Путешествие по городам Америки. Часть 3

Опубликовано: 4 августа 2014 г.
Рубрики:

продолжение , начало в статье Часть 1 

Часть третья

Нью-Йорк стоит мессы

Худо-бедно, но моя программа экономии покаработает. Иногда целый день питаюсь одними пиццами. Дешево, быстро, сытно, и, главное, не приедается. Мне кажется, нью-йоркские и нью-джерсийские пиццы вкуснее моих кентуккийских. И на каждом шагу. Только на одной главной улице маленького Метачена восемь пиццерий. Конкуренция жуткая. Тяжелое наследие прежнего засилья итальянцев в Нью-Джерси.

Моя «холостяцкая» квартира оправдывает свой статус. Полностью меблированная, но без телевизора, телефона, пустой холодильник. Завтракаю и ужинаю «на стороне». На стене «иконостас» – коллаж портретов людей, у которых хозяин брал интервью. Весь современный российско-еврейский бомонд плюс «просто» русские – от академика Капицы до Горбачева. На полках свои и подаренные авторами книги. По вечерам кое-что листаю. Для серьезного чтения нет сил, за день выматываюсь и рано ложусь спать.

Каждое утро выезжаю в Нью-Йорк с железнодорожной станции Метачен. На перроне и в электричкесплошь азиатские и латиноамериканские лица. Дамы – загляденье. Плоскогрудые, мальчишеского сложения филиппинки и вьетнамки. Коренастые, без шеи и талии, латинос. Пышнотелые индуски при усах и пушкинских бакенбардах. Недалекое будущее Америки. Коренные жители Нью-Джерси мигрируют на юг страны, вакуум заполняет Третий мир.

Электричка – удобный вид транспорта, но если вы встречаете гостя из Европы в аэропорту Нью-Джерси – Ньюарке – ни в коем случае не везите его в Нью-Йорк по железной дороге. Вполне возможно, ваш гость решит, что попал в Америку времен Великой депрессии. Удручающие пейзажи тотальной разрухи. Заброшенные депо, пакгаузы, техника, дома, свалки, списанные ржавые мосты, притулившаяся к дороге тюрьма. Лучший способ разочароваться в Америке – смотреть на нее из окна вагона.

Узнать весь Нью-Йорк, значит, объять необъятное. Словами Евтушенко, это человечество, спрессованное в город. Ставлю перед собой скромную задачу – ближе познакомиться с Манхэттеном. Не в обиду другим районам-боро Нью-Йорка, Манхэттен самая интересная часть мегаполиса. Общее представление у меня есть, на сей раз решил смотреть остров по частям. Каждый день – один район Манхэттена, сверху вниз по карте. Подход себя оправдал. Если раньше для меня апстейт, мидтаун, даунтаун или нижний Манхэттен были абстракцией, сейчас я реально представляю, что и где находится, чем интересно. Тем более, я старался минимально пользоваться транспортом. Самое лучшее средство узнать город, обойти его – насколько возможно – пешком.

Рассказывать об истории и памятниках огромного мегаполиса в рамках очерка непосильная задача, на это есть соответствующая литература, море путеводителей и справочников. Но не могу не упомянуть несколько личных открытий.

Вообще-то новое знакомство с Манхэттеном я хотел начать с Гарлема, но в последний момент струсил. Говорят, сегодняшний Гарлем не так опасен, как в былые времена. Но «не так опасен» - это как? Убивают и грабят через раз? Как и в любом американском городе, в Нью-Йорке сотни бесплатных музеев, достопримечательностей и экскурсий. Только надо этим умело пользоваться. Самое ценное для туриста – нужная информация. Например, билет в Метрополитен-музей стоит 25 долларов, но если вы знаете волшебное слово, то один. Это слово donation” – дар, благотворительность. Мой визит в один из лучших музеев мира стоил ровно доллар.

Забегая вперед, я сделал для себя занимательную калькуляцию. Если бы я пользовался услугами обычных туристических бюро, недельное знакомство с Манхэттеном мне обошлось в 800-900 долларов. Моя схема «сабвэй-карта-ноги» стоила мне около сотни. Если, конечно, не жаль ноги кроссовок. Туристический Вашингтон мог мне стоить 500-600 долларов, фактически я уложился в нью-йоркские траты. Увидев гораздо больше, чем мог из окна автобуса. Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов природную выносливость. Не каждый способен в день наматывать десятки пеших километров. Под конец и моя машина стала давать сбои. Посреди моста через Потомак-ривер в Вашингтоне меня едва не хватил тепловой удар.

Главные мои манхэттенские открытия этого годаChina Town, Little Italy, SoHo, Greenwich Village, Freedom Tower. Из сотен наций и народов в Нью-Йорке лишь две удостоились чести иметь собственные районы – итальянцы и китайцы. Я представлял «Китай-город» и «Маленькую Италию» солидными районами. На самом деле, каждый из них занимает небольшие площади. China Townтипичный южный базар с множеством магазинчиков, лавок, палаток, ресторанчиков и дешевых забегаловок. Грязные тротуары забиты лотками с овощами, фруктами и китайской снедью. В воздухе приторный запах. Я хотел пообедать в китайском квартале, но от аппетита не осталось и следа. В лавках и палатках море бренда по бросовым ценам – вся китайская «контрабанда» сделана на соседней «Малой Арнаутской». Что роднит русский Брайтон с Чайна-тауном, так это кэш. Современные способы платежей здесь не в почете.

Небольшое отступление. Приехать в Нью-Йорк и не заглянуть на Брайтон – для русского эмигранта великий грех. Тем более, когда есть спецпоручение. Сам Брайтон не самое симпатичное место в Нью-Йорке, внешне вроде заштатного советского райцентра. Но с глубоким «внутренним содержанием». Русскому человеку из американской провинции заходить в брайтонские продуктовые магазины противопоказано. Хочется съесть все и сразу, на год вперед.

 Но вернемся в Манхэттен. Чайна-таун и Маленькая Италия – соседи. На «пограничных» улицах с одной стороны красно-золотые иероглифы, с другой – цвета итальянского флага. И сразу иная цивилизация. Модные магазины, уютные траттории, выносные столики на тротуарах, всюду цветы и итальянская музыка. Сегодня у меня «скоромный» день, могу позволить себе отобедать в симпатичном ресторанчике. Бог послал arugula, tortellini brood, veal saltimbocca fiorentina с замечательным тосканским красным вином. Во! Хозяин – вылитый Дон Корлеоне. Viva bella Italia! Это вам не Чайна-таун.

СоХо и Гринвич-виллидж сразили меня наповал. В оба района я влюбился с первого взгляда. Ничего общего с лондонской столицей преступного мира американский СоХо не имеет. SoHo – сокращение от South of Houston Street«к югу от Хьюстон-стрит». Столица нью-йоркского модерна с причудливой историей.

Нью-Йорк XIXстолетия постоянно горел. На месте деревянных пожарищ стали строить, как в Европе, монументальные 5-6-этажные здания. Но с обязательными противопожарными лестницами на фасадах. Основным строительным и отделочным материалом был …чугун. Сплавбыл дешев и обладал неограниченными художественными возможностями в литье, но выглядел неэстетично. После того, как на него стали наносить напыления под камень и песок, архитектурная Золушка превратилась в прекрасную принцессу. 26 чугунных кварталов СоХо – одно из самых красивых мест мира, в которых мне довелось побывать.Хотя у него пролетарская родословная – трудно поверить, что в XIXвеке за этими роскошными фасадами были цехи многочисленных фабрик и общежития для рабочих. Сегодня это район модерных магазинов, бутиков, художественных галерей, дорогих отелей, студии модных художников и скульпторов.

О Гринвич-виллидж можно сказать двумя словами – нью-йоркский Монмартр. Университет, узкие, извилистые улочки, тенистые парки, уютные ресторанчики, выносные кафе, уличные музыканты и художники, джазовые клубы. В одном из них часто играет знаменитый кинорежиссер Вуди Аллен. Не для денег, для души, Вуди еще и прекрасный музыкант.В Гринвич-виллидж жило целое созвездие имен. Вот лишь часть из них. Гарибальди, Троцкий, ОГенри, Драйзер, Твен, Уитмен, Ирвинг, Эдгар По и Джимми Хендрикс. Из песни слова не выкинешь. СоХо и Гринвич-Виллидж еще и концентрация нью-йоркских гомосексуалов. «Голубым» надо отдать должное – что-что, в плохих местах они не селятся.

И, наконец, южная оконечность Манхэттена – Financial District – финансовое сердце мира. Место величайшей американской трагедии XXI века. Я был здесь трижды. Внутри одной из башен-близнецов в 1995 году. Спустя десять лет около останков бывшего Всемирного торгового центра. И вот сейчас у Freedom Tower– Башни Свободы, первой из будущих близнецов. Интересный факт. Главным архитектором Всемирного торгового центра был японец Минору Ямасаки, автор нового проекта близнецов – Дэниэл Либескинд, американский еврей польского происхождения. У юного Дэниэла были музыкальные таланты, одно время он даже учился в музыкальной школе с Ицхаком Перельманом.

 Но архитектура победила музыку. Работы Либескинда можно встретить во многих городах и странах – Ирландии, Германии, Израиле, Канаде, Гонконге, Франции, естественно, США. В Нью-Йорке, Денвере, Чикаго, и даже в моем Кентукки. Кстати, одно время Либескинд преподавал архитектуру в университете Кентукки. Мир тесен.

 

Башня Свободы – безусловная доминанта Нью-Йорка. 541-метровый небоскреб виден почти во всех районах мегаполиса. Но самые лучшие точки обозрения башни, и всего Манхэттена, конечно же, из нью-йоркской гавани и Нью-Джерси. Панорама вечернего или ночного Манхэттена – фантастическое зрелище. Только ради этого стоит ехать, лететь и плыть в Нью-Йорк. Не говоря уже обо всем остальном. Нью-Йорк стоит мессы.

 фото автора

продолжение следует