японских автомобилей. Скорее даже не сам Обама, сколько его однопартийцы в Конгрессе, чей электорат не особо жалует фритредерство (политика на мировом рынке, когда правительства не ограничивают экспорт и импорт товаров — Ред.). Демократы, составляющие сегодня большинство в Сенате, не хотят продлевать Белому дому полномочий заключать такие внешнеторговые договора, которые подлежат утверждению только целиком «да — нет», без права внесения в них законодателями постатейных поправок. «К чему нам идти на уступки, если нет уверенности в том, что Сенат не выхолостит любой компромисс?» — задаются вопросом торговые партнеры США.

Двусторонняя договоренность с Японией — неотъемлемый элемент фритредерского пакта, который, в перспективе, охватит двенадцать стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Некоторые из этих стран в обмен на участие в торговом союзе требуют увеличения своего влияния в Международном валютном фонде. Администрация Обамы не против этой идеи, но ей противятся уже не демократы, а республиканцы, имеющие блокирующий пакет голосов в нижней палате Конгресса.

Помимо экономики в центре внимания токийского саммита стояли военные вопросы, касающиеся как ракетной угрозы Японии со стороны Северной Кореи, так и конфронтации с Китаем, оспаривающим у нее суверенную принадлежность гряды островов Сенкаку (или Дяоюйдао — по-китайки) в Восточно-Китайском море. Позиция США по архипелагу, так, как ее сформулировал, Обама, звучала, по оценке ряда наблюдателей, немного двусмысленно, но это не остановило Пекин от яростной отповеди заявлению президента. По нашей просьбе слова Обамы прокомментировал замдиректора аналитического центра Foreign Policy Initiative Роберт Зарате:

— Президент высказался очень осторожно и, как мне лично показалось, очень четко: по вопросу о том, кому принадлежит Сенкаку, Вашингтон официальной позиции не имеет и выступает за мирное урегулирование спора. Красной черты юридического свойства Обама вокруг архипелага не провел. В то же время он подтвердил, что именно Япония, а не Китай осуществляет повседневное административное управление островами, и коль скоро это так, то на Сенкаку распространяется договор о взаимной обороне между США и Японией, который агрессия Китая в отношении указанных территорий неизбежно приведет в действие.

— Администрация Обамы много говорит о развороте к Азии, подразумевая под этим неявным образом сдерживание гегемонистских устремлений Китая, но при этом проявляет кажущуюся, по крайней мере, нерешительность и в сирийской кризисе, и сейчас — в противостоянии вокруг Украины. Визит Обамы, наверное, призван развеять сомнения игроков на востоке Азии относительно намерений США и далее играть активную роль в мире, не так ли?

— «Наших союзников тревожат не только дипломатические шатания администрации, но и то, что она методично и масштабно сокращает военный бюджет США. Недофинансирование — вещь объективная: быстро обернуть вспять кумулятивное убытие военной мощи ни кому не под силу. К тому же, наши стратегические партнеры, фактические и потенциальные, прекрасно понимают, что великая держава, которая хочет, чтобы ее уважали, не имеет права своевольно стряхивать со своих ног прах одних регионов и своевольно же поворачиваться к другим. Если сверхдержава не в состоянии поддерживать свое присутствие во всех ключевых точках земного шара одновременно, она просто-напросто перестает быть таковой. Из разговоров с высокопоставленными японскими представителями я вынес впечатление, что они, в отличие от нас, лучше видят глобальные взаимосвязи. Так, после Фукусимы Япония не возродила свою атомную энергетику, а потому и поныне полагается на импорт нефти. В свете этого вполне естественно, что она следит за состоянием ядерных переговоров Запада с Ираном, беспокоясь о сохранности импортируемой нефти у источника, и за обстановкой в Малаккском проливе, через который по пути в Азию проходят нефтяные танкеры из зоны Персидского залива. Что уж тут удивительного, если Япония, озабоченная безопасностью энергоресурсов и путей их транспортировки, хочет, чтобы США оставались не только тихоокеанской, но и мировой державой?

Как бы то ни было, во внешнеполитической концепции американской администрации Азии отведено центральное место, доказательством чего является предстоящая уже осенью этого года вторая поездка туда президента Обамы; она будет включать остановки в Китае, Бирме и Австралии. Особое внимание Азии уделяет не только исполнительная, но и законодательная власть в Америке, и одновременно с Обамой там гостила межфракционная делегация видных парламентариев. Их принимали на очень высоком уровне, они обсуждали те же вопросы, что и глава государства, и, как заметил Роберт Зарате, Белый дом прозрачно намекал, что в двух параллельных вояжах нет ровным счетом никакой надобности. В Токио, между прочим, Барак Обама прибыл без членов своей семьи, и этим отступлением от протокола государственных визитов, если верить японской прессе, уколол некоторых местных политиков. Неприезд Мишель Обамы ранил их как будто еще и потому, что совсем недавно она вместе с обеими дочерьми совершила широко освещавшуюся поездку в Китай. Впрочем, экспертное сообщество едино во мнении, что это маленькое дипломатическое faux pas не нанесет долгосрочного вреда американо-японским отношениям.