Маэстро Владимир Спиваков: Постараемся стать достойными счастья

Опубликовано: 1 апреля 2014 г.
Рубрики:

Spivakov_Vladimir1_1.1280x1024.jpg

Владимир Спиваков
Владимир Спиваков
Складывается впечатление, что либо маэстро Владимир Теодорович Спиваков умеет магическим образом раздвигать время, либо у него есть несколько двойников-помощников, потому что трудно представить, как один человек может одновременно заниматься столькими глобальными делами: руководить двумя музыкальными коллективами — Национальным филармоническим оркестром России и Государственным камерным оркестром «Виртуозы Москвы», ежегодно давать 120 концертов по всему миру, записывать альбомы,  быть президентом Московского международного дома музыки и возглавлять работу Международного благотворительного фонда. При словах «Владимир Спиваков» на лице появляется улыбка. Наверное, такое человеческое качество, как солнечность натуры, — заразительно. Он — идеальный образец человека, который всего в жизни достиг сам. 

— Какие сильные стороны вашего характера сложились благодаря родительскому воспитанию, а какие были сформированы внешними обстоятельствами? 

— Главным я считаю то, что родители подарили мне сердце, способное любить людей. Жизнь, безусловно, вносила коррективы, но когда есть вот такой стержень, то от него далеко не отходишь. 

— Что для вас является критерием успешности человека? 

— Успешными я считаю не тех людей, которые обладают золотыми, платиновыми или еще какими-то карточками с огромным счетом, а тех, кто создал что-то новое. Стив Джобс, например, с моей точки зрения успешный человек. 

— В каких ситуациях известность вам помогает, а в каких мешает? 

— Мешает невозможность уединения, часто так случается. Например, у меня иногда бывает мечта подышать свежим воздухом, немножко отдохнуть и полежать на раскладушке где-нибудь в рязанском лесу, но это не удается. А помогает... у меня есть такое правило: «Не следует быть гордым, когда просишь за других». Когда приходится просить за других, известность помогает. 

— Бывают ли в вашей жизни ситуации, когда разум и сердце вступают в противоречие? 

— Знаете, мы с одним моим приятелем написали такие строки: 

 

Нас всюду преследует 

                                         выбор тревожный, 

И с разумом сердце сшибается вхруст. 

Мы греемся часто у истины ложной 

И мерзнем у правды, щемящей, 

                                                 как грусть. 

 

— Есть ли у вас ощущение внутренней гармонии и полноты жизни? 

— Есть такое ощущение. 

— В какой момент вы его почувствовали? 

— Оно появилось после того, как я увидел результаты деятельности благотворительного фонда, созданного мною почти двадцать лет тому назад. 

— Знакомо ли вам чувство белой зависти? 

— Вообще говоря, зависть — чувство само по себе незавидное. «Низкая и трусливая страсть» — так называл зависть Ларошфуко. Может быть, белая зависть и существует как понятие, зовущее к соревнованию, но, когда в человеке борются такие чувства, я бы предложил почитать книжку русского философа Ивана Александровича Ильина «Книга раздумий» или труды отца Александра Меня, и сразу все уляжется. 

— Если бы сейчас была возможность отправить письмо себе шестнадцатилетнему, что бы вы там написали, от чего бы предостерегли? 

— Я бы положил в карман себе шестнадцатилетнему древнюю мудрость, которая гласит, что человек познается по трем вещам: в путешествии, в гневе и по карману. 

— Какими качествами должен обладать человек, чтобы вы полностью доверяли ему? 

— Добротой и совестью. 

— На своих концертах вы часто сажаете зрителей, у которых нет билетов с местами, прямо на сцене. Были ли случаи, когда зрители на сцене мешали музыкантам? 

— Всякое бывает. Такой случай был у нас один раз в Грузии на открытии зала, который построен был благодаря дирижеру Джансугу Кахидзе. Тогда вдруг в полной тишине за нашим контрабасистом Григорием Ковалевским, который сейчас является директором оркестра «Виртуозы Москвы», раздался голос человека, у которого на каждом колене сидело по ребенку. Он сказал: «Подвинься, слушай, детям Спивакова не видно!» 

— Не секрет, что среди людей, посвятивших себя высокому искусству — театру, балету, музыке — нередко идет гнусная подковерная борьба с применением отнюдь не безобидных средств, взять хотя бы недавний инцидент с Сергеем Филиным. В вашем цехе наблюдается что-то подобное? (17 января 2013 года на художественного руководителя балета Большого теат­ра Сергея Филина возле его дома в Москве было совершено нападение. Неизвестный облил кислотой лицо балетмейстера). 

— В нашем цехе, к счастью, такой борьбы нет. А то, что случилось с Сергеем Филиным, для меня является просто совершенно непостижимым. 

— Многие музыканты считают, что инструмент не вполне вещь, а скорее существо одушевленное. Бывало ли так, что ваша старинная скрипка работы Антонио Страдивари проверяла вас «на слабо»? 

— Да, в прошлом году, когда я вдруг решился в совсем в общем-то немолодом возрасте сыграть десять сольных концертов в США в крупнейших залах: Чикаго, Бостоне, Нью-Йорке (в Карнеги-холле), Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, тогда она проверяла меня «на слабо». Но мы со скрипкой хорошо поговорили, и она дала мне возможность отыграть концерты и больше проверок не устраивала. 

— Похоже, что с таким графиком работы вы, как и великий Зубин Мета, отдыхаете только в адажио. Бывает ли у вас нормальный отдых с семьей? 

— Действительно, однажды в интервью с Зубином Метой журналистка задала ему подобный вопрос про отдых, и он ответил: «Я отдыхаю в адажио симфонии Брукнера». Мне это не знакомо, я не могу отдыхать ни в адажио, ни в ленто, нигде. У меня есть конец июля и август, когда я отказываюсь от любых предложений для того, чтобы провести время с семьей, с дочерьми. 

— Вы — человек чрезвычайно начитанный, знаете наизусть множество стихов. Когда вы успеваете черпать и из этого «колодца»? 

— Я в принципе читаю каждый день перед сном или в самолетах, если, конечно, нет горящих партитур, призывающих к многочасовой работе в связи с ближайшими концертами. 

— За без малого двадцать лет работы вашего Фонда более двух с половиной тысяч юных музыкантов были его стипендиатами. Можете ли вы назвать несколько фамилий ваших подопечных, ставших за этот период признанными мастерами? 

— Можно назвать фамилии музыкантов, которые уже на Олимпе: это, скажем, Евгений Кисин, Аркадий Володось, Дмитрий Корчак, Василий Ладюк, Анна Аглатова, а из совсем недавних — Юлиана Авдеева, Александр Романовский, Алексей Гринчук, Кирилл Солдатов. Можно перечислить очень много фамилий одаренных молодых людей. 

— Как вы полагаете, музыкальная одаренность в большей степени имеет генетические корни или это божья искра, случайно залетевшая в новорожденного ребенка? 

— Может быть, то, что иногда кажется случайным, на самом деле является закономерным. Я в принципе верю в одаренность каждого ребенка, это уже заложено в нем. Вопрос просто в выборе пути к своему предназначению и помощи взрослых. Существует такое представление, что дети — это как выпущенная из лука стрела, но траекторию-то все-таки задают взрослые. 

— Что вас больше всего тревожит и удручает в нынешней России? 

— Многочисленные примеры безбожия, власть денег и отсутствие национальной солидарности. 

— Кому, по-вашему, принадлежит история народа: ему самому, царю, поэту? 

— На этот вопрос еще Пушкин ответил Карамзину. Карамзин, написавший «Историю государства Российского», сказал, что история народа принадлежит царю, а Пушкин считал, что история народа принадлежит поэту. Но поскольку поэт — все-таки человек, что называется, из народа, поэтому, думаю, история принадлежит поэтам и народу. 

— Вы предостерегали народ от «раскачивания лодки», но ведь большинство наших людей просто «сидят на берегу» и даже не подходят «к воде». Вы верите в возможность создания в России активного гражданского общества? 

— Я считаю, что создание гражданского общества возможно, если обратить серьезное внимание на воспитание детей еще в дошкольном возрасте, на широкомасштабное образование, что естественным образом приведет к подлинной креативности, толерантности и неравнодушию. 

— Это процесс эволюционный или должна сложиться какая-то революционная ситуация? 

— Не приведи Господь такого. Опять же Александр Сергеевич сказал про «бунт, бессмысленный и беспощадный». Не дай Бог революционной ситуации, мы это уже проходили. 

— Вы — меценат, безвозмездно помогаете очень многим людям. Как вы полагаете, что нужно сделать, чтобы в стране появилось как можно больше именно меценатов, а не спонсоров, ищущих прежде всего личной выгоды от инвестиций? 

— Во-первых, должен быть закон о меценатстве, вопрос о котором муссируется долгие годы. Вообще говоря, вопрос помощи нуждающимся — это вопрос нравственности, а Иммануил Кант как-то сказал, что нравственность учит не тому, как стать счастливым, а как стать достойным счастья. Вот и постараемся стать достойными счастья. 

 

Юбилейный концерт оркестра «Виртуозы Москвы», посвящённый 35-летию коллектива состоится 10 мая в Strathmore Hall в North Bethesda. В программе концерта произведения Моцарта, Чайковского, Шостаковича и Астора Пьяццоллы. 

Билеты можно приобрести во всех театральных кассах, по телефону 240.401.7818 и на сайтe www.strathmore.org