Санкции в отношении России

Опубликовано: 1 апреля 2014 г.
Рубрики:

Российские и западные правозащитники, политики и общественные деятели, не скрывавшие своего разочарования первым раундом санкций в отношении России, введенных за аннексию Крыма, выражают удовлетворение тем, что уже по прошествии трех дней Вашингтон расширил список россиян, попадающих под действие американских запретительных мер визового и финансово-коммерческого характера. 

Как пишет газета «Вашингтон пост», у Алексея Навального, опубликовавшего 20 марта статью в «Нью-Йорк таймс», призывающую к ужесточению санкций, есть основания быть довольным последним решением администрации Обамы. Газета приводит также положительные отклики на шаг Белого дома видного бизнесмена Билла Браудера, чью компанию Hermitage Capital, ограбленную российскими чиновниками, пытался спасти покойный Сергей Магнитский. И Навальный, и Браудер выражали неудовлетворение первым и скромным, по их оценке, раундом санкций, который Белый дом огласил 17 марта против лиц, далеких от Путина и не владеющих значительными авуарами за рубежом. Создается впечатление, заявляли критики, что Путин и его соратники защищены чудотворной непробиваемой броней. 

Из девяти человек в российском истеблишменте, которых Навальный упомянул в своей статье в «Нью-Йорк таймс» как объектов заслуженной кары за расчленение Украины, под последние санкции попали четверо. В том числе, люди из ближайшего окружения Путина, такие, как Сергей Иванов, Геннадий Тимченко и братья Ротенберги. В штрафном реестре не значатся, правда, ни шеф «Роснефти» Игорь Сечин, ни глава «Газпрома» Алексей Миллер, но в нем фигурирует одно юридическое лицо — петербургский банк «Россия». Все его расчеты в долларах, а также счета в американских банках-корреспондентах, блокированы президентским указом. Для Билла Браудера это добрая весть, вселяющая надежду на то, что Барак Обама рано или поздно применит санкции к предприятиям ключевых секторов российской экономики. По словам бизнесмена, «следует также распространить штрафные меры на частные и юридические лица, которые управляют активами или иным образом извлекают выгоду из сотрудничества с теми, кто внесен в список Минфина США. Удар по этим доверенным лицам посеет настоящую панику в правящем классе России». 

Наряду с мерами точечного характера Запад объявил и о макромерах, таких как отмена встречи в верхах «Большой восьмерки» и саммита ЕС — Россия. Еще одним средством воздействия на Москву может быть шаг, не являющийся формально санкционным, но, по сути, играющий ту же роль, что и санкции. Речь идет об объявленном 20 марта решении ведущего международного рейтингового агентства Standard & Poor’s понизить прогноз суверенного рейтинга России со «стабильного» до «негативного». «Повышенные геополитические риски и санкции за присоединение Крыма могут привести к снижению потенциальных инвестиций, увеличить отток капитала и дополнительно ослабить и без того ухудшающиеся экономические показатели», — отмечает агентство. Понижение суверенного рейтинга данной страны связано, как правило, с тем, что оно вынужденно платить более высокий процент по зай­мам. 

Оценить значимость и эффект последнего раунда санкций мы попросили ведущего специалиста Гудзоновского института Ричарда Вайца (Weitz): «Проблема заключается в том, — и появилась она на свет не вчера, — что у Соединенных Штатов нет по-настоящему действенных отрицательных или положительных стимулов экономического характера, с помощью которых мы могли бы влиять на политику России на международной арене. Мы не в силах ее адекватно наказать за локальную агрессию, не наказав попутно себя в равной или даже большей степени, либо поощрить ее к конструктивной политике посредством финансовых, инвестиционных или торговых инициатив. Иран, например, совсем другое дело, мы на него способны воздействовать очень сильно. Таким образом, шаги в отношении России, о которых объявляет администрация, являются, на мой взгляд, попыткой успокоить общественное мнение и Конгресс, они не рассчитаны на то, чтобы изменить поведение Москвы. Наши экономики для этого не достаточно взаимозависимы.» 

Лица¸ подвергшиеся санкциям, как полагает эксперт Гудзоновского института, могут перевести свои финансовые операции с западных рынков в Китай или в зону Персидского залива. Потери для них будут небольшие. Но санкции, номинально направленные против России, замечает Ричард Вайц, адресованы также аудиториям, находящимся вне ее пределов, а потому могут вводиться безотносительно к их непосредственной эффективности. 

«Демарш России в Крыму встревожил и азербайджанцев, и казахов, жителей Польши и государств Балтии, продолжает Ричард Вайц. — Соединенные Штаты не могут игнорировать чувство беспокойства, возникшее в этих странах, и поэтому вынуждены предпринимать ответные шаги и сносить встречные действия Кремля хотя бы ради того, чтобы развеять тревогу своих союзников и друзей. Пока что, как мне кажется, санкции, которые мы применяем к России, только повышают рейтинг Путина в стране и не создают никаких предпосылок к тому, чтобы он отступил.» 

Даже второй раунд санкций не означает, по мнению нашего собеседника, заметного сдвига в российской политике Барака Обамы. Вайц возлагает больше надежд на то, что сейчас делают европейцы, которые имеют подлинно близкие связи с Россией, чем на меры, объявленные американской администрацией. За заявлениями Ангелы Меркель Кремль угадывает настроения всей Европы; приостановка переговоров об установлении безвизового режима является для России мерой реально болезненной. Несколько дней назад, действуя на параллельном направлении, Международный комитет Европейского парламента довел до 32 число крупных российских чиновников и членов их семей, занесенных в «список Магнитского». Американский вариант списка включает только 18 имен, а количество имен, присутствующих в обоих списках, не превышает четырех. По-видимому, чем больше бы списки дублировали друг друга, тем сильнее был бы их резонанс. 

Ситуация вокруг Крыма станет предметом двусторонних консультаций президента Обамы с лидером КНР Си Цзиньпином и руководителями других стран, собирающимися в Гааге на третий саммит по ядерной безопасности. Прибудет ли на саммит Владимир Путин, пока не ясно.


Санкционные списки США и Евросоюза по отношению к России

Во «второй» санкционный список США вошел «Банк Россия», а также Евгений Бушмин, зампредседателя Совета Федерации; Владимир Джабаров, сенатор; Андрей Фурсенко, помощник президента; Алексей Громов, первый заместитель руководителя администрации президента; Сергей Иванов, глава Администрации президента; Виктор Иванов, глава ФСКН; Владимир Кожин, управделами президента; Юрий Ковальчук, председатель совета директоров банка «Россия»; Сергей Миронов, депутат Госдумы, лидер партии «Справедливая Россия»; Сергей Нарышкин, председатель Госдумы; Виктор Озеров, председатель комитета Совфеда по обороне и безопасности; Олег Пантелеев, сенатор; Аркадий и Борис Ротенберги, бизнесмены; Николай Рыжков, сенатор; Игорь Сергун, начальник ГРУ Генштаба; Геннадий Тимченко, бизнесмен; Александр Тотоонов, сенатор; Владимир Якунин, глава РЖД; Сергей Железняк, вице–спикер Госдумы. В списке оказались почти все члены кооператива «Озеро» и личные друзья Путина, о котором подробно в течение нескольких последних лет писали в своих экспертных докладах Борис Немцов и Владимир Милов («Путин. Итоги.», «Путин и кризис», «Сочи и Олимпиада» и других), а также Алексей Навальный в своих многочисленных публикациях в интернете. Это Аркадий и Борис Роттенберги, получившие 7 миллиардов долларов, занимаясь олимпийской стройкой в Сочи; Геннадий Тимченко, основатель компании Gunvor, крупнейший торговец российской нефтью, который однако успел продать свои акции своему партнеру по бизнесу накануне введения санкций; глава РЖД Владимир Якунин. В первый «черный список» США вошли спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, помощник президента Владислав Сурков, советник президента Сергей Глазьев и зампредседателя правительства Дмитрий Рогозин. 

Аналогичный санкционный список ввел Европейский Союз. В него попали: руководитель агентства «Россия сегодня» Дмитрий Киселев, помощник президента России Владислав Сурков, вице–премьер России Дмитрий Рогозин, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, спикер Государственной думы Сергей Нарышкин, советник президента Сергей Глазьев, заместитель командующего Черноморским флотом Александр Носатов, заместитель командующего Черноморским флотом Валерий Куликов, командующий вооруженными силами в Крыму Игорь Турченюк, депутат Государственной думы Елена Мизулина, а также ответственные за проведение референдума в Крыму Михаил Малышев и Валерий Медведев. Всем фигурантам списка закрыт въезд в Евросоюз. Кроме того, будут заморожены их счета в европейских банках.